А не было ли здесь безумного умысла?