Сообщники (криминально-романтическая драма)

Часть 1

К слову, это мой уже пятидесятый рассказ! Реально, не ожидал от себя такой плодовитости! Даже не верится!

***

В начале 2000-х Россию захватил шквал криминальных разборок. Власть и менты были тесно повязаны с теневым бизнесом. По сути, криминал и стал той единственной властью, которая вершила порядок на улицах.

У меня был маленький бизнес - мастерская по ремонту автомашин. Господи, бизнес: я да двое подмастерьев. Ютились мы в гараже; правда, довольно просторном: ремонтный бокс и автомойка.

Как и полагалось в те времена, меня крышевала одна банда, которой руководил Лосев Серёга. Мы вместе учились в школе, ещё там все его звали Лосём. Он был рослым пацаном постарше меня, окончил потом школу милиции, поработал там, а потом ушёл оттуда и создал охранное агентство. Всё вроде как по закону. Заключаешь с ним договор охраны, и ты под его крылом. Основной мой доход приносил ремонт машин. Частенько и от самого Лося привозили какие-то иномарки, я думаю, краденые. Приходилось работать чуть ли не даром. Бизнес рискованный, но другого просто не было.

В этой жизни мне крупно не повезло. Я давно осознал себя не таким, как другие пацаны: меня тянуло к своему полу. Хуже всего, я решился попробовать запретного секса с одним перцем. Он мне показался вполне надёжным, но я ошибся в нем. Тот проклятый отсос стал для меня первым и последним. Моё падение стало достоянием публики. Уебок снял это дело на телефон и стал хвастаться. Слава пришла мгновенно. Только ленивый не показывал на меня пальцем. Спасла, как не странно, армия: пропав на время из города, удалось сбить волну распространения слухов. В армии я подкачался, обмужал малость, а когда вернулся, о том, что я сосал член помнили только единицы. Да и я особо не высовывался, наплевав на личную жизнь.

С юности лет увлекался машинами. О том, чем заняться после армейки, у меня вопрос не стоял. Стал ремонтировать машины соседям, те рассказали обо мне родственникам, и пошло-поехало. В итоге я открыл мастерскую, нанял двух толковых парней.

Но в этой стране жить хорошо долго нельзя. Очередной кризис буквально выбил у меня почву из-под ног. Вы даже и представить себе не можете, как хуево, когда народ нищает, заказов с гулькин нос, да ещё такие, чтоб и подешевле, и работы неделю без отдыха.

Очередным ударом для меня стала тяжёлая болезнь матери. Потратившись здорово на лекарства, врачей и медсестёр, я залез в долги. А тут ещё повышение тарифа за так называемую охрану. Как говорится: всё к одному!

Пришлось идти на поклон к Люсю, буквально по крупицам насобирав очередную месячную дань.

У входа стоял Валет. Это погоняло такое, а зовут Валетов Дима. Тупой качок, знавший меня со школы и никогда не упускавший повода подойти и оскорбить.

- Ооо, - усмехнулся он, увидев меня. - Пидорок пришёл.

При виде меня у него всегда возникала такая радость, как будто ему подарки принесли. Чувствовалось, работка по его интересам и интеллекту.

- Мне к боссу твоему, - я смерил его равнодушным взглядом, как будто говорил в переговорное устройство.

- А он тебя звал?

- А к нему надо было заранее записаться? - огрызнулся я.

- Сейчас спрошу, - нехотя сдался он, исчезнув за дверью офиса.

Не прошло и минуты, как он снова появился, пригласив внутрь.

Кабинет Лося больше походил на будуар в публичном доме: мягкие диваны, тяжёлые с позолотой шторы, ковры. Вошли мы к нему на пару с Валетом. Может, он боялся остаться наедине со мной.

- С чем пожаловал? - хозяин не предложил сесть, вёл себя как барин с крепостным.

Это сходство укрепляла проявившаяся полнота в животе, делавшая его более солидным.

- Здравствуйте, Сергей Викторович. Хотел попросить немного денег в долг или отсрочки платежа.

Его ухмыляющийся взгляд подтолкнул меня к объяснениям.

- Совсем туго с деньгами. Мне ненадолго. Я слышал, что вы помогаете своим клиентам, ссужая...

- А ты-то тут причём? - злобно перебил он меня. - Какой ты нахуй "клиент"? Я, просто разговаривая с тобой, уже рискую своей репутацией, а ты ещё помощи хочешь. Думаешь, я забыл твои юношеские "шалости"?

Я растерянно молчал.

- А отдавать чем будешь? Жопой своей дырявой? - рассмеялся он, глянув на Валета, словно ожидая его поддержки. - Валет вон твои фотографии до сих пор хранит! А, Валет, хранишь на телефоне?

- Нет у меня никаких фотографий, - стал оправдываться Валет.

- Дрочишь небось? - давился смехом Лось. - Да, ладно. Я так... вспомнил подвиги нашего... "клиента", епть.

- Работы мало, сами знаете как сейчас тяжело. На прошлой неделе ушёл один из моих рабочих к конкурентам, сегодня другой предупредил о том же, - продолжил я, проигнорировав его намёки. - У меня мать долго болела, похоронил на прошлой неделе.

- Да мне похую на твои трудности, знаешь. Вон у Валета тоже кто-то умер недавно, и ничего: денег не просил, выкарабкался как-то.

Мне ещё странным показалось, что Валет молчит. Обычно он как попугай повторял за своим шефом обзывательства. Насупившись, он смотрел на нас с непонятным выражением лица. На мгновение оно мне даже показалось симпатичным. Была в нем какая-то беззащитность, как будто у него отняли единственную игрушку.

- Дайте хоть на один месяц отсрочку, - чувство обречённости придало мне силы. - Мне же придётся закрыть мастерскую.

- Времена сейчас другие, - придал себе деловой вид Лось. - А чего закрыть-то? Продай! Вот и денежки появятся! Будешь работать на нормального хозяина. Может, и твои скрытые таланты пригодятся. Клиент, бля...

Я понял, что разговаривать дальше себе в убыток. Глянув на хмурого Валета, я развернулся и покинул это уютное гнёздышко.

Выйдя на свежий воздух, я закурил. Свежий ветерок обдувал моё красное от прилитой крови лицо. Следом вышел Валет, молча глядя на меня.

- Совсем дела хуевые? - вдруг тихо спросил он.

Я от неожиданности этого вопроса даже на время потерял дар речи. Я посмотрел на него, как будто меня предложили подвести, а подвели к трёхколёсному велосипеду с багажником- корзиной. Улыбка сама нарисовалась на моем лице. Нет, чисто психически, как знаете: горит твой дом, а ты смеёшься.

- И что ты теперь будешь делать? - в его голосе скользнули нотки жалости.

- У тебя есть предложения? - спросил я, усмехнувшись.

Вообще что-то с ним творилось сегодня. Не услышав дельного совета, я направился к своей машине.

- Слышь, постой, - он догнал меня у ворот.

Озираясь по сторонам, он прошептал:

- Я знаю: где можно взять денег.

Я молча, без особого энтузиазма ожидал продолжения.

- Не здесь, - Валет заметно нервничал. - Знаешь, где я живу? Приходи вечером... часикам к восьми. Попиздим.

Случившееся сегодня заставило меня по-новому приглядеться к Валету. Жил он с матерью в частном доме. Его брата убили на Чеченской войне, табличку повесили на школе. Поговаривали, что он наступил на мину, но оформили, что он лёг на неё, прикрыв собой остальных. Слабое утешение для матери, одной воспитывавшей двух пацанов. И Дима тоже служил где-то в горячей точке, не помню где.

А тут меня ещё осенило, что он никогда не имел долгих отношений с женским полом. Была какая-то подружка... или это сестра двоюродная его была? Я особо не присматривался, думал, это от тупости его девки на него не клюют. Любопытно.

Жил он в деревянном доме, в частном секторе. Сказать, что его дом был бедным, это ничего не сказать. Деревянные стены, не смотря на свежую покраску, выглядели не ахти.

Валет встретил меня в одних шортах и майке. Я в очередной раз отметил, что он не так уж и плох собой. Рожа, конечно, не модельная... Но назвать его страшным - язык не повернётся, вполне себе мужественный. Когда он улыбался, его лицо можно было даже смело назвать симпатичным.

- Это Арнольд, - указал он на пса. - Не бойся, при мне он тебя не тронет.

Дворняга, радостно завиляв хвостом, бросилась прыгать на хозяина, пытаясь его точно если не поцеловать, то уж точно лизнуть. Ну, хоть собаке он нравится.

- Заходи, - пропустил он меня в дом. - Не шуми сильно.

- Хто там пришёл? - слабый старушечий голос донёсся изнутри.

- Это ко мне, тёть Марин! - громко ответил ей Дима, толкнув меня в подобие комнаты, объясняясь. - Тётя приехала с деревни на девять дней.

Я кивнул, вспомнив слова Лося о том, что у Валета кто-то умер недавно.

- Мама? - спросил я.

- Да, - тихо ответил Дима, давая понять, что не хочет об этом говорить.

Комнатка оказалась вполне себе обжитой. Мебель была новой, всё чистенько. На столе стоял включённый комп.

- Садись, - указал Дима на единственное кресло, сам примостившись на табуретке.

Он изучающе уставился на меня, я не торопил.

- Ты говорил, что дело совсем труба, - начал он. - Готов рискнуть?

- Смотря какой риск?

Валет долго не решался, тупо уставившись на меня.

- Дим, давай уже, - жалобно попросил я, просто ценя своё время.

- Босс крупные суммы хранит в банках как положено, но у него есть кубышка. Отдельно от общака он хранит небольшую заначку для личных развлечений...

- Небольшую - это сколько? - спросил я, чтобы понять, слушать ли дальше.

- Думаю, тысяч сто баксов, может, и больше.

- "Думаю"?

- Я не видел, но случайно подслушал один разговор.

- И что ты предлагаешь? Украсть?

Валет не ответил, просто кивнув в знак согласия. Я всё силился понять, не шутит ли он?

- А я-то тебе зачем? Возьми всё себе сам! - резонно спросил я.

- Мне нужен напарник. Наскоком это дело не получится обделать. Нужен надёжный человек, владеющий инструментом. И умный... - добавил он.

- И я такой? - усмехнулся я.

- Не знаю? Ты мне скажи!

- Почему я? Ты же меня презираешь?

- С чего ты взял? - взбеленился Валет, немного обдумав, продолжил. - Ну... бля, задел тебя пару раз! Нельзя что ли? А сам-то ты святой?

Я не знал что ответить.

- На самом деле я тебя страшно уважаю. Реально, - вдруг выдал Валет.

Часть 2

Так и хотелось сказать, что это было не очень заметно, но сказанное просто шокировало меня. Если честно, приятно шокировало. Сука, я жил среди этих оболтусов, всегда старался им понравиться, заслужить доверие, а тут, оказывается, "страшно уважаю".

- Мне нужен человек со стороны. Толковый и честный, - Валет встал на ноги, словно стесняясь меня, стал изучать за окном свой сад-огород. - И чтоб яйца были... ну, в смысле, не сами яйца, а характер боевой.

- А у меня боевой характер?

- Ну, да. Боевой... Нет, что ли?

Я столько комплиментов за всю жизнь не слышал. Не то чтобы я их не заслуживал, но чтобы вот именно Валет так думал.

- Лось будет искать воров, нашлёт своих людей на розыски, - я решил перейти-таки к конструктиву.

- Никого он не пошлёт. Это ворованные деньги у своих. Искать он, конечно, будет, но никого со стороны не привлечёт, точно. Это огромный риск быть раскрытым на крысятничестве, а он ссыкун по жизни. Я уже давно присматриваюсь к тебе... - внезапно подхватившись, он поправился. - Ну, типа... не так присматриваюсь, как голубые, а по-другому...

- Дима! - послышался скрипучий вымученный голос его тётки, - Можно тебя отвлечь?

- Я сейчас, - подскочил Валет, выбежав из комнаты.

Я огляделся по сторонам. Ни книг, ни газет. Видеокассеты и диски на тему бодибилдинга, на обложках полуголые качки. На что он дрочит, интересно? В углу к стенке приделан крутой турник для подтягиваний, под кроватью виднелись какие-то гири. На стенке прикреплено большое зеркало почти до пола. Флексит, наверное.

Я подошёл поближе к зеркалу, заметив на нем круглые следы на уровне поясницы. Я усмехнулся, не в силах поверить в свою догадку. Сука, это как увидеть своё отражение там, где его не могло быть.

Эти следы на зеркале... посторонний бы не понял, но у меня такая же хуйня. Лепишь к гладкой поверхности искусственный хер на присоске и...

Этого не может быть. Валет, сучонок! Вот на кого угодно подумал бы.

Я тупа смотрел на круглые следы, стараясь придумать другие объяснения. В голове вихрем мелькали недавние воспоминания... А когда? Точно, два дня тому назад. Что-то накатило: давно не дрочил, а тут настроение как раз такое. Решил не по-быстрому. Промылся, все такое. Раз в неделю-две поебываю себя самотыком. Разрабатываю пизденку, чтоб не заросла, так сказать. Всё жду... того единственного, которому отдамся, придурок жизни.

Купил тогда ещё в Москве в специализированном магазине. Ездил за запчастями для машин и заприметил этот магазинчик интимных товаров, долго стеснялся-боялся, потом решился-таки и купил себе эту вот 20-сантиметровую силиконовую штуковину на присоске. Телесного цвета, точная копия настоящего обрезанного члена, с прожилками и даже мошонкой. С моими 15-ю сантиметрами не в какое сравнение. Не, я сейчас это пишу без всяких комплексов: пятнадцать и пусть, все мои, в руке умещается... работоспособен, спасибо на этом. У многих и этого нет.

Но дилдачок - классная вещь! Я бы сказал: незаменимая для одинокого пидораса.

Грубовато пишу, конечно? Не обижайтесь, я просто такой по натуре. Это я не про всех, а только про себя. Часто ругаюсь, извините. С кем ведёшься, от тех и нахватаешься...

Специально для упражнений с самотыком купил и жёстко закрепил к стене большущее зеркало. Такое же, как у Валета. Бывает же такое совпадение.

Промывшись и прочистившись, креплю дилдак к зеркалу, сажусь на коленки и отсасываю его, видя своё чмошное отражение в зеркале. Это так унизительно! Возможно, именно из-за того, что ты это делаешь с бездушным куском силикона. Забываешься. Представляешь себе живого человека: хочешь - грубого, натягивающего тебя в горло до самых яиц, а хочешь - нежного, довольного облизыванием залупы.

Затем разворачиваюсь задом и не спеша насаживаюсь в позе прачки на смоченный слюной ствол до упора. Унимаю дрожь в ногах, начинаю ебать себя, поглядывая на своё перевёрнутое отражение между ног.

Первый раз чуть жопу не порвал. Думал, как в порнухе: всё гладко и кайфово. Оказалось: до кайфа ещё тренироваться надо, разрабатывая дуплецо.

Сейчас-то уже я научился получать и продлевать кайф, а то кончал вялым. Опыт. Только не с кем им поделиться. Оттого и хуево...

Видел бы это Валет. Как он там меня назвал? "Боевой", бля.

На линолеуме в метре от зеркала я заметил замытые следы, словно в этом месте что-то пролили и вытерли. Прямо, дежавю. Приближающиеся шаги вернули меня к действительности.

- Тётя перебирает вещи матери, - оправдываясь, Валет зашёл и прикрыл за собой дверь. - Ты в деле?

Я посмотрел на него совсем по-другому, выискивая черты, свойственные только геям. Нихера, даже намёка. Морда у него дебиловатая, конечно. Стрижка - не пойми что: по бокам чуть ли не выбрито, а наверху колючий ёжик. Ну, по бокам, положим, он машинкой стригся, а антенны на крыше чем делал? Точно не красавец-модель, но вполне себе симпатичный. И губы у него чувственные. Даже уши его лопоухие смотрелись на дебильной роже к месту и симпатично. Я вдруг подловил себя на мысли, что внешность не главное. Если человек тебе нравится, именно как человек, то и изъяны внешности понравятся.

- Я с тобой, - уверенно ответил я, улыбнувшись в ответ на его довольную лыбу.

***

Решили проникнуть в хозяйский особняк, чтобы для начала все разведать. Дом был записан на какого-то деда, который жил в доме престарелых и даже не подозревал о существовании недвижимости. В этих делах Лось мастер.

Проникновение я взял на себя. В замках я разбираюсь. Особнячок находился недалеко от лачуги Валета, буквально в километре. "Заглянуть в гости", так сказать, решили ранним утром, когда на улице ещё темно, но уже начинало светать.

Спасибо пандемии: надев маски, мы не привлекали ненужного внимания. Да и некого было привлекать, кругом не было ни души, в окнах темнота - люди ещё спали.

По дороге Валет завёл интересный разговор.

- А ты это... один живёшь?

Я посмотрел на него в недоумении.

- Ну, в смысле, личной жизни, - пояснил он, пряча взгляд.

Я невольно подловил себя на мысли, что собеседник не умеет врать. Есть такие, у которых всё на лице написано. Интересно, спроси его "Не гей ли он?", как он реагирует. Наверняка, полезет в драку.

- Один, - говорю. Я решил поддержать этот разговор, просто чтобы не молчать, а то нервозно стало. - С кем мне жить?

- Я не знаю, - Валет не отставал. - Один ты что ли в городе голубой... гей. Не с кем встречаться?

- Не знаю. Думаю, если задаться целью найти партнёра, то... но я... не знаю, короче. Ты вот, смотрю, тоже живёшь один, без подружки.

- Ааа, - отмахнулся Димон, давая понять, что разговор о его личной жизни ему в тягость.

- Что "ааа"? Красивый крепкий парень, - я решил его похвалить. - Где твои девочки, увивающиеся вокруг?

- Нету, - усмехнулся в ответ Дима.

Я заметил, что моя похвала ему понравилась.

- Переходи на нашу сторону, - я решил держаться шутливого тона. - Найдём тебе пару. Тебе смазливенькие нравятся или мускулистые?

- Я не гей, - Валет не огрызался, но и разговор не прерывал.

- Ориентация - это такое неопределённое дело. Из любого натурала можно сделать заядлого пидораса. Было б желание...

- Угу, - недоверчиво буркнул Дима.

- Чего "Угу"? Вот тебе пример с одним мужиком, - я решил рассказать ему поучительный анекдот. - Повадился он ходить к жене большого авторитета, типа, Лося твоего. Чесал ей что-то там. И вот однажды их накрыл авторитет. Жену в монастырь до конца жизни, а любовника приказал охранникам отвезти в лес и выебать во все дыхательные и пихательные отверстия. Ну, едут, а любовник заскулил: "Пацаны, я вам денег много дам. Отпустите. Никто же не узнает". А мужики сидят молча с мрачными непроницаемыми рожами. Уже к лесу подъезжают, звонок от босса: "Вернитесь! Заберёте ещё одного. Застрелите как собаку и закопаете в лесу!" Ну, вернулись, едут обратно к лесу. Любовник снова заскулил: "Пацаны, вы того... не перепутайте... меня ебать!" Так что это такое дело.

Валет тихонько захихикал, по-прежнему смотря куда угодно, только не на меня. У меня возникло внезапно такое чувство, что я ухаживаю за ним, клею его и меня это совсем не тяготит, и даже приятно. Возможно, от того, что получалось!

- Пройдём вон там, - кивнул на брошенный участок Валет.

По еле заметной протоптанной тропинке мы подошли к высокому забору и перелезли через него. Каменный дом Лося выглядел необитаемым, но всё равно было страшно. Быстро подобрав ключ, я открыл входную дверь, и мы проникли в дом.

- Это где-то здесь должно быть, - шёпотом сказал Валет, показав на холл.

Оглядевшись, я быстро определил нахождение тайника. К моему великому разочарованию, это оказался современный сейф. Такой монтировкой не вскроешь, и шума будет - полгорода сбежится.

- Ну? - спросил Димон.

- Даже не знаю, что сказать, - я огляделся в поисках более доступной добычи.

Возле шкафа стояла прислонённая к полу полицейская дубинка, только оголовок утяжелён. Повертев её в руке, я поставил её на место. Нахера она нужна?

Внезапный шум подъехавшей машины заставил нас вздрогнуть. Глянув в окно, Димон затрясся от страха.

- Лось и Малыш, - обречённо прошептал он.

Малыш - это шкафообразный подручный Лося, заодно и водитель, которому поручали самые грязные делишки. Охотник за кабанами и другими крупными рогатыми. Коллекционер ножей и кинжалов. Вечно с оружием. Я никогда не имел с ним дел, только видел издалека. И слава богу! Не удивлюсь, что он охотился не только на зверей. Не зря же так затрясся Димон.

- Бежим, - спохватился Валет, но я его удержал.

- Успокойся. Надо просто спрятаться. Они не по наши души.

- Нет. Наверное, здесь есть какая-то сигнализация, - не унимался Димон.

- Успокойся, - злобно прошипел я. - Ты нас сейчас погубишь.

Смена моего голоса привела его в сознание.

- Туда! - оглядевшись, я толкнул его к рядом стоящему шкафу. - Отсидимся там.

Мы быстро залезли внутрь, едва успев прикрыть за собой створки дверей...

Часть 3

- Подожди здесь, - приказал вошедший Лось, одновременно говоривший с кем-то по телефону. - Да это не тебе. Да. Кого я тебе сдам?

В его голосе слышалось раздражение.

- А мне почём твой годовой план? Какого Валета? Валета ещё рано сдавать.

Собеседник по ту сторону настаивал.

- Хочешь, сдам одного тут чухана? - вдруг предложил Лось. - Пидор гнойный. Держит тут ремонтную мастерскую, всё избавиться не могу... Мало? Давай Валета в другой раз...

Я понял, что он разговаривает со своей ментовской крышей. В страхе мы с Димоном прижались друг к другу. Свободную руку я положил Валету на плечо, ощущая его горячее дыхание на себе. Ну, не в подвешенном же положении её держать. Дима тоже свою лапу держал у меня на колене, приятно согревая и немного даже возбуждая.

Даже в такой критической ситуации думаю о срамном, - пронеслось у меня в голове.

- Короче, пидора сдаю, - продолжал разговор Лось. - На следующей неделе подгоню ему краденую машину. А Валета...

В гробовой тишине были слышны недовольные вопли собеседника...

- Лаааадно. Я подумаю, что можно сделать, - Лось усмехнулся говорившему. - Будешь должен... я коньячок люблю. А то? Что мы, не люди?

Сбросив вызов, Лось вскрыл тайник. Набрав код, он открыл сейф.

- Я буду в машине, - крикнул Малыш.

- Давай! - Лось увлечённо копался в сейфе, шурша бумажками.

Дверь во двор захлопнулась. И тут Валет стал ёрзать. Мельком взглянув на него, я понял, что дело плохо. Может клаустрофобия? Дима вспотел, судорожно рыща глазами. Я уже и сам готов был запаниковать, но тут мой взгляд упал на оставленную мною у шкафа ментовскую дубинку. Ебическая сила, выход из ситуации сразу пришёл мне на ум. Освободившись от руки Димона, я подтянул маску и, быстро выскочив из своего укрытия, хорошенько приложил этой штукой Лося по голове. Прямо уложил наповал.

- Убил? - тихо спросил из-за спины Дима, вылезший из шкафа.

Я грубо толкнул распластавшегося Лосяру ногой, тот легонько замычал. Испытывать судьбу вторым ударом я не решился.

- Забирай, что есть и съебываем, - я подтолкнул Диму к открытому сейфу.

Пришлось приложить ему ещё и поджопник для ускорения, а то его совсем парализовало.

Прислушиваясь к шуму на улице, я мельком поглядывал, чтобы Лось не пришёл в себя. Дима без разбору собирал в пакет содержимое сейфа.

- Всё, - отрапортовал он и вовремя: Лось зашевелился и замычал.

И надо было бы его порешить для верности, сколько проблем решилось бы сразу, но я ссыкун в этих делах, про Диму вообще молчу. Он буквально рванул на выход, я еле поспевал за ним. Шум привлёк внимание Малыша, который быстро побежал к дому.

Уж и не помню, когда я так бегал. Сердце колотилось, готовое выскочить наружу. В окнах домов уже кое-где горел свет, но прохожих на нашу удачу не наблюдалось. Дима бежал впереди с награбленным, постоянно оглядываясь, я сзади с дубинкой, словно гнался за ним. Задними дворами мы кое-как добрались до его дома.

На входе нас встретила собака, радостно гавкнув.

- Тихо, Арнольд, - скомандовал я, пытаясь отдышаться.

- Отсидимся в доме, ты не против? - не зная, что делать, спросил Дима.

Хуле мне быть против! Я сейчас готов был отсидеться хоть в будке у Арнольда.

- Блять, это пиздец, - жалобно заблеял Валетик, закрыв дверь изнутри, - Ты слышал, что он сказал.

На Димоне не было лица, побледнел как полотно.

- Теперь мне точно кранты! - не унимался он.

Вот черт! Когда он боится, он даже ещё симпатичнее!

- Успокойся. Дело сделано. Я точно закрываю мастерскую, тут уж ничего не поделаешь. Резко убегать нельзя, это вызовет подозрения. Тебе тоже надо давать деру от Лося, но не сразу.

Валет был явно в шоке.

- Очухайся, Дима! - я повысил голос, чтобы привлечь его внимание. - Всё нормально. Главное не суетиться. Ты чего запаниковал там... в шкафу?

- А? Чего?

- В шкафу что случилось? - чуть ли не крикнул я.

- Не знаю?

- Что "не знаю"? Ты весь раскраснелся, я думал: удар сейчас случится.

- Не. Всё нормально!

Я пристально смотрел на его виноватую рожу, силясь понять: что произошло.

- Сука, ты возбудился там!

- Нет, - Валета как обожгло, он смотрел на меня таким умоляющим взглядом, что я на пару секунд растерялся.

- Ты - пидор! - прошипел я.

- Сам ты, блядь, пидор, - к Валету быстро возвращалась уверенность.

- А правда, где твои бабы? Хоть одна? Сколько тебе лет, Дима?

- Не твоё собачье дело, - огрызнулся он.

- Неудачник ёбаный! - напирал я, выпуская всю накопившуюся злобу.

- Да сам ты кто? Гнойный пидор! Тебя же за человека никто не считает! Ты видел, как босс с тобой общался? Как с пустым местом! - голос Димона дрогнул, опустившись на грань истерики.

- Да мне похую на твоего босса и его общение!

Валет задохнулся в бессильной злобе, не в силах подобрать ещё аргументы. Он ещё попытался применить силу, боднувшись, но не на того напал: после армейки я стал другим.

И тут его прорвало:

- Да что ты обо мне знаешь? Тебя раскрыли - тебе легче, ты не оборачиваешься, не притворяешься. А каково мне?

Он говорил так, как будто я его бросил одного в беде.

- Дима, - я понизил градус разговора, перейдя на шёпот. - Ебаный ты в рот! Думаешь, мне было легко? Да я боялся собственной тени! Ни одна сука не поддержала меня. Родители отводили взгляд. А ты? Тебе поддержать слабо было меня?

- Слабо, сука! Я боялся! Не понятно, что ли? Я боялся остаться без поддержки. Это ж ты у нас такой сильный и волевой, похую мороз!

Я точно не ожидал такого coming, еби его в рот, outа.

- А какого ж хуя ты молчал? Чего не подошёл ко мне?

- Я же сказал: боялся... - его глаза стали мокрыми.

- А сейчас не боишься?

- А сейчас, походу, пизда рулю! Ты мне нравился всегда. Я всегда подходил к тебе, пытался подружиться как-нибудь...

- Да уж. Ты это умеешь! - ответил я, вспоминая эти его "подходы".

- А теперь мать умерла, я остался практически один.

Отбросив сумку с награбленным, он жалостливо посмотрел на меня, продолжая дрожать не то от холода, не то от страха.

Я подошёл к нему, обняв без всякой мысли, просто поддержать и успокоить. Реакция Валета меня обескуражила: ухватив меня за голову, он впился в меня губами. Отвечая ему неуверенной взаимностью, я был так ошеломлён, что растерялся, совершенно не готовый к такому повороту событий. Я вдруг осознал, что совсем не умею целоваться. Ощутив вкус его слюны, я поймал себя на мысли, что мне приятно. Приятно не в смысле кайфа, а этот вкус не вызывает у меня неприятных ассоциаций, более того: я бы с удовольствием ощутил вкус не только его слюны...

Но Димон сегодня точно опережал меня, может на правах хозяина дома, а может он решился раскрыться полностью без остатка, окончательно доверившись мне. Потянув вверх мою толстовку, он снял её вместе с футболкой. Не оставшись в долгу, я быстро избавил его от какого-то лёгкого полувера, ладонями ощутив тепло его гладкого тела. Скользнув быстро за резинку его спортивных штанов, я потянул его ягодицы, сжимая и разжимая их.

Не дав опомниться, Дима опустился вниз, резко дёрнув до колен мои штаны с труханами, и всосал моего вялого до самых яиц. Природа сразу взяла своё: мой коротыш на глазах стал крепчать, выпрямляясь в толстенького богатыря. Валетик действовал вполне себе профессионально: поддрачивая малость рукой, он всасывал мой член до корня прямо в горло, разминая его внутри чем есть. Чувствовалось, сучонок в этом деле долго тренировался.

- Ааай, сука, - я чуть слышно шептал всякие непотребства, строя рожи от наслаждения. Было немного щекотно, но все равно охуенно.

Жадные чмокающие звуки от отсоса заполонили тишину комнаты, придавая особенный настрой.

- На меня смотри, - прошептал я, наклоняя его голову к себе.

В брошенном на меня взгляде я прочёл свой приговор. Я вдруг почувствовал незримую власть над ним и ответственность. Сука, теперь он будет моим! И только моим, никому не отдам и не поделюсь!

Немного придя в себя, я стал более уверенно вести себя: задавать необходимый темп, поощряя его энтузиазм поглаживанием короткого ёжика волос на голове. Не знаю, я как то не предрасположен прямо вот к нежности, но старался показать благодарную реакцию. Во мне проснулся активный самец, впервые за долгие годы я пожалел, что не обладаю двадцатисантиметровым хуем. Дело даже не в хуе... не хотелось оплошать перед Димой, хотелось ему понравиться... ну, бля... чтоб он не разочаровался в выборе, что ли.

Сам же Димон словно пылесос всасывал мои яйца, задыхаясь от желания и нехватки воздуха.

- Эй, не проглоти, - я малость труханул, шокированный таким напором.

- Не ссы, - давясь слюной, Дима улыбнулся сквозь слезы, объяснив. - С меня же причитается.

- Давай за щёчку, - я решил показать ему пару приёмчиков, типа - научить, что ли.

Но Дима показывал, что сам не промах: озорно поглядев на меня, он переместил мой член за щёку, умело массируя его.

Каждое касание к Диме нехило заводило меня, тепло его ладного тела придавало дополнительное возбуждение.

Встречаясь с моим взглядом, он усмехался, тихонько ругаясь:

- Сука! Даже не верится.

Чувствовалось, что он всё-таки стесняется, но желание явно пересилило здравый смысл, пустив наутёк все остальные чувства. Глумливо улыбаясь в ответ, я молча возвращал свой член ему рот, охуевая от скрывавшегося таланта Димы в глубоком минете.

- Хорош. А то ты меня так высосешь, а мне хочется тебя попробовать в зад.

- Ты охуел? - на лице у Димы отразилось изумление. - В зад ему хочется...

- А что такого? - я старался сдержать улыбку. - Пососушки - это для мелких. Взрослые практикуют анальный секс. Не знал, что ли?

- Не знал... - буркнул Димон, всем видом показывая, что соглашается под нажимом.

- С тебя ж причитается, - повторил я его слова.

Дима хотел что-то сказать, но передумал.

Часть 4 (последняя)

Не дав ему опомниться (чего доброго, передумает), я развернул его к себе задом, спустив ему штаны и чуть ли не силой нагнув вперёд. Краем глаза заценил его отпружинивший член, немного кривоватый, совсем беленький и совсем без растительности. Выдающихся размеров не наблюдалось, и это немного успокоило меня. Раздвинув ему ноги, насколько позволили трусы, я первым делом нащупал пальцами его анал. Дима и сам понял, что удобнее раздеться догола: задрыгав ногами, он быстро расстался с остатками одежды и раскорячился в позе раком на полусогнутых ногах.

Такая податливость окончательно снесла мне крышу. Раздвинув ему ягодицы я сразу обратил внимание на его бритый зияющий анал, явно знакомый с немаленькими игрушками.

- Да у тебя жопа... со знаком качества, - усмехнулся я.

Дима разогнулся с явным намерением если не убить меня, то точно слегка покалечить. Я даже отошёл на пару шагов, на всякий случай, изобразив на лице самую свою милую и наивную улыбку.

- Чего? - потирая хер, я пытался выдержать его взгляд.

- Будешь должен! Вот чего! - сдался он.

- Ясен день! - я решил временно отступить, про себя подумав: "Всем, кому должен - прощаю. Лучше б смелость свою показывал вон... перед Малышом или Лосем".

Его задница и в правду была зачётной. Она была не такая узкая, как у меня, но и на женскую совсем не походила. Мясистая и в то же время подтянутая. Как её качки формируют одному богу известно, но посмотреть есть на что.

Пустив меж булок щедрую нить слюны, я размазал концом смазку по краям воронки вокруг анала. Димон, возможно думая, что я не могу попасть куда надо, нетерпеливо попытался сам насадиться на мой дрын, и я не стал его томить: зафиксировав свой член в нужном направлении, не спеша, впрочем - на удивление легко, проник головкой в его внутренности.

- Ааай, - зашипел Димон, и при этом сам продолжал насаживаться на мой член до упора.

Понимание, что надо дать время обвыкнуть заставило меня остановиться.

Невидимая сила, словно вакуум-насос, пыталась притянуть меня за член, то сжимая, то отпуская. Ощущение тепла внутри Димона и без того увеличивало градус возбуждения. Напрягаясь, я чувствовал, как при этом раздувается внутри кишки мой член. Осторожно задвигавшись туда-сюда, не сразу, но довольно быстро я стал незримо ощущать расслабление его анала.

- Как? - осведомился я.

- Охуенно! Давай, поеби пока в таком темпе. Бляяя!

Как было приказано, я потихоньку стал "разжигать его духовку", постепенно увеличивая темп.

- Бляя, это полный вынос мозга, - замученным голосом комментировал своё состояние Валет, вызвав у меня ухмылочку.

Словно заядлую шлюшку я подстегнул его по ягодице смачным шлепком.

- Ну, ты - сука, - усмехнулся Димон, но даже не попытался вырваться, продолжив разрабатывать своё дупло о мой поршень.

Примеряя на себе активную роль, я охуевал от новых ощущений. Мой крепыш нещадно шпарил его всё более податливое дупло, ощутимо расширяя стенки сфинктера, делая вход мягким и свободным.

Потеряв равновесие и чертыхнувшись, Димон чуть не упал вперёд, практически соскочив, но я удержал его на своём члене, резко натянув на себя. Получилось не то в позе прачки, не то на низком старте. Поза на полусогнутых тоже давала о себе знать: на его гладкой спине появилась испарина, как в бане. Запах пота усиливал ощущения. Разминая его ягодицы широкими ладонями, я старался натянуть его как можно глубже. Каждое моё движение внутри его отдавалось громким оханьем и аханьем.

Его собственный белоснежный ствол был напряжён, оттопырен словно ракета в предпусковом состоянии, маятником болтаясь из стороны в сторону. Из расчехлённой залупы тянулись на пол выдавливаемые неспешной дрочкой прозрачные клейкие нити предсеменной жидкости.

Когда я переходил на высокую скорость, он не сдерживался, громко сипя, чуть не рыдая, пытаясь соскочить.

- Куда? - сдерживая смех, я крепко держал его за бока, пошлёпывая по накаченным ягодицам пятерней.

- Ааай... - Димон тихонько скулил.

- Что "ааай"? Терпи! Теперь ты приписан к этому хую!

Таки вырвавшись, он бросил на меня усмешливый взгляд. Думаю: что-то он больно радостный для "я- не-гея", надо ещё снизить степень свободы его движений, чтобы больше не смог вырваться.

Накрыв близстоящий журнальный столик каким-то пледом, я завалил на него Димона. Задрав его ноги к верху, словно управляя полётом парашюта, я сходу заехал в распаханное лоно своим буром. Мне начинала нравиться его просящая мина на лице и блуждающие движения руками словно в бреду, не зная, куда их применить: не то держаться за стол, чтобы не перевернуться, не то дрочить свой перец, не то пытаться дотянуться до меня.

- Тащишься, сучка? - поддел его я.

Ответом был поднятый средний палец и вечная его ухмылочка. Я быстро освободил одну руку, уперев его широченную ступню себе в грудь. Легонько ударив пару раз кулачком по его прессу на животе, я добился, чтобы к этой его улыбочке прибавилась капля неудовольствия. А чтоб жизнь малиной не казалась! Нехер расслабляться, надо быть всегда готовым к ударам!

Его бритая мошонка, стянув яйца в тугой мешок, смешно поджималась в такт моим грубым толчкам.

Мой член уже совсем свободно входил в его дупло. Расслабленные края возбуждённого сфинктера выпучились наружу, образовав подобие воронки кратера вулкана. Я аккуратно гладил их подушечками пальцев, размазывая смазку. По себе знаю, как пиздато выпучиваться наружу движущемуся внутри тебя тарану.

Дима лежал как та черепаха, пытающаяся перевернуться, дыша через раз, охая через два.

- Ааай, сука, - повторял он как мантру, словно ему было очень больно.

И только возбуждённый бритый корешок между раздвинутых в стороны ног свидетельствовал об обратном, говоря о наивысшей степени наслаждения, когда лежишь не в силах шевелиться, сосредоточившись только на той штуке, что раздирает твой анал.

Вытаскивая из него свой блестящий от смазки член, я приподнимал его за ноги выше, раздвигая больше ягодицы и наслаждаясь видом его раздроченной дырки, которая словно дышала, не в силах закрыться. Не знаю, как дальше, но неделю он точно будет вспоминать меня, почёсывая между ног свою проткнутую "целку".

Не удержавшись, я таки оставил на минутку в покое его зад, чтобы присосаться к его сочной залупе губами, языком стараясь ощутить её терпкий вкус. Похую на всё! Я точно свихнулся. Никакие проблемы сейчас для меня не существовали, кроме как удовлетворить своего новоиспечённого пассика, заставить его глубоко выгибаться и хрипеть он наслаждения.

Мазанув слюнявой ладонью по его мягкой норке, я метко приложился к её входу и резко вошёл внутрь.

- Ааай, бля, - засипел Димон, ещё больше растопыривая ягодицы руками в разные стороны, давая мне и без того свободный путь к самому сокровенному.

Не давая ему опомниться, я погнал ебать его напропалую.

- Ооой, бля! Хорошо идёт! - я неестественно загрубил голос.

Сейчас здесь был не я, здесь был альфа-самец, ебущий свою самку. Звуки моих шлёпающих яиц о его промежность дополняли скрипы и колебания стола, на котором я его дрючил.

Резко выдёргивая своего крепыша из его мягкой дырки, я с силой и неестественной мне грубостью возвращал его обратно. Махом, на всю длину до упора, упаиваясь его гримасами наслаждения.

Ухватившись за его стояк, словно за рычаг, я с силой подтягивал Димона к себе, заставляя его полностью надеваться на мой хер. Я не дрочил ему, боясь преждевременного извержения, просто с разной силой сжимал его ствол ладонью.

- Всё! Бля, не могу больше, - я еле узнавал свой голос, бравший теперь высокие ноты.

Димончик быстро сполз на пол, в полузабытьи открыв пасть и высунув язык. Я много чего видел в порно, но такой морды... он так смотрел на меня, словно неделю не пил и сгорал от жажды. Его кадык судорожно дёргался под толстой кожей шеи. Не помню, как удалось в последнюю секунду взять над собой контроль и короткими выстрелами излиться точно в цель.

- Бляяяя, - я пытался совладать с дыхалкой, наблюдая как мой спермак по ложбинке языка стекает глубоко в рот Димону.

Вкус моей кончи окончательно свернул ему крышу. И без того пьяный взгляд встретился с моим. Гоняя языком мои белёсые нити у себя во рту, он стал бурно кончать прямо на пол, обрызгав мне ступни и лодыжки. Это было незримое ощущение, что он кончил именно от вкуса моего спермача.

Не дав мне додрочить последние капли, Димон потянулся слизать их с моего обтруханного конца.

- Держи, вот ещё, - видя, как пацан упивается моей кончой, я выжимал из залупы последнее.

Присев рядом с ним, я и сам решился последовать его примеру. Всё ещё тяжело дыша, как после марафона, я осторожно сгребал пальцами капли его спермы с моих ног и облизывал их, смакуя новый для себя вкус появившейся половинки.

***

Мы решили пока не встречаться, каждый проворачивая свои дела. Созванивались часто, словно боялись потерять нить, объединявшую нас. Мастерскую пришлось срочно продать. Дружки Лося как ждали этого, еле выторговал половину её стоимости.

- Как дела? - спросил я, позвонив вечером перед сном Димону. - Соскучился?

- Ага, - иронично подтвердил он. - Соскучилась.

- Уволился?

- Да. Сказал, уезжаю из города.

- Подозрения не вызвал?

- Вроде нет. Лось вообще плетёт какую-то хуйню: типа, здоровый мужик с бабой пробрались к нему в дом... Духи он какие-то учуял...

Я рассмеялся:

- Бля! Я, наверное, сильно его ударил... Чтобы тебя с бабой перепутать...

- А хуле меня-то? Ты больше подходишь под описание...

- Так! - перебил его я. - Поговори у меня! А то снова перейдёшь на резинового друга!

Было так приятно говорить с ним, слышать его голос, подразнивать его. Период ухаживания продолжался. А куда спешить? Жизнь вроде налаживается. Настоящая жизнь.

Автор:Egor (podr).

Ваши пожелания, свои личные истории, пожелания к работе канала, отзывы направляйте на почту администрации проекта: http://t.me/TiMcMailBot