Офисные дырки. Глава 16. Предложение кавказца или два голубка.

Я провалялся на диване практически до самого вечера. Вставать не хотелось совсем. Выходной! Что может быть лучше, чем нежиться под теплым одеялом? Ах да, точно! Он же совершенно не запланированный и свалился как снег на голову.

Меня огорчала новость о временном закрытии офиса, а точнее моем внеплановом отпуске. Не увидеть своих мужчин целых два дня – пытка для меня, а тут – неизвестно, сколько продлится мое с ними расставание. Грозные с виду мужчины часто меня веселили и уделяли мне особое внимание. Я любил подколы и шуточки со стороны Максима, они взбадривали меня и поднимали настроение на весь день.

Ох, а что со мной делали по ночам в кабинете Виктора мужчины за закрытой деревянной дверью! Об этом знали только стены, впитывающие в себя и удерживающие стоны, похоть и разврат. И еще один момент… Как я мог про него забыть… Архив. Практически каждая наша встреча сопровождалась съемкой на телефон либо камеру. Архив, как говорили мужчины, пополняли практически ежедневно. Вот только где он хранился, я так и не смог узнать.

После очередного бурного секса мне казалось, что из кабинета веяло запахом спермы и пота несколько дней. Хотя вытяжки работали без остановки. Возможно, с каждым днем присутствия в кабинете Виктора мое обоняние становилось предельно обостренным. Картины секса и разврата рисовались перед лицом, и поэтому мой мозг воспринимал это всерьёз.

При воспоминаниях нашего последнего вечера в кабинете Виктора перед мысленным взором возникало лицо довольного кавказца. Тимур, мой желанный мужчина. Ох, как же я сейчас желаю ощутить в своих крошечных ладонях громоздкую каменную грудь! Ласкать языком его чувствительные соски. Слушать его прерывистое дыхание и наслаждаться извиванием тела от моего блуждающего горячего языка.

С каждым днем, я привыкал к нему. А вот что он чувствовал ко мне, я не знал. Я раздумывал об этом. Но каждый раз это сводило меня с ума и я пресекал эти мысли. Пусть все идет своим чередом. Правда, ожидание было слишком томительным.

Представлял перед собой обнаженного кавказца: идеальное рельефное тело, упругую грудь с набухшими сосками. Как тот уверенной поступью направляется к дивану, с наглой ухмылкой на лице, останавливается, не дойдя всего пару шагов… Трусы слишком заметно обтягивают тканью член. Кровь со всего тела перетекает к стволу, от чего члену становиться слишком тесно в трусах, в обтягивающей ткани нижнего белья. Рельефная залупа выделяет смазку, которая просачивается через ткань. Окаменелая плоть оттопыривает темные трусы кавказца.

- Черт. - выругался я в слух.

От перевозбуждения мой ствол налился кровью и изрядно саднил. Прилив приятной и ноющей боли разливался от члена по всему тазу, отдаваясь вибрацией по телу.

Застонав во весь голос, я откинул теплое одеяло и стремительным шагом пошел в ванную комнату, вставая под капли прохладного водопада.

Освежающие струи воды стремительно прогнали остатки сна и ноющего возбуждения в паху. Капли воды звонко стучали по плечам и стремительно стекали вниз. Подняв лицо под струи воды, я раскрыл рот, набирая в него прохладную воду и выпуская ее словно дельфин.

Звон от дверного звонка разнесся по всей квартире, приглушенным эхом доносясь и до ванной комнаты.

- Черт, как Мартин не вовремя. Снова забыл свои ключи? – пронеслось у меня в голове.

Обернувши ягодицы банным полотенцем, пошел к двери поддерживая его одной рукой. Я распахнул входную дверь, даже не посмотрев в глазок.

Незваный, ночной гость меня приятно удивил и слегка ошарашил. На лестничной площадке стоял довольный Тимур. Вспомни и он тут как тут появиться. Всегда бы так!

- Меня так сладко встречаешь? – подмигнул мужчина и шагнул за порог, прикрыв за собой входную дверь.

В первую очередь, у меня был вопрос: от куда он узнал, где я живу? Второй – зачем пришел в столь не подходящее время? Ведь Мартин должен вернуться с минуту на минуту. Это вызывало определенный опасения.

- Ты как узнал где я живу? – ошарашенно поинтересовался я у довольного кавказца.

- Ты не рад меня видеть? – слегка хмуро прошептал мужчина, подняв свою правую бровь.

- Нет! Я живу не один, а с отцом. И если он увидит в доме здорового кавказца, он может не о том подумать.

Ловким движением Тимур оказался возле меня, обхватил своей лапой мою талию и прижал меня к стене. Я чувствовал исходящее тепло от мужского тела и родной аромат шоколада.

- Тебя так волнует одобрение отца? – прошептал мужчина в самое ухо, обжигая горячим дыханием. По моему позвоночнику пробежали мурашки.

Вдохнув полной грудью аромат кавказца, я застонал в голос, выгибаясь всем своим телом.

- Нет. – выдал протяжным стоном, когда шершавая ладонь опустилась к ягодицам и по-хозяйски их схватила.

- Вот и славно! – с нахальной улыбкой пробормотал мужчина и втолкал два пальца в попку.

Не выдержав натиска, мои пальцы выронили полотенце.

Мои ладошки дотронулись до огромной упругой кавказкой груди. Пальцы, словно змейки, блуждали по рубашке в поисках сосков. Нащупав искомое, сжал, выпуская желанные стоны со своих губ.

Я так желал прикоснуться языком к упругой груди, соскам. Прильнув к нему своим влажным языком я почувствовал выпуклость через ткань рубашки. Дыхание мужчины и исходящий аромат от него сводил меня с ума. Я вдохнул шоколад полной грудью, сознание заволокло розовой пеленой.

Огромное желание быть отодранным у входной двери возрастало с каждой секундой. Я совершенно не мог контролировать свои действия. Вел себя, как распутная придорожная девка. Оставалось только накинуться на кавказца и повиснуть на его крепкой шее.

- Отодрал бы тебя прям сейчас, – шептал кавказец, наклонился к моей шее и добавил с некой усмешкой, - но ты живешь не один.

Кавказец словно издевался. Да нет, он именно издевается. Его блуждающие лапы, щупали мои ягодицы, сжимали их по-хозяйски. Пальцы раздвигали мою попку, от чего прохладный ветерок блуждал внутри. Кавказец отстранился от меня и нагло уставился. В глазах мужчины читалось открытое желание. Его тело было изрядно напряженно. Неровное дыхание поднимало грудную клетку. Казалось, мужчина не вытерпит и накинется на меня. Изнасилует прямо у входной двери.

Но было все совсем не так, как я ожидал и желал.

При выходе кавказец бросил:

- «Жду тебя в машине!»

И скрылся за дверью, оставляя после себя шлейф аромата шоколада.

Облокотившись спиной к стене, я тяжело дышал и медленно оседал на пол. Сильное сердцебиение разрывало грудную клетку. Вот опять мужчина прекратил в самом начале. Разогрел во мне буйный интерес и страстное желание. И бесследно исчез.

Через пару минут моего сидения на полу входная дверь раскрылась и в квартиру зашел довольный Мартин. Взглянув на меня, его улыбка растянулась практически до ушей, а глаза радужно заблестели. Вот только к чему бы это?

- Я так понял, этот тот самый директор спускался, – воодушевлённо пробормотал мужчина, казалось не спрашивая, а именно утверждая вслух.

Мартин встал практически возле меня и радостно пялился широко открытыми глазами.

- Нихера там «машина траха». Теперь я понимаю… - восторженно пробубнил мужчина, - почему домой ты приходишь с кратером, а не пиздой. Вот бы хотел попробовать тебя насадить на наши хуи. Визжал бы от радости! – с усмешкой пробормотал Мартин, разуваясь.

Бормотал Мартин с довольной ухмылкой. Толкнув меня ногой по ляжке, мужчина заявил.

- Вставай, пизденка, не заставляй директора тебя ожидать!

Мартин дал дельный совет. Не стоит заставлять мужчину ждать себя, тем более желание уединиться меня не покидало.

Резко поднявшись с места, я пошел в спальню. В глаза бросился вчерашний рюкзак, который валялся не там, где следовало бы. Ухватив рюкзак, бросил его в шкаф. Вспомнив, что не достал вчера документы. А сейчас не стоило палиться перед Мартином, вдруг тот увидит бумаги и ему станет интересно. А так, валяется себе в шкафу и пусть валяется, вечером спрячу.

Я решил накинуть на себя легкую футболку и обтягивающие черные джинсы. Они изящно облегали мои упругие ягодицы. Нырнув ногами в кроссы, выбежал из квартиры и захлопнул за собой дверь.

Заведенный черный джип был припаркован нагло, практически у самого крыльца, перекрывая проход и проезд.

На водительском сиденье сидел Тимур с телефоном в руках. Экран освещал его хмурое лицо. Мне всегда нравилось наблюдать за мужчиной со стороны. Такой энергичный, слишком деловой и очень наглый. Со стороны можно было подумать, что от мужчины веяло высокомерием и пафосом. И отчасти это была правда. Вот только дурман этот сводил с ума. Желание завоевать такого мужчину возрастало.

Открыв дверь возле пассажирского сиденья, я сел вперёд. Запах шоколада и сигарет витал в салоне, он словно кокон окутал меня со всех сторон. Я повернулся к мужчине и улыбнулся ему, а в ответ получил хмурое выражение лица.

- Где твоя чертова мобила? – спросил недовольно кавказец.

- В очередной раз повторяю… Алексей выкинул грязные джинсы, где лежал мой телефон. Сейчас я без него! Почему ты спрашиваешь и наезжаешь на меня? – обиженно сказал я в ответ, разворачиваясь к двери.

- Не обижайся. Я заебался названивать тебе целый день! – хмуро буркнул кавказец, - И решил приехать.

Приехать? – разнеслось эхом в голове. Тимур приехал ко мне, чтобы повидаться со мной!? Это хорошо или не очень? Я ни черта не понимаю в наших отношениях! Да и есть ли они вообще? То кавказец ко мне неровно дышит, защищает. То порой пытается подмять под себя. Но если со мной находится другой мужчина, даже если мы просто стоим и разговариваем, кавказец превращается в бушующий ураган и сметает все на своем пути. Его совершенно не волнуют обстоятельства!

Он только твердит, что во всем виноват я. Будто именно мои поступки дают мужчине повод вспыхнуть.

Хорошо хоть сегодня Тимур из квартиры вышел раньше, чем Мартин успел зайти. Тогда бы точно, беды не миновать.

- Хватит витать в облаках… - прошептал мужчина и наклонился в мою сторону. Мужская ладонь обхватила мои скулы, а губы по-хозяйски начали меня целовать.

Шершавый язык, нагло овладел моим ртом. Не ожидая такого натиска от кавказца, воздух застыл в легких. Горячий язык змейкой обследовал присвоенную территорию. Жесткая двухдневная щетина царапала нежную кожу щеки, а ладонь мужчины перемещалась все ниже до самой груди и сжимала ее до искр в глазах и боли в груди.

Ухмыльнувшись в мои же губы, мужчина впечатал меня в сиденье. Тяжелая массивная рука перемещалась все ниже и ниже, пока не остановилась на возбужденном члене. Тимур сжал пах жестко, с силой. От этого стон боли ворвался в мужской рот, а из моих глаз брызнули прозрачные соленные слезы.

Кавказец отстранился от меня. Разрывая бушующий поцелуй, я только и смог невнятно промямлить: «Отец нас может увидеть».

Тимур схватил руль левой рукой, а правую опустил на мое колено. Машина тут же тронулась с места.

- Куда мы едем? – поинтересовался я, с довольной миной рассматривая стремительное мелькание улиц.

- В парк, у окраины! – Сказал Тимур, глядя на дорогу.

Кавказец больше не говорил. Его внимание было направлено на управление машиной и дорогу перед собой. Возможно, он о чем-то думал, ведь периодически его брови подергивались. Я улыбался и всматривался в мужское сосредоточенное лицо.

Бушующие фантазии не давали сконцентрироваться на просмотр пейзажа за окном. Запах шоколада с никотином сводил с ума. Он действовал на меня, как красная тряпка на быка. Сознание заволокло похотью и диким желанием ощутить на своих губах вкус жидкого шоколада.

В моих глазах разгорелся бушующий огонь. Хитро улыбнувшись, я опустился практически к мужскому паху, оставив немного пространства для удобства. Поняв, что именно я задумал, Тимур одобрительно хмыкнул и шлепнул лапой по моим ягодицам, оставляя на них след от пятерни.

Пронырнув пальцами к заветной молнии, я потянул ее вниз. Осталось освободить гиганта от оков на свободу. Это было, наверное, самое сложное. Ведь гигант уже бушевал во всю в мужских трусах, и пространства для освобождения, чтобы не навредить, было очень мало.

Вот только похоть с нотками садизма сделала свое дело. Нырнув ладонью под ткань трусов, я схватил ладонями горячую плоть. Сжав ее со всей силы, резко дернул на себя, высвобождая наружу из цепких оков. Каменная залупа задела молнию и прошлась по ней, от чего мужчина зарычал во весь голос и сжал мои ягодицы.

Теперь уже я пищал, когда массивная ладонь шлепнула по ягодицам.

В знак помилования мои губы тут же припали к алой залупе, получая от кавказца одобрительные стоны. Облизывая головку по кругу языком, я прикрывал свои глаза с диким наслаждением и экстазом. Тяжелая рука массировала мои булки и шлепала по ним. Обхватив правой рукой яйца, я играл с ними, перебирая в руке.

Слегка отстранившись от члена, я харкнул на залупу, и снова припал губами к вибрирующей головке. С каждым опусканием я пытался как можно сильнее насадиться горлом на ствол. Вот только неудобная поза не позволяла погрузить гиганта в горло до основания. Но я не сдавался. Мои игры продолжились, но уже с более жестким рвением.

Я зацеловывал каждый миллиметр кавказского члена и набухших яиц. Ласкал своим ртом ствол, доставляя своему мужчине незабываемые ощущения. Этот член приводил меня в неописуемый восторг. Он казался таким неотразимым и сочным, что мне хотелось его откусить. И ни с кем более не делиться. Что я и делал, слегка прикусывал багровую головку с улыбкой садиста.

К великому разочарованию, ласкать член долго не пришлось. Кавказец был слишком сильно возбужден. Рык на всю машину и первый выстрел не заставил себя долго ждать. Мощный удар в нёбо, затем еще и еще. Мой рот наполнялся вязким «шоколадом». Я, словно шлюха, мычал в голос. Нектар заполнял мой рот. Шоколада было настолько много, что я не успевал глотать его, и часть вытекала через края губ. Я от удовольствия закатил глаза. Терпкий вкус доводил меня до экстаза и судорог в теле.

Тяжелая рука кавказца легла на мой затылок и нагло начала давить вниз, насаживая мое горло на жезл любви. Захлебываясь спущенкой мужчины, я начал брыкаться. Вырываться. Но не тут-то было! Рука держала убийственно крепко. Только легкое движением тазом помогло мне слегка набрать воздуха и успокоиться, а затем и вовсе наслаждаться грубым трахом моего красного горла.

От жесткой долбежки, в ушах звенело. Гул стоял неимоверный. Я даже и не расслышал как, машина остановилась у входа в парк. Вот только кавказец, все не останавливался, растирая шоколад по моему горлу. Так грубо и резко, что боль в горле начала усиливаться и саднить.

- Хорошая малышка! – прорычал Тимур, с довольной ухмылкой, приподнимая мое лицо на уровень своего и схватив меня за волосы.

- Да… - пропел я в ответ, облизывая свои пухлые губы и присохшую к ним сперму.

От эксплуатации моего рта дыхание медленно приходило в норму, от чего я дышал полной грудью, ртом.

Шершавая ладонь Тимура спустилась с затылка на щеку. Взрослый большим пальцем по-хозяйски водил по губам, оттопыривая их и размазывая остатки семени.

Зарычав, мужские губы припали к моим. Закрыв глаза от приятных прикосновений, я отдался накатившимся чувствам. Мы слились с ним в долгом французском поцелуе. Дыхание участилось, сливаясь и растворяясь всë сильнее, и глубже в поцелуе. Наши возбужденные, пылающие похотью взгляды встретились. Припав к моим губам в последний раз, нежно, кавказец отстранился и тут же вышел из машины.

Не мешкая, я последовал его примеру. Моих щек коснулся легкий ветерок.

Хоть солнце и скрылось за горизонтом, отдавая ночи все свои права, на улице было приятно тепло. Ветер грел своим нежным прикосновением. Вскинув голову вверх, я вздохнул, увидев на небе миллиарды ярко сверкающих звезд, комет и что-то смутно похожее на сияние. Возможно, это проекторы от стадионов светили прямо в небо, но мне было все равно. Они создавали настоящую гармонию, которая как бы приподнимала над землей. Казалось, что я перестал дышать. Тишину ночи нарушал только скрежет светлячков.

- Пойдем уже. – усмехнулся мужчина, протягивая мне свою руку.

Я уложил свою маленькую ручку в его огромную лапу. Она буквально утонула, от чего я улыбнулся кавказцу. Наши взгляды вновь пересеклись. Во взгляде мужчины читалось желание не заканчивать этот день. Да и мое желание было схоже. Под пристальным взглядом огненных глаз я словно растаял и следовал за ним.

Мы покидали стоянку и двигались в направлении центрального входа в парк. До входа мужчина молчал, а затем и вовсе резко дернул на себя, прижимая мое хрупкое тело к своему, мощному.

- Я безумно рад, что мы выбрались на прогулку вдвоем! – шептал, обжигая нежную кожу шеи свои горячим дыханием.

- Даже и не верится! – сказал я и припал к мужской каменной груди.

Это была чистая правда. Я до сих пор не мог поверить, что мы стоим вдвоем в парке. Раньше, мы не куда не выбирались вместе, а сейчас это была для нас первая совместная вылазка, словно мы семья. Семья – как же это громко звучит. Но желание стать парой заволакивало душу. И боль накатывала новым грузом на юношеские плечи.

«Зачем Тимуру шлюха? В меня ведь не влюбишься, если только из жалости!»

Погрузиться в уныние кавказец мне не дал – он поцеловал меня… так нежно и страстно одновременно. От этого я замурлыкал и все мои тревоги улетучились, оставляя место для большого, волосатого кавказца, который лыбился с выражением чеширского кота на лице.

- Ну и чего ты так лыбишься? – невзначай спросил я, отводя свой слегка смущённый взгляд, в сторону.

Ничего не говоря, мужчина повел меня вперед, прихватив меня за талию своей медвежьей лапой.

На удивление, в столь замечательную теплую погоду в парке практически не было людей. Проходя в глубь парка, Тимур свернул со слабо освещенной центральной улицы и повел по небольшой тропинке, в цветущую зелень. Места на тропе еле хватало для двоих. И когда к нам навстречу шла группа молодых людей, Тимур даже не думал сойти с тропинки либо хотя бы дать парням дорогу. Он уверено брел вперед, как танк. Не позабыв прижать мою юную талию ближе к себе.

Мне были приятны прикосновения и некая нежность со стороны грубого кавказца. Но к сожалению, это продолжится не так долго, как бы мне этого хотелось. Я приеду домой, а там меня ждет разочарование в виде наглого и невоспитанного Мартина, который совершенно обо мне не думает. Точнее думает, вот только не в том ключе, каком мне бы этого хотелось.

Группа парней, странно на нас косясь, о чем-то громко, но неразборчиво переговаривалась. От этого по моей спине пробежал легкий холодок. Молодые люди практически сравнялись с нами. Мне казалось, они сейчас полезут в драку – со стороны они походили на явных гопников и аборигенов здешних мест. Они вели себя слишком уверенно и нагло. Вот только моему удивлению не было придела, когда группа, дойдя до нас вплотную, быстро затихла. От них не было ни единого звука, только шелест листьев под ногами.

Они шли, боясь поднять на нас взгляд, а когда и поднимали, тут же опускали его. Со стороны мне это казалось слишком странным.

Пройдя еще немного, кавказец предложил:

- Давай найдем уютное местечко, где можно будет тебя помацать!

- А тебе прям так не терпится, меня помацать! – фыркнул я с довольной улыбкой.

В целом, я всегда любил, когда меня трогали мужчины. Но этот кавказец был самым избранным из всех. Да и мужчин было не много. Только одно его присутствие провоцировало делать такие вещи, от которых мне порой становилось стыдно, и я краснел, словно рак. Так и сейчас, лапа кавказца медленно продвигалась под ткань моих брюк, к ягодицам.

Шершавые пальцы, круговыми движениями водили по сфинктеру, от чего по телу разливались легкие судороги и мне становилось сложно передвигать ногами, они словно становились ватными. От накативших вибрирующих волн ноги подкашивались. И тогда кавказец сделал самое забавное для себя. Вогнал свой палец в дырку и придерживал меня им. Для него это была очередная забава, а вот для меня – целая мука. Палец задевал мои стенки, от чего по ногам разливалась еще более мощная вибрация.

- Ты не исправим! – вырвалось стоном с моих губ.

- А мне нужно измениться? – с некой издевкой спросил кавказец и продолжил свои манипуляции в попке.

- Мне казалось, я тебе нравлюсь именно таким! – с ухмылкой на лице заявил Тимур, прижимая мое юное тело к стволу широкого дерева.

-Твоя нежная дрожь сводит меня с ума! – заключил мужчина, наклонив свою голову вперед, горячими губами прикасаясь к юной шее.

От горячего прикосновения я внезапно вздрогнул, выпуская со своих губ очередные стоны наслаждения. Прикрыв глаза от дурманящих прикосновений, я раскрыл шею еще сильнее. Мое тело само отдавалось мужским ласкам. Совершенно не хотелось, прекращать все это. Желание экстрима вбиралось в голову все сильнее и сильнее, поселяясь там.

- Мне нравится играть с маленькими куколками! Особенно – слышать их протяжный стон под собой. Как они просят насадить их дырки на мой хуй.

- Ты слишком уверен в себе! Возможно мне нравится играть с тобой, – с игривой улыбкой прошептал в ответ я и хотел было уйти от захвата. Но Тимур зарычал в голос, резко развернул меня к дереву лицом и положил свои лапы на ягодицу ощупав их.

- Тебя нужно проучить! Втолкать хуй так глубоко, чтобы милая пищала на всю округу. – заверил кавказец, обдавая парню шею горячим уверенным шепотом.

- Втолкай! – застонал я.

По венам разливалась горячая бушующая кровь, а сердце стучало с огромной силой, пытаясь вырваться наружу.

Меня совершенно не волновал факт, что меня прижали к дереву практически возле самой тропинки. И кавказец терся своим набухшим пахом, вжимая мое тело в ствол дерева.

Тяжелая рука массировала мои булки, как обычно - по-хозяйски. Юное тело отдавалось кавказцу с особым желанием и рвением. Каждое прикосновение взрослой руки отдавалось по моему телу волной мурашек и бушующей вибрацией внизу живота.

Блаженно выдохнув, я выпятил попку на встречу кавказцу, за что получил шлепок.

Тимур, стоял позади меня, придерживая мои булки свой лапой. Горячее прерывистое дыхание обжигало шею, легкие судороги и мурашки пробегали по позвоночнику.

Дыхание мужчины приглушало легкое шуршание листвы под ногами и скрежет сверчков.

От ноющего напряжения в паху, кавказец припал ладонью к своим джинсам, второпях раскрывая ширинку и впопыхах вываливая набухший ствол.

- Сам снимешь или тебе и в этом помочь? - простонал кавказец, задевая ухо своими горячими губами, от чего по юному телу прошелся разряд и парень осел на ствол, чувствуя его рельефность своими ягодицами через обтягивающие штаны.

Возбуждение нарастало с каждой секундой, а экстрим так вообще сводил с ума.

Я сжал ствол своего мужчины со всей силы, даже с жестокостью, от которой я блаженно стонал. Грозное рычание глухо раздалось над моим ухом. Мужские губы впились в шею, облизнув горячим липким языком, острые зубы вонзились в кожу. Когда он отстранился от шеи, место укуса задел легкий прохладный ветерок. Мурашки побежали по всему телу, из-за чего я сжался в блаженных судорогах.

Место укуса жгло от выделенной слюны. Тимур явно желал сделать мне немного больно и при этом дать некий драйв.

Два тела сливались в единое целое, отдаваясь искушению. Оба были немного садисты, и это возбуждало их еще больше.

Парень любил чувствовать боль и доминирование над собой с особой искрой в глазах. Кавказцу нравилось играть в жесткого ебаря, уничтожая свою малышку огромным хуем.

Вот только сейчас кавказец не знал, кто над кем доминирует. Парень над ним, либо наоборот. Ведь оба были особо жестоки к друг другу и при этом равны. И это их сближало!

Я сжал ствол еще раз, он набух в ладони и начал пульсировать.

- Черт, хочу ссать, может тебя помыть? - с интересом, словно сам у себя, спросил кавказец.

Не дожидаясь ответа, Тимур схватил меня за руку и потащил за собой через парк. Кавказец даже не удосужился спрятать в штаны набухший ствол. Я опустил свой взгляд вниз – увиденная картина очаровывала. Член стоял колом, алая залупа, словно стрела, торчала вверх, при ходьбе яйца со стволом подпрыгивали в такт и качались, словно в замедленной съёмки.

Я облизнул и прикусил свои опухшие губы, чтобы не издать протяжный стон. Адреналин ударил в мозг, левой рукой я обхватил кавказский ствол и слегка сжал его, подрачивая.

- Сученок мелкий! Будет некультурно, если я обоссусь на тропинке. - прорычал мужчина.

- Словно тебя волнует культурность, либо что думают о тебе остальные, - ответил я.

Вот только я не успел убрать свою ладонь с жезла взрослого, тот понял, что я задумал и обхватил мою руку на своем стволе и сжал ее, не давая возможности отпустить.

С каждым шагом по дороге в туалет мое сердце билось все сильнее, пытаясь вырваться наружу. Пульс участился, а ладони вспотели. Мне казалось, нам на встречу попадётся группа парней либо пара и тогда, стыд и стеснения нахлынут на меня.

Но на пути нам никто не встретился. Тимур шел с довольно-нагловатой ухмылкой. Его движения были грациозны и хищны, он брел уверенной походкой самца. До самого туалета его член не опал ни на долю секунды, был так же крепок, как и в самом начале.

Скорее всего, экстрим возбуждал мужчину настолько сильно, что он желал продолжить свою затею. И пока у него это выходило. Да и я не желал испортить столь экстремальную прогулку. Ведь когда еще мы так пойдем гулять!?

В туалете так же было пусто, как и на улице. Встав возле писсуара, кавказец выпрямился и поддал таз немного вперёд. Я смотрел на возбужденный член с восторгом, ожидая фонтан мочи. Ведь сперму кавказец выбрасывал практически на целую кружку, не удивлюсь, если содержимое в кружке прольётся через край.

Время шло, а кавказец так и не начинал мочиться. Я поднял лицо вверх, наши взгляды пересеклись всего лишь на мгновение. И его хватило, чтобы разглядеть бушующий ураган страсти в глазах кавказца. Вот только странная улыбка не сходила с его лица. Сузив свои глаза, он приказал монотонным голосом: «На колени!»

Тимур сказал уверенным голосом, в котором читалось прямое доминирование и власть. А если его требования не будут выполнены, ждет скорая кара.

Медленно оседая на колени перед кавказцем, я не сводил своих глаз с его блуждающего похотливого взгляда.

Приблизив лицо к залупе, языком облизнул уздечку, потом довольно уставился на мужчину. Мое сознание вновь заволокло туманном, а странное чувство голода вырывалось наружу. Мне словно хотелось откусить ствол мужчины. Не знаю, с чем именно это было связано, но такое желание удивило меня. И одновременно озадачило.

Громко и протяжно выдохнув, я поцеловал головку и припал к ней своими губами. С отверстия просочилась капля предэкулянта и попала прямо на язык. Раскрыв свои губы шире, я вобрал головку так медленно в рот, насколько это было возможно. Мне хотелось играть с кавказцем, желал, чтобы тот сорвался и взял грубо.

- Если ты желаешь, чтобы я ополоснул тебе глотку, могу устроить! - заявил сухо кавказец, приподняв свою бровь с ехидно-довольным выражением лица.

Что, влить в меня литры сока!? Я не верил своим ушам! Кавказец предложил то, чего я давно желал ощутить и боялся исполнить. Мои мокрые сны осуществятся в реальности? Ведь я производил это с кавказцем в своих бушующих мечтах. Правда, вопрос меня поставил в тупик, и я сидел неподвижно, держа в своих губах алую залупу.

Глаза загорелись с новой силой. Похоть охватила мое сознание. Я облизнул головку по кругу и уставился на своего грубого кавказца. Ухмылка с лица взрослого не сходила. Он довольно смотрел в мои глаза, контролируя своë доминирование.

Сердце выбивалось из грудной клетки, казалось оно прорвет ее и вырвется наружу. Бушующий гул давил на ушные перепонки. Следующие слова я не смог расслышать, за что получил сильную пощёчину.

Скрип открывающейся двери туалета звонко разнеся внутри. Кто-то зашел. Из-за мощных ног кавказца я не смог разглядеть новоприбывшего. Я затих с членом во рту и вылупил свои глазёнки, краснея от стыда. Хотел было подняться, но тяжелая рука взрослого легла на мой затылок и потянула на себя, одевая мой рот на член, словно чехол на пульт.

Ствол погрузился полностью в глотку. Нос прикоснулся к пушку на лобке, волоски пробирались в нос, щекоча. Рвотного рефлекса не было, чему я был очень рад. Закрыл свои глаза с наслаждением, от нарастающего экстрима. Желание отдаться в грязном сортире нарастало с новой силой. Опьяняющий запах шоколада и мочи начинал сносить крышу. Я словно блядь, совершенно не понимал, что происходит, а когда кавказец начал двигать бедрами, вбивая свой ствол, так мое сознание вообще улетело. Огромные мохнатые яйца глухо ударялись о мой подбородок. Кавказец не переставая двигал бедрами.

Краем глаза я заметил суматоху со стороны и приближение тени. Незнакомый мужик подошел к писсуару по левую руку от кавказца и встал, вывалив свою маленькую письку. Возможно, я бы усмехнулся, если бы мой рот был свободен. Но он был занят полированием кавказского хуя. Стручок мужика был даже меньше моего коротыша. Так говорил мой инстинкт шлюхи, а я ох как любил огромные сочно-венозные хуи.

Кавказец, как и незнакомец, молчал. Каждый наслаждался процессом по-своему. Мне странно было видеть кавказца тихим, ведь тот всегда любил бросить колкие слова, а тут молчал. Я же, был занят облизыванием залупы, с причмокиванием старался сделать глубокий минет. Правда, последние выходило так себе.

Мужик, выглянул из-под плеча кавказца. Осмотрел его огромный член и уставился на меня с довольной ухмылкой. В его глазах загорелась искра и интерес к происходящему. А возможно даже, тот и вовсе хотел присоединиться.

- Найди себе свою дырку и пялься! – грубо заявил Тимур. Вот только в его словах была открытая ложь. Я чувствовал ее. Кавказцу нравилось публичный секс и экстрим. Поэтому он выдвинул вперед таз и продолжил наслаждаться моим старательным отсосом.

- Крошка, может и мне поможешь, а я отблагодарю деньгами. - с улыбкой закивал мужик, словно болванчик.

Его как будто вовсе не пугал грозный вид кавказца. Мозги отсохли? – думал я.

- Я твою крошку оторву с корнем и буду улыбаться твоей маленькой потере, - прошипел Тимур уверенным голосом, повернув лицо с кровожадным выражением в сторону мужика. Тот даже немного пошатнулся, увидев устрашающее выражение кавказца. Вот теперь я точно узнаю своего ревнивого хищника.

- А смотреть хоть можно? - тихо промямлил мужик, не сводя своего взгляда с парня.

- Без проблем. - буркнул кавказец и продолжил довольно таранить мой рот.

Тимур отстранил мое лицо от члена и подмигнул мне.

- Хватай зубами хуй и направляй, – скомандовал кавказец.

Сделав, как велел хозяин, я встал в удобную позу собачки, выпятив филейную часть. Двумя руками придерживался за ноги кавказца, чтобы не упасть. Мои губы, плотно обхватили ствол Тимура. Все-таки, мне не хотелось ранить столь сочный ствол и поэтому, я сжал его губами, в ожидании напора.

Долго ждать не пришлось. Головка выдала упругую струю мочи, которая тут же хлынула в писсуар. Звонкие удары мочи о стенку писсуара разлились по туалету. Первое время направлять струю в нужное направление, у меня не получалось. Брызги, так и норовили попасть на все вокруг. Досталось и моей одежде. Но направлять струю было достаточно увлекательно.

Тяжелая рука кавказца опустилась к моему уху и почесала за ним, от чего я завилял ягодицами.

Служить своему хозяину было для меня не вновинку. Я старался, как можно правдоподобней войти в роль, правда мне постоянно хотелось сделать что-то лишнее, неприемлемое.

Ствол напрягся в губах. Я чуть было его не отпустил, но вовремя успел прижать сильнее. Последняя мощная струя хлынула из головки, и потоки мочи прекратились. Маленькая капля мочи бусинкой повисла на залупе. Медленно вынув свой язык, чтобы бусинка не соскользнула, я кончиком языка слизал ее.

Вкус мочи был слишком соленый и терпкий. Вкус будто усиливался, становился слишком странным, словно соль заменили сладким шоколадом. Дожили. Теперь соленая моча мне кажется сладковатой на вкус. Сергей, ты медленно сходишь с ума! С тобой явно происходят странные вещи. Тебе нужно прекращаться думать о Тимуре так часто. В присутствии кавказца тебя постоянно тянет на приключения, от которых твоя попка болит несколько дней.

Вот только не было возможности обуздать желание и похоть.

- Вымой своим блядским ротиком. – скомандовал кавказец, схватив рукой мою челюсть.

Медленно губами перебравшись к залупе, я взял ее в рот. Язык, словно змея, извивался зигзагами, доставляя мужчине незабываемые ощущения. Стон взрослого разлился волной по туалету, опьяняя мои чувства.

Чавкая, как последняя шлюха, я намывал кавказский ствол, прикрыв свои глаза от наслаждения.

- А ему это приносит кайф. – пробурчал незнакомый мужик.

- Таким шлюхам многое кайф приносит. – заявил довольный кавказец.

- А где ты его нашел? Такой сладкий, – интересовался мужик.

- В офисе у меня подрабатывает, подстилкой директора. Бывает беру его на прогулку. Выгуливаю, – с усмешкой проговорил кавказец.

Вот только брошенные слова меня сильно задели. Они отложились в коре моего мозга, на самой первой полочке. «Подстилкой директора» - не переставая эхом звенело в голове. Он так думает обо мне постоянно! Хотя, что я ожидал получить от состоятельного мужчины. Верно – только грубое отношение к себе. И относится он ко мне, как к вещи, секс-игрушке. Не стоило мне так зацикливаться на кавказце. Вот я дурак! Напридумывал себе райскую жизнь. А сейчас кусай локти и поедай свои плоды.

- Че, дырка, приуныла, - буркнул недовольно кавказец, когда я перестал наяривать языком по головке, - давай, блядина, работай, шефу же старательно сосешь за премию, - бросил кавказец, шлепнув по щеке.

Что? Последние слова окончательно выбили меня из колеи. Мне совершенно перехотелось ублажать кавказца. Я поднялся с колен.

- Не беси меня, сука, и не играй недотрогу! – прорычал Тимур, схватив своей лапой горло парня.

Кавказец сжал горло. Мне было больно, дыхание полностью было перекрыто. Глаза кавказца были полны гнева и ярости. Тимур сжимал горло своей стольной рукой, и, казалось, не собирается разжимать пальцы.

Обхватив своими ручонками руки кавказца, я пытался освободиться от железной хватки. Но все было тщетно. Глаза кавказца налились кровью. Лицо уже было багровое, а скулы сжались в гримасе гнева.

Перед моими глазами проплыла вся моя жизнь. Сознание помутнело, я начал проваливаться в сон от нехватки кислорода. Юное тело обмякло в руках мужчины.

- Черт! Твою мать! – прокричал незнакомый голос и послышался топот ног.

В полупьяных глазах кавказца, действительно, был гнев и радость. На Тимура и вправду что-то нашло. Он не хотел причинять мне боль, а тут такая жестокость к нему. Из-за чего? Из-за отказа? Это ведь неконтролируемая жажда гнева. Разжав в ужасе руку, Тимур растормошил обмякшее тело. Парень медленно раскрывал свои глаза, совершенно не понимая, что происходит. Он смотрел на мужчину и как бы сквозь него. Глаза блуждали по всему туалету. Они совершенно не могли остановиться, на чем-либо и сконцентрироваться. Лицо парня начало краснеть, на глаза нахлынули слезы.

- Прости… я… прости меня… я перегнул палку, оторопевший кавказец просил прощения. В его словах и вправду читался испуг. Вот только страх никак не мог покинуть меня. Я хотел как можно дальше отстраниться от мужчины.

Сделав шаг назад, не смог удержать равновесие. Тело начало клонить в сторону, словно заядлого пьянчугу. Благо, Тимур успел подхватить меня и притянуть к себе, прижав мою голову к груди.

Кровь прилила к голове, и слезы хлынули из глаз. Тело затрясло в конвульсиях.

- Тебе это нравится… - заплакал я в рубашку кавказца.

Истерика набирала обороты, разворачиваясь бушующим вихрем. Маленькие ладони били по грудной клетке кавказца, не причиняя мужчине совершенно никакой физической боли. При этом моральная боль поедала его как тараканы изнутри. Что он наделал? Зачем так жестоко отнесся к самому светлому лучику на его пути!? Растоптал парня в грязи при постороннем мужике. Зачем, ради чего? Ради своего внутреннего эго? Ведь ты не можешь контролировать себя во время секса и доминируешь над другими, причиняя им душевную и физическую боль.

- Я думал, и тебе понравится. – прошептал мужчина себе в нос, думая, что парень его не услышит.

- Понравиться? Разве когда душат, может понравиться? Ты совсем сошел с ума, ты меня душил. Я сознание потерял, чертов ты козел. – верещал парень. Сопли, слюни – было абсолютно все. Юноше совершенно было не важно, как он выглядит в данный момент. У него была самая настоящая истерика.

- Может, в начале мне и нравилось… может быть. – тихо добавил Сергей.

- Прости… - пробурчал кавказец, обнимая юное дрожащее тело.

Поняв, что тот натворил, Тимур опечаленно выдохнул. Он был совсем не рад своему неконтролируемому поведению. Если он не решит, как справиться с собой в дальнейшем, он потеряет свое чудо. А ему этого, ох как, не хотелось. Нужно было, всего-навсего, научиться контролировать себя. Но как? Где найти самоконтроль, когда у тебя постоянные недотрахи и когда ты полный доминант и садист, имеющий прекрасного паренька с признаками любителя мазохизма?

Схватив на руки своего юного малыша, кавказец вышел из туалета и побрел в сторону парковки. Он решил не вмешиваться, не разговаривать с парнем. Не травмировать и так его нервную психику. Да и попросту не знал, как успокоить его, ведь он никогда не обращал внимания на нытье своих шлюх. Пользовался ими и выкидывал за дверь. С Сергеем все было по-другому, он хотел его уберечь от окружающих, а выходит, что нужно было спасать его от самого кавказца.

Я совершенно не понимал, что происходит вокруг. Тимур взял паренька на руки и куда-то потащил. Только в его руках, Сергей смог более-менее успокоиться, вдыхая его запах шоколада. Медленно прикрыв свои глаза, юноша пытался настроиться на нужный лад. Но никак не выходило. Порой истерика выходила за пределы осознанного, и Сергей начинал впадать в рев. Просто оглушительный рев.

Только в самой машине, юноша смог более-менее успокоиться. Сидел на пассажирском сиденье, съежившись калачиком. Он отвернулся от кавказца к окну, совершенно не хотел его видеть. Думал, если взглянет на него, нахлынет новая волна истерики. Да и прожигающий взгляд кавказца чувствовал на себя от самого парка и поэтому, не хотел на него смотреть. Взглянув на него хоть раз, парень боялся растаять. Тогда его мужчина не поймет урока, что так делать нельзя. Это жестоко!

Всю оставшуюся дорогу до дома, они не разговаривали. Не было желания говорить! Все впечатление об этом дне, кавказец развеял своим жестоким поступком. Теперь Сергей не знал, как себя вести с ним. Подъехав к подъезду дома, он хотел было выйти, но Тимур придержал его. Осторожно положил лапу на плечо, он прошептал с волнением в голосе:

- Прости меня, если сможешь. Я пойму если ты не захочешь со мной общаться… и встречаться.

Последние слова кавказец проговорил дрожащим голосом. Пареньку же совершенно не хотелось говорить. Он только кивнул головой и вышел из машины. Даже не взглянул на водителя напоследок. А так хотелось… Пусть Тимур немного покусает локти! Это будет ему только на пользу.

Квартира как обычно, встретила Сергея гробовой тишиной и пустотой. Скинув все свои вещи у входа, он, словно овощ, побрел в спальню. Упал на кровать, закрыл медленно глаза. Усталость, головокружение – всё нахлынуло разом. Завернулся комочком в одеяло. Из глаз потекли соленные капли слез. От переутомления и нервов, впал в ступор, который перешел в тяжелый сон.

Автор: The Zan.

P.S. А что же было дальше? Таким вопросом наверное задаётся читатель, увидев, что данная глава подошла к концу.

А дальше жаркое продолжение этой истории.

Поэтому, предлагаю запастись терпением и следить за публикациями.

Напоминаю, что часть будущих публикаций Вы не найдёте на других ресурсах, потому что по задумке автора романа, не всё будет публиковаться в открытом доступе.

Я же со своей стороны, если Вы мне напишите , обязательно передам все отзывы, пожелания и комментарии автору.

Мой ник в Телеграмме: @Ivan_PRP

Ваши пожелания, свои личные истории, пожелания к работе канала, отзывы направляйте на почту администрации проекта: http://t.me/TiMcMailBot