Страшно. Понедельник, 16 марта.

Хотела спрятать страх за чем-то энергичным, вроде того, что начинать личные челленджи можно когда угодно — не обязательно "новая жизнь с понедельника", можно круглосуточно. Но оказалось, что понедельник. Поэтому к черту все эти ублюдочные жизнерадостные заходы, буду просто писать, как пишется.

Мне страшно. Я боюсь этой сраной пандемии. С начала декабря, когда еще не было никакого коронавируса, а была только дилогия "Вонгозеро" и снятый по ней сериал "Эпидемия". Мне впервые за много лет захотелось водить машину и завести ружье (охуеть я Птчк). И чем дальше, тем страшнее. Уговаривала маму купить условную гречку и сидеть себе дома. Она, конечно, не послушала тогда. Сейчас послушала.

Я не собиралась как-то писать, но поняла, что единственный способ как-то справиться с действительностью — максимально описать происходящее хотя бы внутри головы. То ли способ иллюзорно контролировать что-то, то ли просто попытка отвлечься. Неважно. Нужно просто писать.

Собиралась в магазин (кончилась еда), заодно читала всякие сурвивалистические советы. У товарища в канале лежит интервью с человеком, который прошел Сараево (любопытно и полезно), лайфхакер опубликовал список продуктов которые позволят одному человеку пережить десять дней карантина, попутно читала длинный пост почти-пятилетней-давности о подготовке запаса к длительному хранению. Ну, знаете, крупу нужно прогреть в духовке, чтобы убить всевозможных жучков, а пластиковую тару в подвале следует хранить в железной бочке, иначе — крысы. Купила каких-то пакетов с булгуром и овощами, привезла домой, засунула в пластиковую коробку. Сурвивалисточка, блядь. Супы быстрого приготовления, каши, консервы. Зажигалку себе купи, идиотка. И лекарства. А не булгур.

Пока ходила по магазину, заглядывала в чужие тележки и лица. У нас полно всего на полках, но в магазине более оживленно, чем обычно, и тележки более заполнены, чем обычно. Все продукты длительного хранения — в множественном числе. У одного угрюмого парня в тележке было несколько литров вискаря и пару десятков шоколадных бисквитных рулетов, добавить еще ящик презервативов и уж у него карантин пройдет идеально.

Чувствовала себя героем плохого кино. Смотрела на всех этих людей, пыталась представить, как они мародерствуют. Это забавная игра параноика, попробуйте обязательно. Ну, женщина с 11 пачками туалетной бумаги явно сгодится максимум на то, чтобы с трупа сапоги снять, а вот мужчина в камуфляже навеселе, покупающий все в количестве, кратном трем, наверняка сумеет убить чахлых пенсионеров за ящик тушенки и банку керосина. А если...

Одно хорошо — никто вроде бы не становится зомби после болезни. Это несомненный плюс. Потому что зомби я боюсь еще сильнее, чем коронавируса. В книжке/сериале заболевшие превращались в каннибалов и выглядели ниочинь, с залитыми кровью глазами. Хорошо, что всё идет не так, как в книге хотя бы в этом смысле. Потому что в остальном, боюсь, будет соответствовать — во всяком случае, у китайцев и карантин, и блокпосты, и самое страшное — истерия. В тот момент, когда начнется истерия, всё станет плохо, но еще не очень.

С другой стороны, пока я всматривалась в лица и тележки людей в магазине, отчетливо понимала — мы парад параноиков. Застенчиво улыбающиеся, стесняющиеся люди, ничтоже сумнящеся укладывающие в тележке пятилитровые канистры воды и задумчиво подсчитывающие, сколько в неделю уйдет банок тушенки.

...Уснула, пока писала. Наконец-то без кошмаров. Интересно, надолго ли такое везение.

А под утро всё равно кошмары.