Лекция 8. Понятие власти

ПОЛИТОЛОГИЯ

Лекция 2: Понятие власти

1. Теории власти

2. Виды власти

3. Функции политической власти

4. Легитимность

5. Эффективность политической власти

1. Теории власти

Власть - одна из основных категорий политической науки. Как социальное явление она носит универсальный характер. В любом, даже самом примитивном, обществе можно выделить отношения властного типа. В политической науке существует несколько теорий власти, которые с различ­ных позиций трактуют содержание, природу и основание власти.

а) реляционистские теории власти

С точки зрения реляционистских теорий (от англ. relatioп - отношение) власть рассматривается как взаимоотношение как минимум двух субъектов. Характер­ной чертой такого взаимоотношения является оказание влияния одним субъек­том на другого, Методологические основы такого подхода были сформулированы немецким социологом М. Вебером. «Власть, - отмечал он, - возможностьодного социального субъекта реализовать свою волю вопреки сопротивлению других уча­стников политического действия».

Из определения Вебера следует несколько выводов. Во-первых, власть не вещь, не объект, а некоторый срез, аспект отношений, взаимодействий. Во-вторых, она не обязательно проявляется в насилии, так как она есть возможность,а также со­противление других участников можно преодолевать не только с помощью наси­лия. В-третьих, власть непосредственно связана с конфликтом; не всякий конф­ликт предполагает власть, но за любой властью скрывается явный или латентный конфликт.

В 50-е гг. ХХ в. Г. Лассуэлл и Э. Кэплэн предложили рассматривать власть как вид влияния. Здесь уже происходит смещение акцентов по сравнению с определением Вебера, власть не столько возможность, сколько влияние. Рискуя быть обви­ненными в отождествлении влияния и власти, Лассуэлл и Кэплэн уточнили, что власть - это участие в принятии решений. «Г имеет власть над Х в отношении К, если Г участвует в принятии решений, влияющих на политику X в отношении К». Реализация решений опирается на санкции, точнее, на угрозу их применения. «Именно угроза санкций отличает власть от простого влияния». Но понятая та­ким образом власть есть «отношение между людьми. Что же позволяет приме­нять санкции эффективно? Очевидно, это ценности, т. е. значимые для объекта власти ресурсы. Значит, А и В могут иметь власть в различных отношениях над С в том случае, если они могут эффективно контролировать различные ценности С.

Близким по смыслу является и определение американского исследователя Р. Даля: субъект А имеет власть над субъектом В в той степени, в какой он может заставить В сделать то, что В не сделал бы в других условиях. Иными словами, мы можем утверждать, что А имеет власть над В, если поведение последнего является следствием поведения А. Таким образом, наличие власти легко поддается эмпири­ческой проверке. Мы не можем сказать, что А имеет власть над В, если не последо­вала реакция В. Но необходимо также установить, что поведение В является след­ствием именно действий А, а не Т, М или Р.

Власть с точки зрения этого определения не может быть безобъектна. Она все­гда над кем-то. По существу, власть - это «игра с нулевой суммой», где выигрыш во власти одного всегда ведет к проигрышу другого.

Позицию Р. Даля попытались «откорректировать» П. Бэкрэк И М. Бэрэтц, которые отметили, что власть А над B существует не только тогда, когда А может заставить В делать то, что необходимо А, но и тогда, когда А может заставить В не делать то, что необходимо самому В. Чаще всего субъект власти прибегает к недо­пущению определенных действий В тогда, когда они могут угрожать власти само­го субъекта.

Бэкрэк и Бэрэтц предлагают рассматривать власть как одну из форм контроля наряду с авторитетом, влиянием, силой. Специфика этой формы контроля заклю­чается в том, что: а) между А и В есть конфликт в отношении ценностей или на­правления действий; б) B подчиняется желаниям А; и в) В делает это, поскольку опасается, что А лишит его ценности или ценностей, более значимых для него, чем те, которые он будет иметь в результате неповиновения. Таким образом, власть предстает не только как целенаправленное действие, но и как действие непредна­меренное, но достигающее определенных результатов.

Теорию Бэкрэка и Бэрэтца попытался «расширить» С. Льюкс, предложивший включать в сферу власти не только контроль над поведением, но и над ценностями и убеждениями. Контроль над последними чаще всего имеет манипулятивный (скрытый) характер, поэтому власть может быть бесконфликтной по своей струк­туре. Субъект и объект власти могут достигать ложного консенсуса. Льюкс отме­чает: «Высшая и наиболее коварная форма власти - это предотвращение, в той или иной степени, возможного недовольства людей путем формирования у них таких восприятий, знаний и преференций, которые обеспечивали бы принятие людьми своих ролей в существующем порядке - в силу того, что они нe видят альтернативы этому порядку, или потому, что считают его естественными неиз­менным или же божественно предопределенным и выгодным». Таким образом, власть - это еще и способность формировать желания.

Однако замечает Льюкс, желания иногда расходятся с реальными интересами объекта власти. Собственные интересы последний может не осознавать. «Реаль­ными или «объективными» являются интересы, формирующиеся в условиях «реальной автономии» Льюкс приходит к выводу, что власть может осуществ­ляться только тогда, когда объект власти ее не осознает. В том случае, если реаль­ные интересы субъекта и объекта власти совпадают, можно говорить о «кратко­срочной власти». Власть мыслится Льюксом как функция «коллективных сил и социальных механизмов». Таким образом, он сознательно уходит в анализе вла­сти от методологического индивидуализма.

В зависимости от интерпретации оснований власти в рамках реляционистских теорий выделяются три подхода: теория «сопротивления», теория раздела «зон влияния» и теория «обмена ресурсов».

Большинство рассмотренных концепций можно объединить в группу теорий «сопротивления». Их общим «знаменателем» является концентрация внимания на властном воздействии, преодолевающим сопротивление объекта власти (того, на кого направлено действие власти). Преодоление сопротивления может осно­вываться на вознаграждении, угрозе применения негативных санкций, признания объектом власти права ее субъекта отдавать приказы и распоряжения и требовать их исполнения, идентификации объекта власти с субъектом власти и др. Здесь важно оказание влияния субъектом власти на мотивы подвластного; их измене­ние, активизация составляют главное содержание властного воздействия. Ее сто­ронниками также являются Д. Картрайт, Ж. Френч и др.

Другую группу реляционистских теорий власти можно обозначить как теории «обмена ресурсов», среди приверженцев которой П. Блау, Х. Келли, Д. Хиксон, К. Хайпингс, Дж. Хоманс, Р. Эмерсон. Сторонники этого подхода рассматривают властное взаимодействие как своего рода социальный обмен.

Согласно П. Блау, властные отношения возникают тогда, когда объект власти нуждается в ресурсах, которыми обладает субъект власти. В обмен на часть этих ресурсов субъект власти требует от объекта подчинения и выполнения конкрет­ных распоряжений и приказов. То есть власть оказывается производной как от по­требности индивида в дефицитных ресурсах, так и от угрозы применения негатив­ных санкций (ограничения доступа к ресурсам). «Людей можно заставить делать что-то из страха потерять работу, лишиться социального статуса, заплатить штраф или быть подвергнутым остракизму». Таким образом, угроза применения негативных санкций становится тождественной вознаграждению (позитивным санкциям). И за вознаграждение в 100 долларов, и из-за боязни потери 100 долларов человек делает одну и ту же работу, отмечает П. Блау. Разница между наказанием и вознаграждением определяется по отношению к бывшему состоянию объекта. Если состояние ухудшилось, можно говорить о наказании, если улучшилось ­о вознаграждении.

Власть может достигать своих целей, используя определенные ресурсы. Под ресурсами власти понимаются средства, с помощью которых субъект власти конт­ролирует поведение или подчиняет объект власти. А. Этциони предложил выделять три вида ресурсов: утилитарные (материальные и социальные блага), прину­дительные (правоохранительные органы, суды, тюрьмы) и нормативные (законы). Субъект власти, располагая этими ресурсами, может по своему выбору использо­вать каждый из них или их определенные комбинации для оказания влияния.

Поскольку теория социального обмена строится на выгоде, то и власть объяс­няется с позиций выгоды. Б. Бэрри полагает, что власть основывается на неравен­стве выгоды. А имеет власть над В, если его выгода больше, чем у В, или если В не­сет большие потери, чем А.

В теории раздела «зон влияния» власть оказывается функцией наиболее важ­ной и престижной социальной роли. В зависимости от сложившейся ситуации и разделения ролей будет меняться и субъект власти. Автором этой теории считает­ся Д. Ронг, утверждавший, что «акторы постоянно меняются в ролях обладателей и подчиненных власти, если принять во внимание всю целостность их интеракций». Это положение может быть переформулировано следующим образом:

А имеет больше власти над В, чем С в ситуации х, или- А имеет власти над В боль­ше, чем кто-либо другой в ситуации х.

Ронг определяет власть как «возможность индивидов и групп оказать нaмepeренное и предвиденное воздействие на других индивидов и группы». Ронгом было предложено разделять «интегральную власть», монополизи­руемую одним субъектом, и «интеркурсивную власть», т. е. уравновешенную вла­стью других участников социальных взаимодействий. Формами осуществления власти могут быть убеждения, манипулирование и другие формы влияния, не свя­занные с применением или угрозой применения негативных санкций.

б) бихевиоралистская теория власти

Последователи бuxевиоралистской теории власти рассматривают политические отношения как рынок власти. Социальные и политические субъекты активно дей­ствуют на таком рынке, стремясь с наибольшей выгодой реализовать имеющиеся у них ресурсы. Аналогом денег в такой модели является власть, «товаром» ­имидж кандидата, его предвыборная программа, а «покупателями» являются из­биратели, делегирующие власть в обмен на предвыборные обещания. Основой такого «обмена» является взаимное стремление сторон к наибольшей выгоде от «сделки».

в) системная теория власти

Согласно системной теории, власть рассматривается как атрибут социальной системы. Т. Парсонс определял власть как обобщенного посредника. Ее роль в по­литике подобна той, которую играют деньги в экономике. «Мы можем определить власть, - подчеркивал американский социолог, - как реальную способность ... осуществлять влияние на различные процессы в системе». Именно поэтому власть мыслится им как «часть более широкой системы механизмов социального контроля. Поэтому она ориентирована на выполнение элементами cвоих обязательств; достижение коллективных целей, на реализацию системно-инте­гративных ценностей и предполагает в случае неповиновения применение негативных санкций. Ценность власти заключается в выполнении ею своих функций.

Власть, по Парсонсу, это прежде всего институционализированное могущест­во, связанное с высшим положением в стратификационной системе. Но стратифи­кационная система сама производна от ценностных ориентаций. Следовательно, власть основывается на ценностях и ценностных представлениях общества.

Сторонник кибернетического подхода К. Дойч отмечал, что важнейшей функ­цией власти является осуществление коммуникации в социальной системе и ре­гулирование возникающих в ней конфликтов. Таким образом, власть выступала у него и как средство коммуникации, и как средство регулирования конфликтов.

Специфической является позиция французского социолога М. Крозье, соглас­но которой власть может существовать лишь в рамках определенной организа­ции - будь то семья или политический институт. «Власть является ... отношением, а не атрибутом актора». Таким образом, она может проявлять­ся только через отношение акторов в процессе достижения общения цели.

Существенный вклад в исследование власти внес французский социолог М. Фуко. Власть, по Фуко, функционирует всюду. Она - специфический вид от­ношений между людьми, в котором одни могут определять поведение других, но не полностью и не насильственно. Своих целей власть достигает с помощью структурирования возможного поля деятельности. Она возможна только над сво­бодными людьми, имеющими право выбора и альтернативы действий. Эта возможность проявляется в структурировании поля деятельности. Насилие над че­ловеком не есть власть. Власть - это своеобразный ответ действия на действие. Она не подавляет, не наказывает, не подвергает кого бы то ни было репрессиям. Власть есть стратегическое отношение, организующее взаимодействия индиви­дов между собой и с другими группами. «Власть - полагает Фуко, - не есть нечто, что приобретается, вырывается или делится, нечто такое, что удерживают или упускают; власть осуществляется из бесчисленных точек в игре подвижных отно­шений неравенства». Отношения власти не рядоположны другим типам общест­венных отношений, но имманентны им.

2. Виды власти

В политической науке власть анализируется или как политический феномен, или как явление, не ограничивающееся сферой политики. В первом случае любая власть является политический. Правда, в этом случае происходит стирание разли­чия между приватным и политическим. Скажем, власть родителей над детьми также становится политической. Согласно 'второму подходу, не все виды власти являются политическими. Так, могут существовать различные виды власти: эко­номическая, социальная, культурно-информационная. Среди многочисленных разновидностей власти политическая имеет верховенствующий характер. Это проявляется, во-первых, прежде всего в том, что политическая власть устанавли­вает и определяет основные политические нормы и законы конкретного общества, которые регулируют и упорядочивают экономические и социальные отношения. Во-вторых, политическая власть в отличие от других видов власти обладает уза­коненным правом на применение насилия (М. Вебер). Правда, в этом случае мы сводим всю политическую власть к государственной, ибо только государство в со­временном обществе обладает правом на легитимное насилие.

3. Функции политической власти

Политическая власть выполняет ряд важнейших функций в обществе:

  • определяет основные цели развития общества и осуществляет выбор альтерна­тив общественного развития.
  • обеспечивает интеграцию общества, сохранение порядка и целостности;
  • регулирует возникающие в обществе социальные конфликты, осуществляет деятельность, направленную на их разрешение;
  • осуществляет обязательное для всех распределение наиболее дефицитных цен­ностей и благ, т. е. определяет порядок доступа к наиболее важным в обществе ресурсам.

4. Легитимность политической власти

Природа и основа политической власти в политической науке описываются с помощью понятий «легальность» и «легитимность». Под легальностью понимается законность власти. Понятие же «легитимность», введенное в политологию М. Ве­бером, трактуется как правомочность власти, ее поддержка со стороны общества, проявление лояльности к власти со стороны граждан. Вебер утверждал, что характер легитимности власти (господства) определяет ее природу. Согласно веберов­ской теории, выделяются три типа легитимного господства.

Традиционный тип господства характеризуется подчинением общества власти в силу традиций, обычаев и привычки. Основными разновидностями традицион­ного господства являются патриархальный и сословный. Патриархализм (существовавший еще в Византии) отличался личным характером господства. Как правило, подданные непосредственно зависели от воли своего владыки, кото­рый осуществлял непосредственный контроль за исполнением своих распоряже­ний. Однако по мере расширения географического пространства, на которое рас­пространялась власть, осуществлять личный контроль становилось все сложнее. Поэтому главное лицо было вынуждено назначать своих наместников, которые от его имени осуществляли власть на местах. Со временем образовывалось целое сословие, главной функцией которого становилось управление. Такая разновид­ность господства и обозначалась Вебером как сословная.

Харизматический тип господства (от греч.· charisma - божественный дар). Этот тип власти основывается на вере в необыкновенные качества, свойства личности. Харизмой, по Веберу, обладают великие герои,полководцы, маги, пророки, выдающиеся политики, основатели мировых религий - Будда, Иисус Христос, Магомет, великие завоеватели - Александр Македонский, Цезарь, Наполеон. Ха­ризматический лидер современности, согласно Веберу, это политик-демагог, ко­торый любыми путями добивается доверия масс, указывая цели действия. Хариз­матическое господство возникает в условиях социально-политического кризиса. Он способствует появлению вождей, идущих навстречу духовным потребностям масс, приписывающим вождям необыкновенные свойства. При этом лидерами-ха­ризматиками могут становиться пророки или герои, волшебники или демагоги, шарлатаны или разбойники. Вожди подобного рода всегда стремятся подорвать основы существующего социального порядка и отличаются политическим ради­кализмом. Вебер рассматривал харизму как «великую революционную силу», су­ществовавшую в традиционном типе обществ и способную внести изменения в лишенную динамизма структуру этих обществ. Источником личной преданности харизматическому вождю является не традиция и не признание формального пра­ва на власть, а эмоционально окрашенная вера в его харизму и преданность ей. Та­кая вера - основа легитимности вождя-харизматика. Именно поэтому он должен постоянно заботиться о сохранении своей харизмы. Для ее поддержания необхо­димы регулярные «великие» деяния вождя, приносящие крупный успех, победу и т. п. Однако со стабилизацией социальной системы данный тип господства транс­формируется в традиционный или рационально-легальный.

Рационально-легальный тип господства основывается на убеждении в необхо­димости подчинения принципам правового порядка и юридическим нормам. В от­личие от двух предыдущих типов господства, которые имели личный характер, легальный тип господства отличается деперсонифицированным характером. При данном типе господства общество и отдельные индивиды подчиняются не конк­ретным лицам, а абстрактным нормам - законам. Управление же на основе зако­нов осуществляется особым механизмом - бюрократией. Ее знания и компе­тентность, строгая иерархия и исполнительность позволяют сделать управление максимально эффективным и рациональным. Однако этот механизм должен на­ходиться под жестким контролем избранных народом политических деятелей.

Выделенные Вебером типы господства являются «чистыми», это скорее идеальные теоретические конструкции, нежели политическая реальность. В каждом конкретном случае можно встретить какую-либо комбинацию из веберовских типов легитимного господства.

Дальнейшие исследования легитимности были продолжены С. Липсетом Д. Истоном. С. Липсет под легитимностью понимал убежденность масс в необходимости сохранения данного политического порядка. «Легитимность, - отмечал он, - подразумевает способность политической системы порождать и поддерживать веру в то, что существующие политические институты больше всего походят для данного общества». Следовательно, американский политолог трактует легитимность в веберовском духе, как способность политической системы поддерживать веру в соответствие данных институтов принципам и нормам данного общества. Французский социолог П. Бурдье связывает легитимность со скрыто верностью. Т. Парсонс полагает, что в основе легититимации - приверженность определенным ценностям.

Д. Истон выделил основные источники и объекты легитимности. К источникам он отнес идеологию, структуру и личные качества. Идеологическая легитимность основывается на вере в основополагающие ценности общества и политического порядка. Структурная легитимностьпредполагает поддержку существующих основных политических институтов, веру в их эффективность и рациональность. Персональная легитимость характеризуется доверием граждан к лицам, исполняющим властные функции. Объектами легитимности являются политический режим и авторитеты. Обеспечение легитимности власти - ее легитимизация - предмет особой забо­ты любой власти. Выделяется несколько универсальных механизмов легитимиза­ции власти.

1.Социально-психологический, основывающийся на психологических свойствах групп и масс. При обеспечении легитимности акцент делается на: конформиз­ме массы, стремлении среднего человека ориентироваться на авторитеты и мне­ние большинства, вере в справедливость существующего порядка и принципы распределения ценностей, чувстве компетентности и иллюзии контроля.

2. Политическое участие граждан прежде всего в форме выборов.

3. Политическая социализация - процесс усвоения политических норм и ценно­стей, а также форм политического поведения, приемлемых для данного обще­ства.

4. Демонстрация эффективности власти, и в первую очередь способности ее ин­ститутов к адаптации к новым требованиям и проблемам, к мобилизации ре­сурсов на достижение целей, а также к обеспечению поддержки со стороны об­щества.

5. Образ «врагов», стремящихся, к нарушению общественной стабильности.

В противоположность легитимизации власти процессы делегuтuмuзации - раз­рушения и кризиса легитимности - ведут к утрате поддержки власти со стороны общества.

Причинами упадка и кризиса легитимности являются: обострение конфликта между ценностями большинства социальных групп и узкокорпоративными цен­ностями правящей элиты; отсутствие в политической системе институтов, выра­жающих и согласующих интересы различных социальных групп и доводящих их до органов власти; разрушение традиционных норм и ценностей политической культуры; рост коррумпированности в органах власти; низкая эффективность вла­сти; развитие сепаратизма и национализма; утрата правящей элитой веры в право­мочность осуществления власти.

Делегитимизация оборачивается кризисом власти, который, в свою очередь, может вызывать радикальные перемены в политической системе.

5. Эффективность власти

Под эффективностью власти понимается ее способность достигать социально значимых целей, адекватно реагировать на новые потребности и находить новые решения возникающих проблем.