Ужас в метро.

День 1.

Утром Слава как обычно вышел из дома на работу и пошёл к метро. Так было быстрее, чем дожидаться автобуса, а потом дёргаться в пробке. Тем более до метро было недалеко, чуть больше километра.

С утра в метро традиционно было полно народа. Люди с отрешёнными лицами по-пингвиньи двигались к эскалаторам, чтобы устроить соревнование по скоростному забегу в открывающиеся двери поезда. Славу неаккуратно внесли в вагон и прижали к какой-то густо накрашенной девахе, вопреки трафаретной надписи прислонившейся к двери. Та презрительно глянула на Славу и отвернулась к двери к нему спиной. «Да и ты не в моём вкусе», — хмыкнул он про себя и от скуки стал разглядывать наклейки с рекламой.

Сорок минут духоты и запаха пота и на следующей станции надо было выходить. Слава стал поворачиваться к выходу и в этот момент заметил отражение той самой девахи в стекле. Отражение было чёрно-белым, вместо лица маска с прищуренными глазами и широкой безгубой усмешкой. Рот маски приоткрылся, показывая мелкие острые зубы, которые тут же облизал длинный тонкий язык. Челюсть от изумления у Славы отвалилась сама собой, он моргнул и видение исчезло. Деваха, заметив повышенное внимание к своей персоне, злобно зыркнула через отражение в стекле и уставилась в телефон. Слава отвернулся и вышел на своей станции.

Вечером после работы Слава возвращался домой. В вагоне нашлось свободное место, он уселся и стал просматривать новости по мобильному. Краем глаза он заметил, что бабулька, сидевшая рядом, повернула голову и в упор смотрит на него. Решив, что она хочет что-то спросить, Слава поднял голову и осёкся. Бабулька ухмылялась, но её лицо не выражало никаких эмоций. Отворачиваясь от странной бабки Слава вдруг заметил, что абсолютно все пассажиры вагона смотрят на него с тем же самым мертвенным выражением лица и широкой ухмылкой.

В вагоне, кроме шума движения и диктора, отсчитывающего станции, стояла тишина. Слава выдержал пару прогонов в этой тягостной атмосфере и выскочил из вагона. На всякий случай осмотрел себя. С одеждой и обувью был полный порядок, больше на него никто не пялился. Он сел в следующий поезд и без приключений добрался до своей станции.

День 2.

Сегодня Слава проспал. Всю ночь ему снились кошмары, в которых чёрно-белые люди с масками вместо лиц окружали его и пытались затоптать. Разбудить его было некому, Слава жил один. Родители перебрались в свой дом в области, оставив ему квартиру, а серьёзных отношений с девушками, несмотря на двадцать пять лет, у него не было. Времени позавтракать не оставалось, надо было одеваться и бежать к метро.

Эскалаторы, ведущие вниз к поездам, были забиты с двух сторон. Ниже перед Славой стоял какой-то парень с бритой головой, Слава ещё успел подивиться его росту: стоя ниже на две ступени бритоголовый всё-равно был выше, как тот неожиданно обернулся. Слава сразу узнал безэмоциональное выражение лица и ухмылку, только на этот раз в глазах парня плескались безумие и жестокость. Слава не выдержал и отвёл взгляд. В конце эскалатора парень ловко шагнул спиной вперёд и продолжил идти, не сводя глаз со Славы и кривя губы в ухмылке.

Чувствуя нарастающую панику, Слава прыгнул в закрывающиеся двери вагона и посмотрел в окно. Бритоголовый всё так же шёл спиной вперёд, но лицо его превратилось в маску. При этом он шёл наравне с набирающим ход поездом, даже не делая попытки ускориться, и пропал только когда электричка въехала в тоннель.

Слава несколько станций ехал, с опаской смотря в окно. Бритоголовый больше не появился.

Рабочий день выдался тяжёлый и Слава, забыв об утренних страхах, автоматом спустился в метро. Подошёл поезд. Пассажиры очень долго выходили из открывшихся дверей, а когда Слава вошёл, то понял, что в вагоне он один. Вернулся страх. Слава медленно обернулся. Люди никуда не ушли. Они стояли молча на перроне и смотрели в окна, у каждого вместо лица была маска с жуткой ухмылкой. Двери закрылись, из динамиков вместо голоса диктора ударили вопли, стоны и скрежет, среди которых Слава явно услышал только одно слово: «Завтра». Поезд тронулся и летел без остановок через все станции. Вид из окон потерял цветность и стал чёрно-белым. Платформы были забиты монстрами в обличии людей с масками вместо лиц.

Поезд остановился на Славиной станции, было безлюдно и тихо. Слава выбежал из метро и ещё долго сидел на скамейке у дома, приходя в себя.

День 3.

Утром Слава твёрдо решил, что никуда не пойдёт, но что-то, ломая его волю, тянуло в метро. Не осознавая своих действий, он механически оделся, вышел из дома и скоро уже входил в вестибюль станции.

Монстры были здесь. Много. Все они смотрели на Славу. Их головы с костяными щелчками поворачивались вслед Славе. Куда бы он ни посмотрел, везде были маски с зловещими ухмылками. Мир вокруг поблек, остались только чёрно-белые тона.

Монстров становилось всё больше, они напирали и оттесняли Славу к краю платформы. Выхода не было. Щелчки поворачиваемых голов сливались в оглушительных треск. Слава зажал уши ладонями и отходил ближе к путям. Один из монстров в женской шубе резко дёрнулся, Слава отшатнулся и упал на рельсы.

Падал он очень медленно. Он успел заметить, как из тоннеля (или из норы?) вместо поезда с грохотом выскакивает ещё один монстр. Бледный, червеобразный, в открытой пасти несколько рядов острых зубов.

Слава падал, а монстр с воем и хохотом летел навстречу.

— Я сразу заметила, что с парнем не всё хорошо, — рыдала женщина в длинной шубе на интервью журналистам. — Он постоянно оглядывался, шарахался от людей. А когда он подошёл к путям, я сразу поняла, что он будет прыгать. Я хотела его удержать, но не успела. Он упал прямо под поезд.

— Я въезжал на станцию и увидел у края платформы молодого парня, — рассказывал позже машинист. — Дал гудок, но он не отошёл, а стал заваливаться. Я начал экстренно тормозить, но не успел. Парня разрезало колёсами на три части.

Лида смотрела новости, шёл сюжет об упавшем с платформы молодом человеке. Показали даже его фотографию. Лицо парня показалось знакомым, а через мгновение Лида с испугом вспомнила, что встречалась с этим молодым человеком в метро несколько дней назад. Он тогда уставился на неё и усмехался. Ещё больше она испугалась, когда на следующий день в отражении стекла метровагона увидела вместо своего лица жуткую маску.