«Кровавую реку» обнаружили в лесах Карелии

Настоящие «кровавые реки» потекли по карельским лесам. Точнее, одна река, оказавшаяся стоком одного из рыбообрабатывающих предприятий поселка Попов Порог, что в Сегежском районе республики. По словам местных жителей, которые уже не первый год бьют тревогу, все происходит из-за того, что форелеводческое хозяйство сбрасывает отходы за территорию, а они прямиком попадают текущий по лесу ручей, который становится красным от рыбьей крови.

- Это хозяйство работает здесь уже 15 лет. Но поначалу они просто разводили рыбу, а лет пять-семь назад появился цех разделки. С этого момента люди начали замечать, что на прилегающем к предприятию болоте стали появляться красные пятна. Поначалу местные жители терпели, но весной этого года их терпение лопнуло и они обратились ко мне, - рассказал «Комсомольской правде» депутат Заксобрания Карелии Андрей Рогалевич.


Поскольку от простых сельчан чиновники отмахивались, депутат решил писать сразу в природохранную прокуратуру. Там его перенаправили в Генпрокуратуру республики. Потом был запрос в Министерство природных ресурсов Карелии и так далее.

- Всего было написано пять запросов, но только по одному пришел внятных ответ, который гласил, что проблем нет, ничего не обнаружено. На предложение выехать на место мне ответили, что сейчас в стране бушует коронавирус и выезд невозможен по санитарным причинам, - продолжает депутат.


Инспекция Минприроды Карелии действительна нашла икру в речке. Фото: Минприроды РК.

В итоге переписка с чиновниками ни к чему не привела. А 18 декабря случился очередной «прорыв» - воды ручья стали кроваво-красными. Причем, в прямом смысле «кровавой». И тогда Рогалевич решил опубликовать все в соцсетях, чтобы привлечь внимание СМИ и предотвратить экологическую катастрофу. Это, по словам депутата, произвело эффект разорвавшейся бомбы.

Ситуацией внезапно заинтересовались и Минприроды и Минсельхоз и прочие надзорные органы.


- Роспотребнадзор взял пробы воды и установил, что в реке присутствуют не только остатки от разделанной рыбы и застывший рыбий жир. Техническая вода уходила в Сегежское водохранилище, которое является основным водозабором для города Сегежа, а это крупный населенный пункт, - рассказывает Андрей Рогалевич. - Самое интересное, что поселковая администрация была в курсе происходящего - местные жители даже не брали воду из реки Сегежа в момент сброса отходов разделочного цеха.

А вот чиновники карельского Министерства природы, обнаружившие в реке рыбью икру, списали все на единичный случай. Авария, мол.

- Ну это смешно, мне хочется очки им подарить, - иронизирует депутат. - У нас в республике вообще давно обсуждается проблема форелеводческих хозяйств. То отходы захоронят, то еще что. Да, они дают большие поступления в бюджет, но нельзя же наносить вред экологии. Мне уже поступали угрозы, что все закроют, люди работу потеряют, но мы хотим лишь чтобы все было по правилам.

С представителями рыбообрабатывающего предприятия у активистов диалог не сложился. Бизнесмены заверяют, что очистные сооружения у них есть и в проекте будут более совершенные. Но когда именно - вопрос открытый.

К сожалению, получить оперативный комментарий у представителей ООО «Форелеводческое хозяйство Сегозерское», корреспонденту «Комсомольской правды» не получилось.