111 - я ЗАПОВЕДЬ

Шалом увраха, дорогие!

Сегодня без вступлений, поэтому сразу к делу:

111-я заповедь — повеление, чтобы излечившийся от цараат обрил волосы; и, как разъяснено в конце трактата Негаим (гл.14), это второй этап его очищения (после первого этапа, указанного в 110-ой заповеди). 

И об этом Его речение, да будет Он превознесен: "И вот, на седьмой день (после первого этапа очищения) обреет он свои волосы, свою голову, и свою бороду, и брови над своими глазами, - все свои волосы обреет" (Ваикра 14:9). И мы уже приводили слова мудрецов: "Трое обязаны сбривать волосы, и это обривание - заповедь: назир (Д 93), человек, излечившийся от цараат и левиты" (Сифра, Мецора).

Законы, связанные с выполнением этой заповеди, уже разъяснены в конце трактата Негаим.

И здесь необходимо объяснить, по какой причине мы, посчитав обривание излечившегося от цараат самостоятельной заповедью и принесение им жертв самостоятельной заповедью (Д 77), не поступили так же с заповедями о назире, а посчитали обривание назира и принесение им жертв единой заповедью (Д 93).

Дело в том, что для излечившегося от цараат не существует неразрывной связи между обриванием и принесением жертв, и цель, достигаемая его обриванием, не совпадает с целью, достигаемой принесением жертв. У излечившегося от цараат очищение обусловлено обриванием (а жертвы приносятся им для иной цели: чтобы обрести право вкушать святыни - мясо жертв, теруму и т.д.). И в 6-ой главе трактата Назир (446) сказано: "В чем отличие между обриванием назира и излечившегося от цараат? В том, что для него (для назира) очищение обусловлено истечением срока его обета, а для излечившегося от цараат очищение обусловлено обриванием (т.е. в отличие от излечившегося от цараат, назир чист, даже не обрившись в установленный срок)".

И когда излечившийся от цараат завершит вторичное обривание, он чист и при прикосновении уже не передает другим ритуальной нечистоты, как разъясняется в конце трактата Негаим (14:3). Однако он не получает полного искупления до того, как принесет свои жертвы, подобно прочим не получающим искупления до принесения жертв (Д 77). Следовательно, цель, достигаемая его обриванием, - очищение от ритуальной нечистоты, независимо от того, принес он свои жертвы или не принес. А цель, достигаемая его жертвоприношениями, - завершить искупление, подобно прочим не получающим искупление до принесения жертв, т.е. заву, заве и роженице (они, даже очистившись, не получают полного искупления, позволяющего вкушать от святынь и т.п. до того, как принесут жертвы).

И мы уже упоминали прежде (Д ) слова мудрецов о "четверых, не получающих искупления" (Критот 8б). И в том изречении разъяснено, что назир не относится к тем, для кого жертвы завершают полное искупление, но только оба действия вместе - обривание и жертвоприношение - позволяют ему пить вино; и одно действие не достаточно без второго, но обривание неразрывно связано с жертвоприношением, а жертвоприношение - с обриванием. Только двумя этими действиями вместе достигается одна общая цель - он получает право совершать то, что было запрещено ему в период его обета.

И в 6-ой главе трактата Назир (46б) сказано: "Совершил обривание при принесении одной из жертв, а жертва оказалась непригодной (например, стала ритуально нечистой) - его обривание недействительно (и он должен вновь отращивать волосы), и все жертвы не засчитываются ему". Итак, ясно, что обривание обусловлено жертвоприношением, а жертвоприношение - обриванием.

И еще разъясняется в берайте (Назир 15а), что, даже "по истечении срока обета, назиру запрещено брить волосы, пить вино и принимать ритуальную нечистоту от умерших" до тех пор, пока он не совершит полностью все действия, называемые "очищающим обриванием". Т.е. он должен, как разъяснено в 6-ой главе трактата Назир (45аб), обрить волосы у входа в Шатер Собрания, бросить их в огонь, горящий под мирной жертвой и принести жертвы, указанные в Писании (Бемидбар 6:14-17).

И ты обнаружишь, что в большинстве мест мудрецы называют принесение этих жертв - "обриванием". И однозначно сказано в нескольких мишнах (Назир 11б,12б), что дающий дает обет "обрить назира", имеет в виду, что он предоставит за этого назира животных для жертв.

Итак, ясно, что выражение "очистительное обривание" подразумевает также принесение жертв. И это связано с тем, что "обривание" и принесение жертв - это только части одного ритуального действа, в результате которого назир освобождается от своего обета и получает право пить вино. Однако, его первое обривание, совершаемое в ритуальной нечистоте, - это лишь один из законов, связанных с выполнением заповеди об отращивании назиром волос (Д 92-93).

Читать Талмуд

#Заповеди_Рамбам