МИХАИЛ ПЕТРИК — О ПРИКЛЮЧЕНИЯХ «ТЕСНОТЫ» В КАЗАНСКОМ МУЗЕЕ

Эту историю Миша вспомнил перед пятилетием «Тесноты», но, к сожалению, из-за загруженности в срок мы не успели её опубликовать. Но не поделиться ей нельзя. Не пугайтесь длины текста и витиеватости Мишиного слога, он смешной и интересный.

Не знаю как у вас, но для меня большую часть событий связанных с промо-бюро «Теснота» очень сложно детально вспомнить. С другой стороны, за последние несколько лет событий абсолютно никак не связанных с «Теснотой» у меня очень мало. Эта история называется «"Теснота" и Дед Мороз».

Однажды, поздним декабрем 2017 года мы приехали в Казань особо большой делегацией (в городе в тот раз ко всему прочему гостил наш давний друг и прекрасный диджей Леонид Липелис), но участниками данной истории стало четверо: Саша Елсаков, Слава Душин, Дима Безуглов и я. Очень неплохой процентаж людей, которые активно участвовали и продолжают участвовать в жизни организма под названием «Теснота». После того, как мы, предварительно пролив себе на душу очень много бальзама под называнием «Бугульма», отыграли свои сеты на вечеринке в баре «Соль», разошлись по кроватям на рассвете, подумали, что не одним алкоголем и вечеринками жив человек, и решили сходить в музей. Конечно, перед этим нам все же пришлось зайти в кофейню с рекурсивным названием «В кофейне», съесть завтрак и выпить пару пив, чтобы почувствовать себя достойными членами татарской общины. Помню, Дмитрий активно зазывал нас в Музей МВД, и я думаю, что если его сейчас спросить, мол, куда сходить в Казани он вас туда и отправит, но благодаря какой-то непонятной похмельной заминке и мисандерстендингу этот вариант отменился. Выбор пал на Национальную художественную галерею «Хазинэ» в Казанском Кремле. Да, я просто скопировал это с их сайта потому что постоянно забываю это странное название «Хазинэ», и вообще буквы «х» и «з» в сочетании звучат для меня отталкивающе. Зато поход в «Хазинэ» я не забуду еще очень долго.

Мокрый снег, короткий световой день и небольшое похмелье забросили нас в галерею достаточно быстро. Раздевшись, мы прошли внутрь здания рядом с Кул-Шарифом, очень красивой мечетью в центре Казани. Мы начали осмотр выставки, но что-то подозрительное началось практически сразу. Проходя мимо залов на первом этаже мы встретили приятного, но очень сильно напомаженного татарского мужчину лет эдак за 60, при полном официозе, в галстуке и пиджаке. Если мне не изменяет память, он то ли улыбнулся, то ли взял меня под руку и направил на верный путь, то есть на третий этаж к началу экспозиции. Саша тоже улыбнулся, посмотрел на меня и ехидно сказал: «А ты ему похоже понравился!», но я как-то не придал этому значения, а зря. Потом, спросив уже у смотрительниц на третьем этаже что-то про экспозицию Саша был абсолютно ошеломлен их вовлеченностью в разговор с ним, будто бы до этого они всей компанией по корпоративной путевке ездили на випассану. Их общение даже коснулось темы отношений с родителями. Далее мы разделились на пары, и начали осмотр галереи: я гулял со Славой, а Дима — с Сашей. Мы разговаривали и рассматривали очень умиротворенные картины какого-то очень признанного татарского художника. Затем, на втором этаже все стало немного поинтереснее, там были представлены уже современные татарские художники, творчество которых для уральского взгляда достаточно необычно и любопытно (вообще-то я крайне рекомендую эту галерею к посещению). Заканчивая со вторым этажом, и почти что собравшись сваливать, мы встретились вчетвером у картины Тоира Шарипова, один элемент которой нам никак не давал покоя. Вот он.

Из личных архивов Петрика: видео для Instagram Stories, в котором обнаруживается любовь Шарипова к изображениям обезьян с эрегированными пенисами.

Затем, присмотревшись, мы поняли что этот элемент является тонкой красной нитью всех его полотен, и тут наше плачевное физическое и нравственное состояние заиграло всеми красками. Саша начал выкрикивать слово «хюй» (это по-татарски), громко смеяться, ну и мы со Славой и Димой тоже в целом не заставили себя ждать. Смотрительниц мы втянули в жаркие дискуссии об искусстве, и о том что приемлемо, а что неприемлемо показывать в художественных галереях, пытались узнать у них тайные помыслы художника Шарипова, чувствуя что экспозиция подошла к логическому концу. Вообщем-то мы вели себя достаточно вызывающе, и, как мне кажется, были бы уже изгнаны теми же смотрительницами из, допустим, Эрмитажа, но в Казани мы получили обратный эффект. Несмотря на наше буйное поведение, смотрительницы первого этажа вырулили к нам со сногсшибательным предложением, предложив остаться и посмотреть выступление Деда Мороза, который не просто там какой-то обычный скучный Дед Мороз. «Он у нас очень веселый, танцует и поет!» — в один голос говорили нам все три смотрительницы первого этажа. Мы стояли в растерянности и не знали чем себя занять эти 15 минут ожидания. Но и это для них оказалось не проблемой, они пытались усадить нас в юрту (сказав что это какой-то исторический экспонат, они не могли объяснить почему он застегивается на современную молнию), полную детишек которые плели из соломы каких-то коней, они открыли специально для нас какой-то закрытый на тот момент зал с дополнительными экспонатами, в общем, удерживали нас как могли. Больше всего мне понравилось, как эту идею воспринял Вячеслав, глаза его загорелись пуще прежнего, и он вообще не собирался никуда уходить, кроме туалета, пока не увидит Деда Мороза. Мы с Сашей и Димой хотели было саботировать это сомнительное развлечение, но Слава был быстр, и как только мы совершили движение в сторону выхода путь нам преградил широкий торс и улыбка до ушей.

В общем, мы остались стоять в зале с елкой по центру в окружении недоумевающих родителей, дурно пахнущие перегаром, под строгим контролем смотрительниц. И вот она кульминация: наконец-то выходит Дед Мороз. И это, конечно же, тот самый напомаженный мужик из начала истории, уже переодетый как подобает, которого Саша заподозрил в тайной симпатии ко мне. Он включает «В лесу родилась елочка», водит хоровод с детьми, но в течение всего лишь каких-то 15 секунд, мы стоим в стороне, затем он кричит что-то вроде: «Дети, это ведь скучно, хотите чтобы было весело?», подбегает к музыкальному центру, переключает на «Калинку-малинку», и максимально уверенным шагом начинает движение в нашу сторону. Нам в целом уже и до этого было весело. Он подходит и берет меня за руку, пацаны выталкивают меня, как самое слабое звено, на растерзание Деду Морозу. Он уводит меня в центр зала и заставляет танцевать в максимально маленьком хороводе, состоящем из этого мужика, меня и еще одной 6-летней девочки. Я уныло пы��аюсь поднимать ноги в танцевальных движениях, чувствуя максимальный дискомфорт и абсурд данной ситуации, все это безумие продолжается пару минут, Саша, Слава и Дима находятся в полусогнутом состоянии, потому что смотреть на это без слез и смеха абсолютно невозможно. В конце концов я вырываюсь из плена и мы все ползем с диким хохотом к выходу из галереи, без какого-либо представления о том, когда же перестанет быть так смешно. На выходе у нас вежливо интересуются понравилось ли нам, и мы ответив, что лучше у нас совместного похода в музей не было, и вряд ли будет (но я все же надеюсь, что будет еще много других походов), выпадаем из музея в заснеженное царство эчпочмаков. Уже там мы поняли, что этот мужик похоже подговорил смотрительниц музея задержать нас, чтобы всем было максимально весело, потому как иной причины их железной настойчивости мы придумать не смогли. Вывод примерно такой: если вы хотите танцевать на детских праздниках в Казани под Новый Год, «Теснота» может вам это устроить, она вообще похоже все что угодно может вам устроить, главное — верить.

Видео, снятое Петриком, за несколько минут до того, как Дед Мороз уведёт его за руку танцевать к ёлке.