January 8, 2021

Дарина Стрельченко "Милая Герда"

— Милая Герда, снег уже не растает…
— Что? Что, простите?
— Да так. Ничего.

Кай огляделся, медленно пожал плечами и сел в кресло. Выпрямил спину. Глянул из-под опущенных век.

— Чаю?
— Благодарю, не нужно.

Смуглая светловолосая женщина упёрлась локтями в колени, сложила пальцы домиком и коснулась ими подбородка. Крохотные очки съехали на кончик носа; глаза за ними показались Каю огромными и неприятно, по-кротовьи розовыми. Он отвернулся, чтобы не видеть ни этого взгляда, ни ярко-зелёной кофты.

— Что привело вас ко мне?

Вздохнув, Кай склонил голову к плечу. Закрыл глаза — веки у него, как отметила психолог, оказались светлые, почти прозрачные, с голубоватыми прожилками вен, — и заговорил.

— Дело в том, что Герда… Герда стала другой. С тех пор, как мы побывали у Снежной Королевы, она словно утратила покой. Постоянно мечется, тревожится, боится. Она считает, что мне нужно сходить к окулисту, твердит, что льдинка могла ухудшить зрение.
— Вы говорите о той льдинке, которая… м-м… которую…
— Да, да, — с намёком на усмешку кивнул Кай. — Та самая, которая попала мне в глаз. Льдинка от Снежной Королевы. Герда велела не упоминать о ней?

Психолог кивнула, удержав за дужку скатившиеся с носа очки.

— Да. Ваша супруга убедительно попросила меня об этом, когда договаривалась о сеансе.
— Меня она тоже просила очень убедительно… имею в виду, прийти сюда, — ухмыльнулся Кай. — Хотя в целом меня ничего, совершенно ничего не беспокоит. Но Герда считает, я плохо сплю, бормочу во сне и слишком часто беседую сам с собой.

За окном кружил мягкий снег. В молочном, белёсом свете лампы синяки под глазами Кая походили на глубокие тени.

— А вы? Вы так не считаете?
— А?.. — встрепенулся он, захваченный образами, мелькавшими перед глазами.
— Вы не считаете, что плохо спите и ведёте разговоры с собой?
— Нет. Нет, разумеется, — мягко улыбнулся Кай, отгоняя видение высокого ледяного замка. — Я всегда разговариваю с кем-то.
— С кем-то — у вас в голове?
— Разумеется, — повторил он, кладя руки на жемчужно-серые подлокотники.
— Может быть, это и тревожит вашу супругу.

Кай снова медленно пожал плечами.

— По крайней мере, это не болтовня ни о чём. Конечно, мне хотелось бы говорить с Гердой. Но она не любит вспоминать наше путешествие домой, не любит думать, как несладко пришлось Королеве. Герда просто не понимает… Что-то поменялось в мире. Что-то случилось с цветом — к примеру, красный никогда раньше не обжигал глаза, кожу.

Кай скривился и быстро коснулся рыжей бархатной подушки в самом углу кресла. Закусив губу, невнятно продолжил:

— Я так хотел бы, чтобы Герда прислушивалась ко мне. Я хотел бы, чтобы на окнах висел светлый тюль, в горшках цвели белые розы, гардении, светлые георгины. А она садит бархатцы и герань. Вешает жёлтые шторы. Слишком ярко…

Кай подался вперёд, вцепился в подлокотники, быстро зашептал:

— Недавно она ходила в ЖЭК спорить насчёт отопления. Ей кажется, у нас слишком холодно. Вы понимаете… Моя Герда… Моя милая Герда в голубом платье… Она стала какой-то склочной, какой-то слишком горячей…

Словно испугавшись своего взрыва, тяжело дыша, он откинулся на спинку кресла и снова закрыл глаза. С тоской прошептал:

— Порой мне хочется вернуться во дворец Королевы. Там такая тишина… И — снег…

Густые белые тучи за окном спускались всё ниже, цепляя антенны и трубы. Небо стягивало смогом.

Кай неуверенно, нервно улыбнулся, не открывая глаз. Добавил:

— Всё это путешествие к Королеве… Порой мне кажется, что это был сон. Но сон приятный. Это был не кошмар, о нет. Просто мир, мир изменился. Где бы я ни жил с тех пор — всюду падает снег...
— Дело не в мире, Кай, — снимая и протягивая ему очки, тихо проговорила психолог. — Дело всего лишь в том, как мы его воспринимаем. Что видим перед собой. Посмотрите…

Кай нерешительно взял очки.

— Говорят, хоть раз надев чужие очки, начинаешь смотреть на мир глазами их владельца, — хмурясь, заметил он.
— Так оно и есть, — улыбнулась психолог. — Наденьте…

От прикосновения к прохладной дужке по пальцам прошла ласковая ледяная волна. Кай дрожащей рукой поднял очки к лицу. При взгляде сквозь узкие овальные стёкла всё вокруг обрело чудесную чёткость… слишком… слишком чудесную...

Судорожно вздохнув, Кай отдёрнул очки. Перед ним, улыбаясь, сидела пухлая женщина в зелёной кофте. Он снова, осторожно сжимая дужки, поднёс очки к глазам. Из-за стёкол, близко, так близко, что руку протяни — достанешь, — глядела Снежная Королева.

Кай протянул руку. Коснулся её ладони. И наконец почувствовал, как утихает терзающий жар внутри.


Источник: Большой Проигрыватель

Автор: Дарина Стрельченко