И больше он никогда не поднялся