Внутренняя сторона события

«Истощание» Сына Божия при воплощении

Принеся бесчисленные блага человечеству, возвысив Его на небо, воплощение Сына Божия не могло не потребовать некоторой жертвы со стороны Бога человечеству. В этом акте Бог снисходил к человечеству. А от этого в Божественной природе не могло не произойти некоторого движения.

Если бы для бесстрастного Божества возможно было страдание, лишение, то не было ли бы уже самое рождение Бога на земле некоторым страданием, лишением? Св. ап. Павел говорит, что Сын Божий при вочеловечении «себе умалил» (Фил. 2, 7), или, как точнее это (έαυτον έκένωσε) перевод с греческаго языка «себе истощил» для вочеловечения, для воплощения. Человек настолько ниже, так бесконечно ниже Бога, что стать Богу человеком это все равно было, это хуже было, чем стать царю рабом, почему и прибавляет св. апостол, «себе умалил, зрак раба приими» (Фил. 2, 7) – приняв образ раба.

И во время жизни своей земной Христос Спаситель неоднократно упоминал, давал понять, насколько тяжело Ему это «умаление себя», это «истощание». Он говорил о той славе, которую Он «имел у Отца, прежде мир не бысть» (Ин. 17, 5), и молился Отцу, чтобы Он скорее «прославил» Его опять «этою славою», как бы вернул ее Ему. И с воскресением Его стала возвращаться к Нему эта слава. Но и по вознесении Спасителя Он не вошел еще вполне в эту славу. Войдет в нее Он вполне только после второго пришествия Своего, когда покорятся Ему все враги, когда «успразднится последний враг, смерть» (1Кор. 15, 26), почему и сказал Ему, по описанию псалмопевца, Отец Небесный по вознесении: «Седи одесную мене, дóндеже положу враги твоя подножие ног твоих» (Пс. 109, 1).

Все же и при земной жизни Спасителя, как ни «умалил себе» Бог в принятом им «образе раба», Божество, слава Божественная не оставляла воплотившегося Сына Божия и, так сказать, постоянно давала знать о себе, прорывалась чрез Его уничижение, насколько позволяли это узкие границы человеческой природы. Часто обнаруживал Христос Божественное всеведение свое тем, что Он читал в сердцах и мыслях людей, тем, что видел происходившее вдали, в Его отсутствии. Обнаруживал Он и Божественное всемогущество Свое в чудесах своих, в своей власти над природой, над ветрами, морем, над злыми духами. Даже такое трудно-соединимое с человеческой ограниченностью свойство Божие, как вездеприсутствие, проявлялось у Спасителя тем, что Он, хотя уже по воскресении, когда у Него было более тонкое тело, оказывался почти одновременно в разных местах, проходил чрез закрытые двери и т. д.
Но все это было только сиянием, отблеском Божественной природы в Нем, которая для большинства была невидна в Нем: до того она «умалила себя», «истощившись» в Нем.

Воплощение Сына Божия от Духа Св. и Девы Марии.

Люди, неверующие в рождение на земле Бога, иногда возражали против возможности этого рождения таким рассуждением: «Как может Бог бесконечный стать человеком конечным? Это так же невозможно, как кругу стать четырехугольным». Так рассуждающие забывают, что воплотился, родился на земле не Бог весь, в Троице поклоняемый, а один Сын Божий. Сын же Божий имеет более близкое отношение к миру, а особенно к человеку, чем Бог вообще и Бог Отец в частности. Им сотворен мир. Он то Слово Божие, которым сотворен мир. Он та Премудрость Божия, которою Бог сотворил мир, которою держится мир, которая проникает весь мир. Эта Премудрость Божия, т. е. Сын Божий, говорит о себе: «Господь созда (стяжал, приобрел) мя начало путей своих в дела своя» (Притч. 8, 22) – «Господь имел меня началом пути Своего прежде созданий Своих, искони (с самого начала)», т. е. прежде творения мира у Бога явилась та Премудрость, которой Он действовал при творении мира. Мир воплотил ту Премудрость, которая была у Бога до создания мира и которою был Сын Божий. Потому после создания мира Сын Божий «носит всяческая глаголом силы своея» (Евр. 1, 3) – Им держится мир, «всяческая в нем состоятся» (Кол. 1, 17) – все им стоит.

Имея такое близкое отношение ко всему вообще творению Божию, ко всему миру, Сын Божий в особо тесном соприкосновении стоит с человеком. Сын Божий, как говорит ап. Павел, есть «образ ипостаси (существа)» (Евр. 1, 3) Божией. Понятно, что отсюда следует. Человек создан по образу Божию. Следовательно, он создан как бы по Сыну Божию. Из земных созданий человек наиболее напоминает собою Сына Божия. Если в Боге может быть что-либо, сколько-нибудь видное нам, то это Сын Божий. «Сын Божий есть видимое Отца» говорит один св. отец. Если же Он и без воплощения был чем-то наиболее видным в невидимом Боге, как образ Божий, отобразившийся в человеке, то из Св. Троицы естественнее всего, скорее всего Ему было принять и полный образ человека, вочеловечиться, воплотиться.

Как совершилось это воплощение? Мы не дерзнули бы задаваться этим вопросом, если бы ответ на него не давался в самом евангелии. Благовествуя пресвятой Марии о рождении от Неё Спасителя, архангел на вопрос Её, как Она может родить, не имея мужа, ответил: «Дух Святый найдет на тя» (Лк. 1, 35). И праведному Иосифу, когда пресвятая Дева готовилась уже родить и он подозревал Ее в нарушении девства, явившийся ангел говорит: «рождшее бо ся (ибо родившееся) в ней от Духа есть, свята» (Мф. 1, 20). Дух святой непостижимым способом, как и все Его действия непостижимы для нас, образовал в Деве Марии тело и душу родившегося от Неё Христа. Почему здесь потребовалось участие Духа Святаго, это объясняется главным свойством Духа Святаго, что Он «животворящий» что Он всем на земле дает жизнь. С самого творения мира Дух Святой «носился» (Быт. 1, 2) над миром, вливая в него жизнь, как бы согревая его своею животворящею теплотою. А со времени Христа Он совершает и духовное возрождение человека в таинстве крещения: «Аще кто не родится водою и Духом, не может внити во царствие Божие» (Ин. 3, 5). Есть что-то общее между рождением Христа от Девы Марии и нашим возрождением: недаром и то и другое называется рождением. Недаром то и другое совершает один и тот же Дух Св. И так же непостижимо совершает Он наше возрождение, как непостижимо было Его участие в рождестве Христовом.

Апостол Павел так изображает всю суть Рождества Христова и главную причину его. «А как дети причастны плоти и крови, то и Он также воспринял оныя» (Евр. 2, 14). Все люди – дети Божии. Для Бога, который сотворил людей, они так же близки, как дети.

Но Бог бесконечно возвышается над всем миром и над людьми. К людям Он, впрочем, с самого сотворения их был ближе, чем к остальному миру, благодаря душе человеческой. Она, как духовная, ближе вещественного мира к Богу, который есть Дух бестелесный. Что отдаляло людей от Бога всегда, это их тело, грубо-вещественное тело, о котором можно сказать, что все оно состоит из мяса (плоти) и крови. Это-то тело и было постоянно как бы преградой между Богом и людьми, стеной между душой нашей и Богом-Духом, – завесой, закрывавшей от нас Бога. И до того эта завеса закрывала от нас Бога, что многие люди и совершенно не видели Бога очами души своей, которыми только и можно видеть Его, или же видели Его совсем не таким, каким Он есть, видели чрез нечистую завесу тела своего – таким же телесным, ограниченным, какими они сами были.

И вот Бог восхотел снять, уничтожить эту преграду между Ним и Его детьми. Так как люди, дети Его, по душе подобные Ему, причастны плоти и крови, т. е. душа их неразрывно соединена с телом, хотя и постоянно чувствует себя выше его и только связанною с ним, причастною его (тела), то Бог благоволил «воспринять приискренне», т. е. близко, быть «причастным плоти и крови».

Нужно хотя немного только представить себе, что такое Бог, чтобы увидеть все величие и невообразимость этого дела Божия, Его воплощения. Бог – это существо, совершенно противоположное веществу. Все его свойства такие, которые совершенно не приложимы ни к чему вещественному, как напр. неизмеримость, бесконечность. Воплотиться для Бога это похоже на то, как воплотиться, облечься телом напр. мысли нашей, или слову. И вот это совершенно невозможное для всемогущего Бога стало возможным. «Слово плоть бысть» (Ин. 1, 14). «Слово одебелевает», как поет св. Церковь: Слово Божие, более духовное и невещественное, чем наше слово, становится телесным, твердым, осязаемым.

Ангелы при рождении Спасителя

Как Рождество Христово всколыхнуло ангельский мир! На земле сразу появился не один – два ангела, а «множество вой небесных», многочисленное воинство небесное. Это было не единственный раз, когда на земле являлись ангелы, когда их присутствие было замечаемо людьми. Можно сказать, такие случаи бывали нередко. Все же ангелы являются на землю только в самых важных случаях, каков и настоящий.

Зачем же в данном случае явились на земле ангелы? Евангелист Лука, один из всех евангелистов рассказывающий об этом явлении, ясно дает понять, что было две цели этого явления. Прежде всего, явился ангел при рождении Христовом, чтобы возвестить об этом событии Вифлеемским пастухам. Правильнее было бы сказать не «возвестить», а «благовестить», потому что пришествие Христа на землю было такое радостное событие, что к нему и не идет другое выражение, как «благовестить» о нем. Архангел Гавриил «благовествует» о нем пресвятой Деве Марии; проповедь об этом происшествии по всему миру называется «евангелием», что значит «благовестие». Итак, вот вам – первая евангельская проповедь на земле, вот вам первый евангелист – ангел, возвещающий пастухам о рождении Христовом. И кто не согласится с тем, что такое событие и достойно было такого благовестника, вернее – что только такой благовестник был достойным первым благовестником для него. И второе пришествие Христово будет возвещено ангелами, уже громогласно на всей земле: «во гласе архангелове и в трубе Божии» (1Сол. 4, 16).

Но все это делает один из явившихся ангелов. Один только ангел благовествует пастухам о рождении для них и для всех людей Спасителя. Что же делают множество других явившихся ангелов? Что делает то «многочисленное воинство небесное», которое «явилось» с Ангелом-благовестником? Оно «славит Бога и взывает: «Слава в вышних Богу и на земли мир, в человецех благоволение» (Лк. 2, 13–14). Другими словами, – воинство небесное воспевает хвалебную песнь Богу. Это «воинство» и явилось на земле, следовательно, для того, чтобы воспеть Бога за то, что Он делал тогда для земли и людей. Это была другая цель явления ангелов на земле при рождении Спасителя: первая цель – возвестить людям об этом рождении, показать им Родившегося; вторая – воспеть Бога за эту милость земле. И второе дело, видимо, было так же важно и необходимо, как первое. Если нам может показаться странным и непонятным, почему это так нужно было, чтобы ангелы воспели, прославили Бога за рождение Спасителя на земле, то стоит только припомнить, что и главное дело, главное как бы занятие, служение ангелов – это непрестанное прославление, воспевание Бога, составляющее для них и высшее блаженство. Как же им было не откликнуться в своих бесконечных хвалах Богу и на такую милость Его к грешной, несчастной земле?

Так, значит, важна и наша хвала, наше прославление и воспевание Бога. Нельзя смотреть на нее, на это прославление, как на что-либо ненужное, неважное. Когда мы в св. храме воспеваем Бога, мы совершаем ангельское служение Ему, мы возвышаемся до ангелов, становимся выше самих себя, выше земли. И наши рождественские песни – это продолжение той хвалы Богу, которую начали в минуту рождения Спасителя на земле ангельские воинства.

«Всыновление»

Послав на землю Сына Своего во плоти, «раждаема от жены», Бог вместе с тем, по ап. Павлу, и в сердца наши послал «Духа Сына Своего» (Гал. 4, 6). Это немножко похоже на то, как о человеке иной раз говорят: «весь дух его такой-то, – плохой или хороший» и разумеют некоторое духовное веяние, впечатление, исходящее от человека, то, как проявляется у человека душа, как сквозит она в его словах и поступках. Можно представить себе, какой Дух был у Сына Божия при Его земной жизни! Ведь на Нем, по человечеству Его, почивал всегда сам Дух Св., третья Ипостась Св. Троицы. «Дух Господень на мне», говорил Он сам о себе (Лк. 4, 18). Дух Божий и видимо сошел на Христа при крещении. И вот этот Дух своею святостью и чистотою исполнил всю человеческую душу Сына Божия, так что стал так же близким Ему по человечеству, как был близок по Божеству, будучи во Св. Троице таким же Лицем, как Сын Божий.

И вот этого Духа Сына Своего Бог, благодаря рождеству, воплощению Сына Божия, послал «в сердца наши». Сердце наше ощущает, не может не ощущать после пришествия Христова в себе Духа Сына Божия, Духа Божия таким, каким Он обитал в Сыне Божием при Его земной жизни.

Чем же проявляется, в чем сказывается это обитание в сердцах наших Духа Сына Божия? Это тоже говорит апостол. Этот Дух «вопиет», громко говорит, восклицает в сердце нашем: «Авва, Отче», т. е. Он громко называет Бога Отцом. Авва – так называется отец на сирийском языке, на котором говорили многие из тех, кому писал св. апостол свое послание. И вот апостол хочет сказать, что у каждого христианина живущий в нем Дух Сына Божия называет Бога Отцом на родном языке каждого человека, называет родным Отцом.

Чувствуем ли мы, в себе, в сердцах своих этот громкий голос Духа Сына Божия? Апостол не даром говорит, что этот голос «вопиет» в сердцах наших, громко говорит, попросту выражаясь – кричит. И если мы не слышим его, то только потому, что другие крики, крики земные и о земном, заглушают его, что мы не хотим и слушать этого «вопля» в сердцах наших, что мы отвращаем от него слух наш и направляем его на другие звуки и слова.

Но, думается, хотя в великий праздник, когда все мы становимся как бы совершенно другими, делаемся христианами, хотя в нынешний день мы, если прислушаемся, услышим в сердцах наших это вопияние Духа Сына Божия.

Подумать только, как много заключается в этом голосе для нас! Тысячи лет человечество не смело назвать Бога Отцом своим. Иначе говоря: не чувствовало оно в Боге Отца своего. Оно видело в Боге Существо, иногда просто враждебное себе, во-всяком случае часто гневавшееся и каравшее, неумолимо, беспощадно каравшее за все.

До пришествия Христова человек чувствовал себя полным рабом природы, которую он чтил, как Бога, и в которой все совершается по законам жестокой необходимости, которая не жалеет человека и не считается с ним. Одна только небольшая часть человечества, избранный народ Божий, знал, что есть Господь и над природой, что Он «творит по воле своей в силе небесней и в селении земнем» (Дан. 4, 32). Но и эта маленькая часть человечества не видела в Боге Отца, не чувствовала настоящим образом Отца, а видела гл. о. законодателя и судью своего, строго каравшего за всякое нарушение закона. Только Христос научил называть Бога не иначе, как Отцом небесным. И не называть только научил, а дал почувствовать в Боге Отца, готового все дать нам, и самое невозможное по законам природы. И с этого только времени человек почувствовал себя освободившимся из-под гнета этого мира, самих стихий его, стал жить «не по стихиям мира сего» (Кол. 2, 8. 20).


Прошлые рассылки этой тематики:


Источник: профессор Михаил Николаевич Скабалланович
Христианские праздники. Всестороннее освещение каждого из великих праздников со всем его богослужением. Книга 4 Рождество Христово

О проекте

"Крупицы веры" - 10 минут в день о вере, истории и богослужении православной Церкви.

Использованы материалы с сайтов: Азбука веры

Страничка подготовлена приходом храма Святой Троицы Лениногорска.

Ресурсы прихода:

В группе ВКонтакте - о жизни православных города и благочиния, новости воскресной школы при храме, освещение вопросов веры и христианской жизни в православной Церкви.

В Instagram - фото и видео материалы о нашем приходе.

На канале YouTube - выходит еженедельная, приходская передача "Православное слово" и видео выступления учеников с пасхальных и рождественских праздников.