Стендап.

Стендапер выходит на сцену.
— Знаете, кто меня ЗАЕБАЛ? Тридцатипятилетние русские женщины!
В аудитории кто-то громко согласился, пару человек ободряюще свистнули.
— Вас тоже? Жуткие дамочки! Вы себя в зеркало-то видели? Знаете, а пошли бы они НАХУЙ!
Нестройные аплодисменты.
— Да что там говорить... Меня заебали любые русские женщины! Ходят везде, как будто у себя дома...
Аудитория явно просыпается, многие шумно выражают согласие.
— Пусть они нахуй идут. Знаете, кому ещё туда дорога? Всем женщины в принципе!
Аудитория хлопает и смеётся.
— Охуевшие, да? Но чёрт с ними с женщинами... Знаете, кого я прямо ненавижу? Людей в принципе! Всё человечество погрязло в пороках... Да пошли они нахуй, да, ребят?
Взрыв смеха. Стоячие овации. На лицах некоторых видны слёзы.
— И знаете, что ещё?.. — лицо стендапера окаменело. — Да пошёл бы я нахуй...
Стендапер на секунду растерялся, не зная, куда положить микрофон, и поплёлся, сутулый, к выходу, так и продолжая держать его в руке.
Публика неистовствовала. В глазах их появился неестественный блеск, перекошенные смехом лица напоминали восковые маски, люди стали вскакивать с мест и бежать по партеру, толпа закружилась, будто в дьявольской воронке.