Погода всё решает.

“…Тот, кто управляет погодой, тот всегда будет при деле. Погода, парень! Вот к чему нужно стремиться. Или ты хочешь размениваться на всякие мелочи? Может хочешь фокусником очередным стать? Это уже не работает. Люди перестали верить в чудеса. Будь благоразумным, младший, не занимайся ерундой. Ну, и передавай привет, старикам. Бывай.”

Когда Ян дочитал послание от своего брата до конца, он был рад что буквы искрясь на бумаги самоуничтожились (так работала простейшая защита личной переписки). Иначе пришлось выжигать эту дрянь самому.

Не было недели, чтобы старший или кто-то из «повзрослевших» не написал ему нравоучительное письмо о том, что он занимается не тем чем надо, тратит попусту время и родительские нервы. Мол, мол волшебники нужны для решения глобальных вопросов – природу беречь, не допускать войн и голода и прочее. Но Ян видел в этом лишь лицемерие. Скомкав пустую бумажку, он выкинул её в урну.

Как же надоели эти карьеристы. Погода, погода, погода. Погода – это самое главное в мире. Погода сейчас всё решает. На самом деле все вы идёте в эту погоду по одной причине – это сейчас модно и престижно, стильно и современно. И едва ли вас заботит судьба людей.

Погодка сегодня, кстати, была так себе. Серый купол неба равномерно освещал слегка подогретый город. После зимы местами сохранились артефакты в виде нерастаявших кусков серого грязного снега. В общем зрелище и так немного депрессивное, так ещё это нравоучение очередное.

Но на самом деле погода Яна всегда мало заботила. Каждый день он уделял около пяти часов прогулке. И чтобы не было за окном, мороз, зной, ливень, град, своей привычке он не изменял. Правда благодаря врождённой магии он мог чувствовать себя комфортно в любую непогоду. Чем он не забывал частенько пользоваться – должен же волшебник иметь слабости.

И пока передовая магическая элита трудилась над сложными глобальными метеорологическими процессами, Ян решал каждый день ничтожные людские проблемы. Его брат называл это «диким средневековьем», так как младший использовал самую примитивную магию, а именно «подсветку». Работала она примерно так. Ян, скажем, видел, что какую-либо неприятность, например, опасность на пешеходном переходе или потерянные документы, затем делал ловкий пас рукой (для этой магии даже слов не нужно) и «неприятность» сразу подсвечивалась, выделялась на фоне других вещей. Люди воспринимали это сразу замечали, но саму «подсветку», как вспышку, никто не воспринимал. Кто-то рассказывал, что так них эволюционно сложилось, но что всё это значит было совершенно не понятно. Ян верил, если все маги будут помогать людям как он, то беды во всём мире исчезнут сами собой, и не надо будет устраивать этот шаманизм с погодой.

Сегодня, как и в любой другой день, молодой волшебник собирался потратить время прогулки с пользой. Самый обычный день. Но вдруг…

- Эй, парень! Вот скажи, что тобой движет? Каждый день наворачивать пешком по пятнадцать-двадцать километров. Не думал об отпуске?

Голос раздался совсем рядом. Ян обернулся – на него смотрел, улыбаясь, совершенно незнакомый человек. Ясно было только одно – он из своих, магических.

- Мы знакомы?

- Да ты спятил совсем что ли, Ян?! Конечно, нет. Я ж тебя впервые вижу! Меня Агафон зовут, - и мужчина протянул руку.

- Я что-то не понимаю, - Ян машинально пожал руку, - что вам от меня надо?

- Да так, жизни немного поучить да урок преподать, - всё так же улыбаясь, немного расхлябанной интонацией сказал Агафон, - присядем?

Он указал на скамейку.

- А мне что-то не хочется нравоучений. На сегодня хватит, пожалуй! – Ян старался ответить, как можно резче.

- Да брось, парень! Думаешь меня твой брат прислал? – он выдержал паузу и голос его стал слишком серьёзным, - я на побегушках не работаю.

Парень опешил от неожиданной смены настроения, и Агафон снова включил свой «чудаковатый режим»:

- Садись, Ян. Две минутки и пойдёшь дальше кошельки чужие да котиков бездомных подсвечивать.

Они сели и около минуты просидели в тишине.

Класс! Хорошо сидим. Агафон этот просто чудак какой-то. Это идиотизм.

- Сколько нам ещё тут си…

- Чшшш! – прервал его Агафон, приложив палец к губам.

В это время недалеко остановился автобус. Двери с шумом открылись, и на остановку выскочил ребёнок лет двенадцати, школьник. За плечами у него болтался раскрытый рюкзак, содержимое которого вот-вот выпрыгнет наружу. Школьник резко дёрнулся, будто что-то вспомнил и побежал в тут сторону куда уехал автобус. Из его рюкзака тут же вылетела довольно толстая тетрадь. Ян среагировал почти машинально. Быстрое движение рукой – и тетрадь подсвечена. Рядом стояла девушка лет двадцати. Она сразу обратила внимание на вспышку и сделала шаг к тетради… И вдруг что-то случилось.

Ян не сразу понял в чём дело. Это и не мудрено, ведь такого с ним не случалось никогда. Стало очень тихо и немного темнее. Воздух стал каким-то вязким. Но самое главное, что всё вокруг, люди, машины, птицы, даже муравьи, абсолютно всё остановилось.

- А вот теперь поговорим, - раздался за спиной голос Агафона.

- Это сделали вы?

- Я. Нравится?

- Даже не знаю.

- Первый раз у всех всегда одна и та же реакция, - он хмыкнул и продолжил,- вот скажи, Ян, ты ведь считаешь игры с погодой совсем не нужными? Я прав?

- Да.

- А почему?

- Потому что это глупо и несправедливо?

- В самом деле? А как же повысить урожай, тем самым не дать людям умереть с голода. Или Ураганом предотвратить бой, и спасти сотни жизней?

- Проблема в том, что есть закон равновесия. И когда мы начинаем пляски с погодой, равновесие нарушается. Тем самым давая где-то хорошую погоду и урожай, кого-то мы обрекаем на смерть. Выходит что мы решаем кому жить, а кому умереть. Неправильно это всё.

- Какой благородный мальчик! Сейчас прям расплачусь, - Агафон произнёс это максимально серьёзно, - по-твоему выходит нужно оставить как есть, и не пытаться искать компромиссы?

- Да.

- Но не значит ли это сдаться?

- Нет, это значит перестать лезть не в своё дело.

- Спасибо, Ян. Я тебя услышал. А вот скажи, ты сам-то не превышаешь ли полномочия?

- В каком смысле? – парень немного нахмурил брови.

- Возьмём эту ситуацию – и Агафон указал в сторону остановки, где девушка замерла возле подсвеченной тетради невнимательного школьника.

- А что здесь не так?

- Зачем ты вмешался, Ян?

- Хотел помочь школьнику. Это же мелочь, но ребёнок будет рад. А из мелочей строится всё, что нас окружает.

- Ты прав. Из мелочей строится всё в этом мире. И ты изменил одну мелочь. Теперь эта девочка не успеет на свой автобус из-за тетради. Затем опоздает на поезд, и упустит единственную возможность найти своих настоящих родителей. Это если вкратце.

- Но… Но я же не знал этого, - Ян начал искать оправдания.

- Да никто не знал, - продолжал Агафон – с другой стороны это двенадцатилетний раздолбай страдает какой-то болезнью, что влияет выборочно на его память. А в тетрадке той, по нелепому стечению обстоятельств, важные для него сведения. Например, домашний адрес и телефон. Обычно у него есть ещё и GPS-маячок, но не сегодня. Сегодня у него были все шансы заблудится и уехать в другой город. Там попасть в другую семью.

- Но ведь получается из двух зол я выбрал меньшее? – голос звучал неуверенно.

- Это тебе решать. Меньшее или большее, - собеседник ненадолго замолчал, - а с чего ты взял, что я сказал тебе правду?

- Так это всё ложь, - облегчённо выдохнул Ян, но как понял через мгновение, напрасно.

- Ты не узнаешь, пока не проверишь. Мир очень сложен, Ян. Мы не можем предвидеть все последствия наших действий, даже на столь ничтожном уровне как этот – он указал в сторону остановки, - Мне нравятся люди. Они изучают погоду, пытаются её предсказать. И даже вывели свою точность прогнозов. И иногда их прогнозы даже совпадают с реальностью. Но мы с тобой знаем, что это просто совпадение. Погодой заведуют лучшие магические умы. Так и мы пытаемся изменить мир в лучшую сторону, а может всё давно предопределено. – Агафон махнул рукой и время начало идти вспять. Девушка сделала два шага назад и отвернулась от злополучной тетради. Та в свою очередь запрыгнула обратно в рюкзак школьнику. – Но как бы там ни было, мы все должны продолжать стараться. Понимаешь, Ян, ты молодец, что помогаешь людям на прямую, но… - он улыбнулся, щёлкнул пальцами и время вновь побежало своим привычным ходом. Тетрадь вновь выскочила на пол. Но вдруг её подхватил порыв ветра и с силой швырнул обратно в его заплечную сумку, да так, что школьник едва устоял на ногах. Этого хватило, чтобы он снял рюкзак и наконец закрыл его. – но иногда погода решает всё.