Настоящие фокусы

Лидия поднялась с кровати, стянула резинку с запястья и собрала волосы в пучок. Повернулась к окну, рядом с которым висела картина. Подошла и стала разглядывать пейзаж. Поляна, за ней стена леса под облачным небом. На поляне, на первом плане, кучка медведей ведут цирковое выступление, показывают фокусы и крутят педали. В тени деревьев, в глубине, снуют лисьи тела, пушистые их хвосты и ухмыляющиеся морды. В облаках несется косяк птиц, клювы их, как наконечники копий, необычно выделяются на фоне тел.

Лида раздвинула шторы, в лицо ударил свет обманчивого солнца. Она зажмурилась и принялась растирать глаза. Перед глазами забегали плывучие пятна.

Она перешла в кухню, и солнце уже поджидало, чтобы нанести удар. Лида достала кастрюльку, положила на дно два яйца и залила их водой. Поставила вариться на плиту.

Вернулась в комнату взяла телефона и пошла в туалет. Ободок унитаз, который Лида примерно держала в чистоте, обжег ее бедра холодом. Она пробежала глазами ленту новостей, положила телефон на полку и вымыла руки. Щетина зубной щетки приняла на себя зубную пасту и отправилась в рот, убирать послесонную замшелую пленку с зубов. Дыхание после сна тоже следовало освежить, предать ему простора. Маскировка отпечатков ночи.

Телефон зазвонил, когда Лида повесила полотенце на свое место. Она ответила, поздоровалась, а когда поняла, что говорит не с человеком, а записью сбросила вызов. Она посмеялась - хитрые втюхиватели.

Яйца кипели предусмотрительно долго. Но даже это не придавало Лиде уверенности, что из белой мякоти не потечет желток. Яйцам она не доверяла и бралась за них с осторожностью. Лида слила кипяток в раковину, охладила завтрак под струей воды. Сняла скорлупу, убедилась, что желток правильно твердый, положила яйца в тарелку, а скорлупу с хрустом собрав в кулак, закинула в мусорку. На столе яйца лежали половинками, с горошками майонеза сверху.

В кухню пришел Валентино, Лидин и ее мужа кот. Пушистый хотел кушать. Лида достала пакетик корма, оторвала верхушку и наполнила миску кота. Влентино признательно потерся о ногу хозяйки.

Позавтракав, Лида опустила тарелку в мойку и пустила воду. Кран предательски выливал слишком горячую воду, не желая настраиваться. Все же он сдался перед настырностью человека и чистая тарелка отправилась на сушилку.

В соседнем городке, в больнице, лежит подруга Лиды. Врачи не могут поставить диагноз, и когда становится особенно плохо и больно, приходится сдаваться в больницу, чтобы те вновь, безуспешно пытались раскрыть преступника, промышляющего в организме девушки. Два дня назад Лида ездила к ней и даже просидела с ней ночь, она искренне переживает за подругу. Надо позвонить, узнать, как продвигается диагностика. Все по прежнему: врачи берут анализы, проводят процедуры, облучают пациентку; ничего, никаких успехов.

С грустью на лице, с чувством несправедливости, Лида пошла в ванну. В корзине с бельем, она отыскала рубашку мужа с пятном, кажется, от вина. Кинула ее в тазик, полила средство против пятен и добавила воды. Офис мужа позавчера проводил корпоратив. Она позвонила ему, спросила, как дела на работе, рассказала, что звонила проведать подругу, что болезнь не узнали, и, что замочила его рубашку.