Советская разведка и контрразведка

Название контрразведке Советского Союза дал лично Сталин. Изначально особые подразделения планировалось назвать СМЕРНЕШ (то есть «смерть немецким шпионам»), на что Иосиф Виссарионович заявил, что на советской территории полно шпионов и с других государств, и с ними также необходимо вести борьбу, поэтому лучше назвать орган контрразведки просто СМЕРШ. А его официальным названием стало – управление контрразведки СМЕРШ НКВД СССР.

Вопросы занятия. Структура и деятельность советской военной разведки. Структура и деятельность внешней разведки СССР. Военная контрразведка СМЕРШ.

Борьба СССР с Германией сопровождалась противостоянием спецслужб обоих государств. Успех, достигнутый советским народом в Великой Отечественной войне, был во многом достигнут победами на так называемом «невидимом фронте».

За борьбу на этом фронте отвечали органы разведки и контрразведки.

Накануне и во время Великой Отечественной войны в Советском Союзе существовали две разведывательные службы: военная разведка и внешняя разведка органов госбезопасности. За годы войны их структура неоднократно трансформировалась.

Накануне войны центральным органом советской военной разведки было 5-е управление в составе Народного комиссариата обороны СССР.

В 1940 году оно перешло в подчинение к Генеральному штабу и получило название 5-е управление Красной Армии, которое, в свою очередь, 16 февраля 1942 года было преобразовано в Главное разведывательное управление Генерального штаба Красной Армии. Так появилась всемирно известная аббревиатура «ГРУ».

В октябре 1942 года Главное разведывательное управление было переведено из подчинения Генеральному штабу в прямое подчинение наркому обороны, то есть лично Сталину.

Одновременно за ГРУ закреплялась организация агентурной разведки и диверсионной деятельности в других странах и на оккупированной территории Советского Союза.

Войсковая разведка на фронтах передавалась в образованное при Генштабе Разведуправление. Заниматься агентурной работой ему было запрещено, из-за чего командование фронтов не получало необходимую информацию о противнике.

Такое неэффективное разделение обязанностей было исправлено только в апреле 1943 года, когда Разведуправлению Генштаба вернули руководство агентурной работой и диверсионной деятельностью на оккупированной территории СССР.

ГРУ Наркомата обороны СССР сохранило за собой только ведение агентурной разведки за границей.

Начиная с лета 1940 года советская военная разведка, которую возглавлял Филипп Иванович Голиков, обладала полной информацией о военном потенциале Германии, а также о передвижении войск у границ Советского Союза.

До 1941 года было получено около 22 донесений о дате начала военных действий Германии против СССР.

И даже несмотря на то, что немецкая разведка распространяла большое количество нужной ей дезинформации, за 10–11 дней перед началом войны советской стороной было получено около 28 донесений с точной датой нападения Германии на СССР.

Самые точные и ценные донесения о нападении Германии поступили от советского разведчика Рихарда Зорге. Он работал в немецком посольстве в Японии и имел доступ к секретным данным.

Всю первую половину 1941 года Зорге докладывал Сталину о скором нападении Германии на СССР. А 15 июня он отправил две радиограммы, в которых было указано точная дата и время вторжения немецких войск.

С самого начала войны Разведуправление активно готовилось к деятельности в тылу противника:

шли поиски лиц со связями в оккупированных районах,

создавались школы по подготовке командиров групп, радистов, разведчиков.

В разведшколы набирали добровольцев, но преимущество имели те, кто был знаком с радиоделом.

Обучение продолжалось от нескольких дней до нескольких месяцев в специально оборудованных местах. Дольше всех готовили радистов.

Так, например, в учебном лагере на станции Сходня под Москвой в первые месяцы войны находилось около полутора тысяч человек различных национальностей — русские, немцы, поляки, чехи, румыны, испанцы, итальянцы. В течение двух недель их обучали стрельбе, радиоделу, топографии, прыжкам с парашютом, вождению автомобиля, основам конспирации.

Попадание отдельных разведчиков и целых партизанских отрядов за линию фронта проходило несколькими способами.

Чаще всего они проникали в тыл противника пешком в разрывах между наступающими немецкими частями.

Многих разведчиков и диверсантов подбирали из числа местных жителей прямо перед захватом их населённых пунктов немецкими войсками. Им выдавалось оружие, боеприпасы, средства связи.

Также этим местным жителям в виде их дальних родственников с поддельными паспортами предоставлялись радисты, чаще всего это были девушки.

Оказавшись в тылу врага через несколько дней, а иногда и часов, такие разведывательные и диверсионные группы сразу приступали к работе.

Некоторых разведчиков, особенно тех, у кого были родственники в глубоком тылу, направляли за линию фронта на самолётах и сбрасывали в нужном пункте с парашютами.

Всем остающимся в тылу противника разведчикам выдавались легенды-биографии и необходимые документы. Например, паспорта, военные билеты с отметкой о снятии с воинского учёта, свидетельства об освобождении из мест заключения.

Радисты получали рации «Север» и два комплекта батарей к ним. Кроме того, группы обеспечивались деньгами, сухим пайком на два месяца (состоящим из консервов, сухарей, сала, сухарей, спирта), оружием, боеприпасами и взрывчаткой.

Только разведорганы Западного фронта в июле – августе 1941 года подготовили и направили в тыл к врагу около пятисот разведчиков, двадцать девять разведывательно-диверсионных групп и 17 партизанских отрядов.

В 1943–1945 годах на территории врага действовало уже около тысячи девятисот таких групп.

Большое значение в деятельности военной разведки имели партизанские отряды, которые очень часто создавались именно на базе заброшенных в тыл противника разведывательно-диверсионных групп.

Они должны были собирать информацию о войсках противника, срывать немецкие операции, проводить диверсии.

С начала 1943 года в партизанских отрядах начали формироваться оперативные центры, которые руководили разведывательной деятельностью, с радиоузлом для связи со штабами фронтов.

Например, партизаны, действовавшие в районе Минска в спецотряде военной разведки Николая Фёдорова, осенью 1943 года провели операцию по ликвидации гауляйтера Беларуси Вильгельма Кубе.

А широкая агентурная сеть из оперативного центра Антона Бринского летом 1943 года активно занималась сбором информации о перебросках немецких войск, что оказало большое влияние и на планирование и проведение Белорусской наступательной операции.

А на основе данных, полученных от агентурных и иных источников, был раскрыт замысел противника по окружению Тулы, что способствовало срыву немецкого наступления на Москву с юга.

Кроме одиночных разведчиков и диверсионных групп активно действовала разведывательная авиация и радиоразведка.

Например, советские разведчики из радиодивизионов особого назначения и криптоанали­тики, которые занимались расшифровкой документов противника, сыграли большую роль в успехе Курской битвы.

Очень часто при проведении операций использовались ночные поиски для захвата пленных, устанавливались засады, проводились налёты, разведки боем и наблюдения.

Оценивая значение войсковой разведки в годы Великой Отечественной войны, достаточно вспомнить хотя бы о том, что благодаря ей были установлены точные сроки проведения немцами операции «Тайфун» и полная информация о группе армий «Центр». Это помогло организовать надёжную оборону Москвы, а затем перейти в контрнаступление.

А во время битвы под Сталинградом именно разведка получила данные о появлении у немцев новых реактивных снарядов «Фау», танков «Тигр», самоходных артиллерийских установок «Фердинанд».

Таким образом, силами военной разведки в самом Советском Союзе и на оккупированной территории были проведены тысячи диверсионных и разведывательных операций, взято в плен большое количество немецких солдат и офицеров, добыто множество важных документов.

Разведывательная деятельность за границей проводилась Первым управлением НКВД—НКГБ СССР. Такая деятельность называется внешней, или политической, разведкой. С 1939 по 1946 год внешнюю разведку СССР возглавлял Павел Фитин.

В 1942 году она была разделена на собственно Первое управление под руководством Фитина, которое продолжило заниматься общей разведкой, и Четвёртое управление под руководством легендарного диверсанта Павла Судоплатова, отвечавшее за организацию диверсий за рубежом и на оккупированной территории.

Деятельность Четвёртого управления сыграло колоссальную роль в срыве планов нацистского командования в отношении СССР.

Первое управление, в свою очередь, установило полный информационный контроль за европейскими столицами. Среди его агентов, например, были высокопоставленные дипломаты, чиновники, сотрудники вермахта и спецслужб Германии.

Так, в годы войны наиболее ценную информацию о планах Гитлера СССР получал от «Кембриджской пятёрки». Это разведывательная сеть из выпуск­ников Кембриджского университета, завербованных в 1934 году советским разведчиком Арнольдом Дейчем.

Стараниями лондонских агентов в СССР стали известны основные планы вермахта на советско-германском фронте. Советское командование знало о наступлении немцев на Сталинград и начале операции «Цитадель». Информация о датах наступления позволяла составить чёткий план действий.

А в марте 1945 года советской разведкой была получена информация о проведении секретных переговоров между Гитлером и Муссолини, Хорти и Антонеску, которая говорила о том, США и Англия вели переговоры об односторонней капитуляции Германии без участия Советского Союза.

Важную роль в добывании этой информации сыграли советские разведчики, которые действовали на территориях Швейцарии, Ирана, Турции, Англии, Франции, Соединённых Штатов Америки.

Необычайно ценной была информация разведки о новейших разработках в области военной техники. Например, благодаря информации о разработке в США атомного оружия в послевоенные годы удалось достичь ядерного паритета.

Не менее эффективно, чем разведка, действовала с первых дней войны и советская контрразведка, которую изначально также проводил НКВД.

При Народном комиссариате внутренних дел была создана особая группа по борьбе с немецкими диверсантами. А 24 июня 1941 года вышло постановление «О мероприятиях по борьбе с парашютными десантами и диверсантами противника в прифронтовой полосе».

Согласно ему, специальный штаб в составе Наркомата внутренних дел начал формирование истребительных батальонов. Общее руководство этими батальонами осуществлял Лаврентий Берия. Истребительные батальоны занимались розыском заброшенных вражеских агентов; охраной важных промышленных объектов.

В начале войны органы контрразведки основное внимание уделяли борьбе с дезертирами и паникёрами. Они выявляли агентов спецслужб Германии, обеспечивали скрытность подготовки к наступлениям.

Уже через год после начала войны немецкое командование вынуждено было признать, что из-за советской контрразведки оно потеряло большую часть своей лучшей агентуры.

В апреле 1943 года задачу по противодействию вражеской разведке возложили на специально созданные в НКО и НКВД, а также на военном флоте подразделения военной контрразведки СМЕРШ.

Эти подразделения признаны историками и экспертами в области деятельности спецслужб лучшими контрразведывательными подразделениями Второй мировой войны.

Кроме оказания противодействия немецкой разведке в задачи СМЕРШ ставились

необходимости внедрения советских контрразведчиков в высшие эшелоны власти Германии и разведшколы, уничтожение диверсионных групп, борьба против изменников Родины, проведение радиоигр.

Радиоиграми называли использование средств радиосвязи для дезинформации разведки противника.

Так, все крупные наступательные операции, проводимые Красной Армией в годы войны, со­провождались дезинформированием врага при помощи радиоигр.

Например, при подготовке к Курской битве и в её ходе дезинформация поступала к противнику в ходе 17 радиоигр, проводившихся одно­временно.

Одной из наиболее знаменитых и успешных была радиоигра «Арийцы». В её ходе в Берлин было передано 42 радиограммы, содержащих дезинформацию. Этого удалось достичь после захвата в плен 12 немецких десантников-диверсантов в районе калмыцкого селения Утта, которые и были привлечены к радиоигре.

В итоге благодаря радиоиграм и работе дешифровальщи­ков СМЕРШ удалось практически парализовать агентурную деятельность Абвера и СД в Советском Союзе.

Иногда органы советской контрразведки умудрялись проводить просто фантастические операции.

Например, в ходе операции «Березино» агенты СМЕРШ, используя радиоигры, смогли убедить немецкое командование в существовании немецкой разведсети, якобы укрывавшейся в болотистой местности, которой необходимо было оружие, провиант и специалисты-подрывники. В итоге Германия больше полугода снабжала всем необходимым несуществующий немецкий отряд.

Чекисты также проводили работу по розыску и систематизации диверсантов, немецких и финских агентов, националистов, бывших белогвардейцев. Они составляли специальные списки, сборники и фотоальбомы тех людей, которых необходимо было найти.

Для обеспечения безопасности на всё ещё оккупированной территории было создано специальное управление зафронтовой работы.

В тыл противника направляли сотрудников органов государственной безопасности, которые вели разведку в тылу врага; защищали от немецких диверсий промышленные и военные объекты; противостояли органам разведки противника; взрывали немецкие комендатуры, кинотеатры, аэродромы и другие стратегические объекты; занимались ликвидацией немецких генералов и высокопоставленных чиновников; участвовали в боевых действиях.

Кроме этого, органы НКВД должны были предотвратить возможные вооружённые движения в национальных республиках СССР, которые могли возникнуть в результате работы немецких подстрекателей.

Давайте подведём итоги. В СССР было две разведывательные службы: внешняя разведка органов госбезопасности и военная разведка. Самостоятельный орган контрразведки СМЕРШ появился в апреле 1943 года. Органы НКВД–НКГБ, военная разведка и контрразведка внесли огромный вклад в победу СССР над Германией.