ТАМ, ГДЕ ИЗМЕНЯЮТСЯ ПУТИ

Подписчик нашего канала – "va faill, elane" является фанатом двух фандомов – Ведьмака, и Вархаммер 40.000. Он решил поучавствовать на конкурсе в VK, который называется «Сопряжение Сфер» и задача которого – придумать кроссовер вселенной The Witcher с любой другой.

Ксантис аэп Мианасэт – Король Дикой Охоты, предводитель Красных Всадников.
Гэ’Эльс – Король Эльфов Aen Elle.
Аваллак’х – Советник при королевском Дворе.
Аэвилль – брат Имлериха, генерала Дикой Охоты, убитого во время кампании Эредина.
Ус’Аад – навигатор Дикой Охоты.
Азек Ариман – лорд-чернокнижник Тысячи Сынов, изгнанник, лидер банды Блудных Сынов


Тир на Лиа, сейчас.

Зал Дворца Пробуждения уже давно не дышал жизнью. Она покидала его. Стены более не источали тонкий и разнузданный запах пиров, охоты на единорогов и планов набегов на соседние миры. Уже несколько веков камни знали только холод, наступающий с материка. Холод, который уничтожал завоевателей этого мира грубо и бескомпромиссно. Холод, предсказание о котором знает каждый эльф Aen Elle и из-за которого они пришли в этот мир в глупой попытке спастись.

Белый хлад. Ксантис бросил на вырезанный из цельного куска мрамора стол отделанные серебром наручи. Его мир умирал. Снова. В который раз его раса оказалась на грани смерти. После провала Эредина Ястреба и восшествия на престол Тир на Лиа Гэ’Эльса его народ не продвинулся к спасению. Они могли заставить «Нагльфар» снова плыть по Спирали времени и пространства, но это не имело никакого смысла. С исчезновением Zireael все было кончено.

«Все было кончено еще до ее рождения», – подумал Ксантис снимая доспехи. Исчезновение наследницы Старшей Крови поставило точку в попытках продолжения дела Эредина бороться с неизбежным. Один ведьмак и несколько чародеев, безусловно, тоже поучаствовали в том, что Красным Всадникам было нанесено сокрушительное поражение. Но Zireal… без ее крови баланс сил был точно не в пользу Народа Ольх.

В дверь раздался короткий стук. Ксантис нахмурился. Он знал, кто за дверями. И этот гость ему не нравился. Но он нуждался в нем. Как и Гэ’Эльс.

Аваллак’х не изменил себе. Зашел без приглашения.

– Ты готов? – Креван протянул руку Королю Дикой Охоты для приветствия.

Ксантис нетерпеливо – даже слишком нетерпеливо – пожал ему руку. Ему не хотелось к ней слишком долго прикасаться. Он казался ему порченным, неправильным. Воин не мог слишком долго выносить общество чародея.

– Церемония вот-вот начнется, – тон Аваллак’ха был таким же холодным, как воды Easnadh – реки, над которой стоял дворец. Таким же бесцветным, таким же безвкусным, – Самое время сменить боевое облачение на парадные одежды.

Взгляд Знающего на миг задержался на прекрасной броне. Лучшие мастера Тир на Лиа создавали шедевр, стилизованный под человеческий скелет. На каждом элементе нагрудника был выгравирован текст о величайшей победе Aen Elle – захват того мира, который теперь стал их домом.

Ксантис мотнул головой:

– Да, советник.

Сегодня Mid Carn. Сегодня сыны и дочери Тир на Лиа будут оплакивать смерть лучших Красных Всадников: Карантира, Эредина. И, как живое воплощение наследия Бреакк Гласа, Ксантис должен быть там. Должен воздавать почести глупцам, которые боролись с тем, что нельзя победить.


Сапаар V, Сектор Корвус, Сегментум Ультима, позже.

– Они поют, ибо славят Тебя. Они были никем и ничем. Их души были пусты, а теперь я чувствую их. Я чувствую, как они плывут в Варп. Чувствую, как они собираются хором из нестройных голосов вокруг Всеотца. Я дал им цель, дал им толику знания. Они пойдут за Тобой. Дай им путь. Укажи им Истину. Сними с них оковы Ложного Бога. Покажи, насколько сильно они ошибались.

Ариман стоял в огромной зале. Когда-то здесь было святилище Бога-Императора, но теперь... Теперь это место во власти его Хозяина. Теперь это часть Хрустального Лабиринта. Хор из нестройных голосов стал сильнее. Ариман сконцентрировался на их эмоциях. Все, что ему было нужно – их души. Их желания. Желания перемен.

– О да, – Хрипло проговорил колдун, – О да, славьте Его.

Стены Храма покрылись изморозью, молнии начали дикую пляску у рук Аримана, электрические разряды змеей стали двигаться к вершине его посоха, подчиняясь его титанической воле. Он близко. Очень близко. Наконец-то он сможет найти вход в Черную Библиотеку. Наконец он сможет заслужить прощение своих братьев. Прощение своего примарха. Своего Отца.

Арка позади Аримана мигает кроваво-красными оттенками. Он слышит вопль душ тех несчастных, что возносили псалмы Тзинчу. Они послужат временным щитом, за которым собирался укрыться чернокнижник чтобы пробраться мимо стражи.

– Время пришло, Вальгирий. Будь наготове.

Космодесантник в броне капитана коротко кивнул и включил вокс:

– Лорд-чернокнижник готовится войти в Черную Библиотеку. Мы должны быть готовыми ко всему, братья.

Врата запылали кроваво-красным, всполохи энергии били в стены зала. Пение прекратилось. Ариман сжал крепче посох.

– Все – прах.


Тир на Лиа, раньше.

– Креван, нам нужно гораздо больше, чем старинные рукописи, – Король Aen Elle сделал резкий мазок кистью и шагнул к столу с вином. Но, словно передумав, резко повернулся к предводителю Красных Всадников: – А ты, Ксантис, молчишь с самого конца церемонии. Есть идеи, как остановить приближающееся бедствие?

Ксантис отвел взгляд от стены, на которой плясали тени от пламени факелов:

– Мой король, ты не произносишь вопроса вслух, но мой ответ таков: «Нагльфар» слишком мал, чтобы мы могли взять на борт всех нуждающихся. Это будет побег в никуда. Мы обречены скитаться во времени и пространстве без Старшей Крови. Навигатор Ус’Аад не дает гарантии, что движение по Спирали не сыграет с нами злую шутку.

– Мой Король, позвольте мне еще раз изучить тексты, может быть, если мы найдем в одном из миров след Zireael… – Голос Аваллак’ха доносился из дальнего угла комнаты. Знающий пригубил из кубка знаменитое Зелье Тир на Лиа и, отставив в сторону кубок, вышел в свет факелов.

– A d’yeabl aep arse, – раздраженно бросил Король, бросая сломанную кисть на пол, – Она не Лара Доррен, Лис. Ты гоняешься за ней, ищешь ее с того момента, как она пропала в портале Tor Gvalch'ca. Что это? Ты любишь отражение красоты Лары, которое стирается с годами, словно старые ступени под подошвами ног о людские черты? Или ты слишком привязался к своей ученице во время ваших странствий?

Ксантис удовлетворенно хмыкнул. Чародей отступил в тень, вернувшись к своему кубку.

– Есть еще кое-что, мой Король, – Ксантис начал говорить очень медленно. Тщательно подбирая слова, – Аэвилль. Он может начать действовать в любой момент, и, возможно, некоторая часть Красных Всадников за ним пойдет. И мы получим второго Эредина.

– Насколько он серьезно настроен? – донесся из тени голос Знающего.

– Он воин, Лис, он был им рожден. Он смотрел на своего брата и мечтал быть таким же, как он. Элита Народа Ольх считает, что Эредин делал все правильно. И, если бы не vatt’ghern, у Бреакк Гласа все получилось.

Гэ’Эльс развернулся лицом к окну. За ним открывался вид на роскошный в прошлом сад. Стволы деревьев покрылись инеем. Яблок этот сад давно не приносил. Просто стоял памятником былого величия этого места. Король неоднократно хотел отдать приказ срубить его, но каждый раз медлил. Сад напоминал ему, что времени мало.

– Ксантис, ты нужен мне, твои Красные Всадники тоже. Реши проблему с мятежником. Деликатно.

В коридоре раздался топот бегущих ног. Стражник влетел в комнату, на ходу извиняясь и предпочитая этикету преклонить колено.

Когда он поднимался, Ксантис заметил, что руки у стражника дрожат. Для Знающего это также не осталось без внимания, и Аваллак’х вновь выскользнул из тени. Только Гэ’Эльс не выказывал эмоций.

– Мой Король. Советники… Вы должны это увидеть, – пробормотал стражник, смотря в пол и безуспешно пытаясь унять дрожь в руках, сжимая длинные тонкие пальцы в кулаки.

– Que suecc’s? – спросил Король Эльфов, делая шаг к стражнику.

– Я не знаю, как объяснить, Владыка… Ard Gaeth… Они… открылись.

Кубок Аваллак’ха упал на холодный пол.

В саду завыл ветер. «Так воют мертвые души «Нагльфара»», – с содроганием подумал Ксантис.


Сапаар V, Сектор Корвус, Сегментум Ультима, сейчас.

Одним ударом посоха Ариман открыл портал. Через древко заструилась энергия. Живая, необузданная, величественная – она проходила сквозь тело Азека, рассекала время и пространство. Она несла великую погибель и великую жизнь, она питала Великое Солнце и возжигала в людях Вечный Огонь. Все это Ариман увидел в сгустках энергии, которые летали по храму. Он видел города с причудливой архитектурой и поля, полные людей. Видел битвы, где воины, закованные в броню, неслись друг на друга на невиданных существах. Видел холод, который поглощал миры один за другим. Неумолимо. Безжалостно. Видел геноцид прекрасных, грациозных созданий с единственным рогом.

Удивленный Ариман оторвал посох от иссохшего тела псайкера, который так любезно согласился стать проводником силы наравне с хором несчастных душ в обмен на Великое Знание.

Врата сияли в полутьме красным светом. Чистая энергия била из них. Ариман приблизился к ним и задумчиво произнес:

– Вальгирий, это не вход в Черную библиотеку.

Ариман развернулся, к телу псайкера, коснулся его кончиком посоха. Энергия заплясала у безжизненного тела.

- Псайкер. Откуда он?

- Один из преданных слуг Тзинча – такой же, как и все мы.

Космодесантник подошел вплотную к своему командиру. Заблудшие и проклятые, они стояли так, освещаемые всполохами красного света. Их визоры ослепил яркий белый свет, пространство вдруг замерзло, чтобы схлопнуться с неприятным гулким всхлипом и выплюнуть из Врат нечто.


Тир на Лиа, ранее.

Король Народа Ольх, небольшая свита, Красные Всадники, их предводитель, королевский Знающий – все они стояли и смотрели на Врата Миров. Дремавшие несколько веков, теперь они источали низкий гул, по поверхности, почти зеркальной, иногда пробегала рябь. Гэ’Эльс подошел к колоннам, между которыми мерцало зеркало Врат.

– Невероятно, – пробормотал Король.

Аваллак’х смотрел на Врата широко распахнутыми глазами. Его волосы шевелились в такт разрядам энергии.

– Это невозможно, – с благоговением произнес он.

– Но тем не менее это случилось, чародей. Ты и я, мы оба смотрим на это явление.

Голос принадлежал высокому, даже по меркам Aen Elle эльфу. Он был облачен в тяжелые, такие же, как и у его брата, доспехи.

Аэвилль обошел вокруг портала.

– Я, быть может, мало смыслю в магии, но разве не только ген Aen Hen Ichaer может открыть Ard Gaeth?

Аваллак’х, казалось, пробудился от сна.

– Верно. Это может сделать только носитель Старшей Крови. Или единороги.

Вперед вышел навигатор. Ее доспех был чернее ночи, волосы с в тугой узел собраны на затылке. В глазах отражалось огненное сияние Врат.

– Мой Король, это может быть ловушка, а может быть великий подарок судьбы, – Ее голос был необычайно тихим и певучим даже по эльфским меркам, – Но стоя тут и рассуждая о том, кто открыл портал и как это случилось, мы теряем самое важное – время. Вы и без меня знаете, что у нас его в обрез.

Навигатор преклонила колено.

– Что ты предлагаешь, Ус’Аад?

Ксантис знал, что она хочет предложить. И боялся. Он вновь посмотрел на Врата. Спасение? Или кара за все то, что они натворили? За то, кем они стали, постепенно вырождаясь. Постепенно путаясь в судьбе.

– Дайте приказ снарядить «Нагльфар», – навигатор еще сильнее склонилась к холодным плитам пола, – Разрешите Dearg Ruadhri быть авангардом Aen Elle, как это было во времена Королевы Зимы.

Как только она договорила, шепот в толпе стих. Все взгляды устремились на Короля Ольх. Аэвилль нежно поглаживал навершие своего огромного двуручного меча. Ксантис старался не смотреть на Гэ’Эльса. Исход был предрешен.

Король выступил почти вплотную к порталу:

– Ess’tuath esse! Снаряжайте «Нагльфар». Ксантис, пусть Красные Всадники готовятся выдвигаться на Спираль.


Сапаар V, Сектор Корвус, Сегментум Ультима, сейчас.

– Кем мы атакованы?! – эфир разрывался от приказов, их подтверждения, отмены. Ариман поднялся с колен. Его посох отлетел на несколько метров. Вальгирию повезло меньше – на месте, где он стоял, остались только оплавленные доспехи. «Видимо, я слишком близко стоял к порталу в момент перехода». В Храме завязался бой. Он кипел уже несколько минут. Призрачные силуэты появлялись то тут, то там, не оставляя шансов ничего не понимающим культистам. Ариман подобрал посох, железо удовлетворенно заурчало, когда к нему прикоснулись руки чернокнижника. Из полумрака на него выскочило существо с двуручным мечом на перевес, Ариман испепелил его чистой энергией Варпа и включил вокс.

– Тысяча Сынов. В бой.


Ксантис успел увернулся от цепного меча и следующий ударам отсек голову сектанту. В шагах тридцати от себя он увидел огромного человека, но человека ли? Это существо только что испепелило молниями из посоха одного из Красных Всадников.

Ксантис выругался. И услышал нарастающий свист. С таким свистом рассекает воздух кнут перед тем, как опуститься на тело провинившегося. А потом пришли они.

Закованные в синее и желтое воины. Извергающие пламя из неизвестных устройств. Несколько воинов с такими же посохами, как и у их предводителя, осыпали огнем и молниями бойцов Ксантиса.

Это был необычный огонь. Воздух наполнился запахом горящей плоти, оплавленного металла – запахом смерти.

Если им суждено умереть, они сделают это с честью.

Ксантис встал во весь свой рост.

– Laet ihew! – и с этим кличем он бросился в гущу битвы.


Ариман знал, как сильно страдают его братья. Он сам вместе с каббалом лучших колдунов Тысячи Сынов заключил их в силовую броню. Превратил в безжизненных автоматонов. Убийц без страха и упрека. И они сеяли смерть. Неизвестные пришельцы падали один за другим в битве, которую им было уже не выиграть.

Пока не остался один. Его тело было испещрено ранами. Красивое лицо было похоже на гримасу смерти. Ариман подошел к воину. Доспехи были в нескольких местах пробиты, пол храма заливала кровь, воин было попытался выставить перед Ариманом меч, но чернокнижник легким движением отвел руку юноши в сторону.

Тяжелые шаги позади Аримана вынудили его обернуться.

– Лорд-чернокнижник, зачистка окончена. Какие будут приказы?

Для Аримана не было хуже пытки, чем слушать это бестелесный голос.

– Я хочу знать откуда они пришли, – прошипел Азек указывая на портал.


Ксантис умирая смотрел, как сине-желтое воинство исчезает в портале.

Последнее что, он видел – как «Нагльфар» догорает под вой призраков на его борту.

Носитель гена Старшей крови не всегда способен контролировать перемещение по мирам. Псайкер, ставший проводником силы Аримана по грустной случайности для Народа Ольх был одним из далеких предков Ларры Доррен. Aen Hen Ichaer вновь сыграла со своими создателями злую шутку.


Большая просьба - если вам понравилась статья, напишите свой комментарий по этой теме, так мы будем знать, что переводы и статьи вокруг мира Гвинта и вселенной Ведьмака вам интересны!

Так же вы можете поддержать команду TGGwent и развитие ее проектов здесь:
https://new.donatepay.ru/@tggwent