May 5, 2019

9.

Небольшая фирма занималась оптовой торговлей, закупалась у крупных производителей и перепродавала в торговые сети. Основная работа - отгрузка и развоз товара - шла по ночам. Среди водителей было много гостей из Средней и ранее братской Азии, которым великий и могучий русский язык со всеми его лицами, спряжениями и падежами давался нелегко, что приводило порой к казусам.

Итак, ночная смена в разгаре, на складе все суетятся, не успевая по графику отгрузки. В складском офисе сидят две операторши, выписывают накладные, справки, проверяют поставки. Одна из них женщина в возрасте, непрошибаемая и умудрённая опытом. Другая - молодая, не обтесавшаяся ещё в интернациональном мужском коллективе со всей его грубостью и суровостью.

Один из водителей-узбеков, тоже молодой и необтесавшийся, долго разглядывал выданные ему бумаги на груз, понял, что ничего не понимает и обратился к немолодой операторше за помощью. В лучших традициях отечественного обслуживания та ответила:

— В документах всё написано, читай лучше.

Узбек помучился ещё минут пять, вспомнил, что он мужчина как-никак (да и у других прокатывало), встал со стула и заявил:

— Заэбалы, — швырнул он бумаги на стол и выдал свой основной козырь, — пошёл я на хуй!

Эту фразу, только как-то по другому, он частенько слышал от других водителей, после чего проблемы обычно решались. На ту же реакцию рассчитывал и узбек, замерев в патетической позе. Молодая операторша начала хихикать. Старшая напарница отодвинула брошенные бумаги, смерила безразличным взглядом бунтовщика и ответила:

— Ну так иди, чего стоишь, — и с каменным лицом продолжила набивать очередную накладную.

Молодая операторша согнулась за своим столом и билась в беззвучной истерике. Водитель понял, что что-то пошло не так, тихо подобрал свои бумажки и вышел из офиса.