Однажды я сильно плакала

Детский

Я маленькая была совсем. Едва говорить научилась - но прекрасно помню, как горько плакала. А из-за чего - не помню. Я стояла в своей голубенькой кроватке и плакала. И позвала, плача: «мама!». И пришла мама, стала меня утешать. Я позвала: «папа!», - и папа пришёл. Стал разъяснять, что плакать не надо! Нет медицинских показаний, чтобы маленькие девочки плакали! Я позвала дедушку сквозь слезы - и пришёл дедушка. Он погладил меня по головке. И тоже утешать стал. И бабушку я позвала. И она хриплым голосом, сорванным на войне, сказала, что пусть фашисты плачут. А я пусть не плачу никогда! Они все стояли у кроватки, довольно суровые они были люди - кроме мамы. И защищали меня. А сейчас их нет. Но они все равно есть. Надо только позвать - и они придут и защитят, и утешат. А к вам придут ваши, если позвать. Они рядом, но их не видно. Впрочем, в соседней комнате тоже человека не видно - но он там. Здесь. Рядом. И это вечная поддержка и защита. Все, кто нас любил, любят по-прежнему. И приходят на помощь, если позвать. А плакать не надо. Пусть фашисты плачут. А мы - только от радости и умиления сердца. И от любви к своим…