Отлить в бронзе. Кто и зачем делает колокола в России

Трансформатор

Колокольный бум

«Если раньше колокола производили постепенно, храмы укомплектовывали сотни лет, то в 90-х потребовалось произвести много колоколов», — говорит Илья Дроздихин, руководитель мастерской колокольного звона и московской школой звонарей. По его словам, весь объём, который накопили за 500 лет и впоследствии практически уничтожили, современные колокололитейщики изготовили за 30 лет.

До 1917 года в стране было около 80 000 храмов, монастырей и духовных семинарий. Во время советской власти большинство зданий* разрушили или переделали под другие нужды: спецтюрьмы, склады и пр. Например, храм Христа Спасителя взорвали в 1931 году. Оставшиеся после взрыва строительные материалы использовали для отделки московского метро и здания Совета труда и обороны. На месте храма изначально планировали построить Дворец Советов, но власти отказались от этой идеи и в итоге открыли бассейн «Москва».


*Точное количество разрушенных церквей, храмов и монастырей до сих пор неизвестно. По некоторым данным, из 78 000 церквей и 1200 монастырей (в 1917 году) к распаду СССР сохранилось только 7500 церквей и 16 монастырей.


Колокола и кресты изымали и переплавляли под предлогом «для нужд народного хозяйства». Зачастую колокольную бронзу использовали для производства мелкой разменной монеты, тракторов и котлов для столовых.

Ситуация изменилась с распадом СССР. За прошедшие 30 лет общее количество церквей и храмов РПЦ, а также других помещений, в которых совершают богослужения, увеличилось до 38 000 — по данным самой РПЦ. В связи с этим колокольный рынок в России переживает второе рождение.

На грани благотворительности

В России колокола в основном изготавливают из меди и олова. Последнее в дефиците. Производителям приходится закупать олово за границей и платить в долларах. После резкого скачка курса в 2014 году металл подорожал в два раза. При этом цены на колокола остались прежними.

По словам опрошенных «Секретом» экспертов, рентабельность бизнеса по производству колоколов колеблется в пределах 15–20%: товар довольно специфичен, производство штучное, а стоимость колоколов почти не растёт. Предприниматели объясняют низкую рентабельность особенностью рынка, который находится «на грани бизнеса и благотворительности». Чтобы быть на плаву в колокололитейном бизнесе, нужно увеличивать объём производства, «ведь чем ты меньше, тем сильнее чувствуешь экономические проблемы», считает Илья. Он отметил, что обороты его мастерской от 10 до 20 тонн в год, кризис 2014-го года производство пережило «с божьей помощью» и почти не заметило трудностей.

Одно из самых крупных колокололитейных производств в России — завод Валерия Анисимова. Колоколами Анисимов занимается с 1989 года.

«В 1990-м я подал заявку на патент. Ровно через год, в июле, я получил его, а уже в августе СССР развалился. Получается, я как Горбачёв. Он — последний руководитель СССР, а я — последний человек в СССР, который получил патент на колокольное производство», — рассказывает Валерий.

Среди крупных производителей колоколов в России, кроме завода Анисимова, колокольный завод братьев Шуваловых, московский колокольный завод «Литэкс».

В середине 2000-х завод Анисимова отливал 200 тонн колоколов в год. Общий объём производства в России, по его словам, составлял 400 тонн.

В последние пару лет Анисимовы ежегодно производят по 100–120 тонн, а колокололитейный рынок, по оценкам Анисимова, сократился до 200–300 тонн.

Гендиректор колокололитейного завода «Литэкс» Олег Грицаенко оценивает рынок в 400-500 тонн в год. По его словам, динамика рынка нестабильная и меняется в зависимости от экономической ситуации в стране. Тяжёлым он называет 2015 год, первый после введения санкций. Потом постепенно рынок восстанавливался.

«Деньги, которые люди жертвуют на колокола, — это хвост денежного потока. И люди делают это охотнее, когда представляют, какое у них будет будущее », — отметил Олег Грицаенко.

Сегодняшнее производство на заводе Анисимова использует как высокие технологии (компьютерное моделирование, цифровую акустическую лабораторию), так и множество традиционных ручных операций

Фото: kampan.ru

Родился сын — куплю колокол

Цена колокола зависит от веса, размера и требований к его оформлению и звучанию. Обычно церковные музыкальные инструменты покупают наборами. Стандартный набор называется «малая звонница». В него входят пять-семь колоколов. Чаще всего у производителей заказывают именно этот комплект. Средняя стоимость — от 200 000 до 500 000 рублей* при цене от 1000 рублей за 1 кг колокола. Стоимость среднего набора может превышать 2 млн рублей. Цена на самые большие и тяжёлые комплекты может превышать 10 млн рублей. Например, в 2018 году большой набор (из 18 колоколов) для собора Александра Невского в Волгограде обошёлся в 30 миллионов рублей.

Средние цены на колокола

От сувенирных колоколов церковные отличаются размером, звучанием, материалами и стоимостью. Игорь Лукьянов, генеральный директор мастерской «Вольгинский колоколец», рассказывает, что сувенирную продукцию изготавливают из латуни или «совсем непонятно чего», а церковные колокола отливаются из качественного металла и хорошо звучат.

«Малый вылитый из бронзы колоколец в 200–250 г на нашем производстве стоит 15 000 рублей. А штампованный у других производителей можно купить и за 300 рублей», — говорит Лукьянов.

«Сувенирные колокола можно отнести к категории VIP-подарков. Их покупают для кабинетных интерьеров. Такой колокол массой 20 кг стоит у нас в среднем около 75 000 рублей. Но все же мы сосредоточены на производстве главным образом церковных колоколов», — рассказал Олег Грицаенко.

Колокола обычно покупают на пожертвования. Собранных с прихожан средств часто не хватает, поэтому какой-либо меценат добавляет необходимую часть или оплачивает заказ полностью. Это может быть целевое пожертвование благотворителя (он переводит деньги храму, а церковь выступает в качестве заказчика), либо благотворитель самостоятельно приобретает колокола и дарит их церкви.

«Часто такие покупки связаны с обетом человека, — рассказывает Илья Дроздихин. — "Сын родится — и подарю храму колокол". Или подарок связан с печальным событием — в память о почившем родственнике. Чтобы каждый удар в колокол приносил молитву богу. Покупок колоколов домой в разы меньше. Чаще это подарочные изделия».

При этом бизнес сезонный: колокола в основном приобретают к праздникам — к Рождеству или Пасхе. За неделю до пасхи производители могут продать по 12–15 малых наборов и получить до 5 млн выручки.

По словам бизнесменов, меньше половины заказов им даёт реклама в интернете, на радио и в специализированных изданиях. Остальных заказчиков производства получают благодаря сарафанному радио.

Звон хорош, а грешника приводит в дрожь

Царь-колокол после отлива ещё три года шлифовали кирпичом. Сегодня металлургия шагнула вперёд, и скорость изготовления увеличилась в разы. Для того чтобы сделать большой колокол (около тонны) потребуется полтора-два месяца работы. Небольшой (5–10 кг) — два дня.

Процесс изготовления достаточно прост: создают форму, заливают в неё металл, дают время остыть, а потом освобождают колокол от формы, чистят, шлифуют, прикрепляют язык. К работе над большим колоколом подключаются художники. Они оформляют надписи, иконы и узоры для будущего музыкального инструмента.

Одно из главных требований к колоколам — красивое звучание. На больших производствах есть свой инженер-акустик, который контролирует качество звука каждого колокола.

Звучание колокола зависит от его формы и размера. Маленькие колокола более звонкие, «голос» больших колоколов богаче и ниже. При этом тембр у каждого колокола индивидуальный, даже если форма и материалы схожи. Поэтому для наборов колокола приходится подбирать, говорит Грицаенко.

Многие производства стараются работать под ключ. Они не только изготавливают и подбирают колокола по звучанию, но и доставляют, монтируют, настраивают систему управления звоном и обучают звонарей.

Важный момент — оформление. В русской традиции принято отливать колокола с пышным убранством. Заказчик может выбрать изображения.

«На одном из колоколов для заказчика из Белоруссии мы отлили 12 икон Богородицы. Часть элементов мы выполнили с помощью компьютерного моделирования, но важные фрагменты изготовили скульпторы. Здесь важен тактильный контакт с ликами святых — таков наш подход», — поделился Олег Грицаенко.

Московский колокольный завод «Литэкс»

Фото: mskagency.ru

Россия вспрянет ото сна

В колокололитейной сфере нет случайных людей. По словам предпринимателей, на рынке остались только верующие люди. Кроме веры важное условие производства церковных колоколов, по словам производителей, — благословение.

Обычно процесс проходит так: батюшка приезжает к изготовителю и читает молитву. «Полтора года назад к нам на производство приезжал местный батюшка, благословлял, а две недели назад — митрополит по Владимирской области», — говорит Игорь Лукьянов. По его словам, одного благословения достаточно, но чем больше, тем лучше.

Кто-то благословляет не только завод, но и колокола — при литье в незастывший металл бросают свечные огарки из церквей. «Каждая свеча — это молитва. Мы заключаем молитву в колокол», — говорил в интервью ТАСС Олег Грицаенко, гендиректор завода «Литэкс».

Мест нет

Опрошенные «Секретом» эксперты уверены, что заказов на производство колоколов с каждым годом будет всё меньше. «Насыщение в России произойдёт через пять-десять лет. Потом всё пойдёт на спад. Заказы, конечно, не остановятся совсем. Например, те храмы, которые заказывали маленькие наборы, обратятся уже за большими», — отметил Дроздихин.

Долю храмов, которые нуждаются в колоколах, невозможно оценить, говорит Олег Грицаенко. Каждый год в стране открывают новые церкви и реконструируют старые. «Потенциал для рынка есть. В предстоящем десятилетии мы точно будем востребованы», — уверен он, но отмечает, что спрос этот может быть отложенным. Зачастую из-за нехватки денег колокольни годами стоят без колоколов или недоукомплектованными. «В нашей базе сотни храмов», — отмечает гендиректор «Литэкса».

В разговоре производители признаются, что, несмотря на невысокую рентабельность бизнеса, отказываться от своего дела не планируют. «Я сам звонарь. Это стало частью моей жизни» — делится Дроздихин.

Одна из главных целей Анисимова на 2020 год — отлить самый большой в мире колокол. Не ради признания, а по мистическому поверью. «Старцы говорили: когда в России будет отлит самый большой колокол, то страна пойдёт на поправку и жить станет лучше», — поясняет Валерий.

Справка. Семейное дело

До 1917 года в стране было три главных колокололитейных династии: Оловянишниковы, Финляндские и Самгины.

Оловянишниковы отливали колокола с XVIII века. Они автоматизировали производство, продавали товар за границу, а также «в знак признания исключительных заслуг перед Россией» единственные из изготовителей могли размещать на своих изделиях герб Российской империи.

Ещё один крупный производитель колоколов в царской России — завод Финляндского. Ему приписывают изготовление Царь-колокола (202 тонны), Большого Успенского колокола (65 тонн, в него добавили металл с трофейных французских пушек — в память о войне 1812 года). В 1899 году в России ввели льготный тариф на перевозку колоколов. Это способствовало развитию завода. Отправляя товар по всей России, уже к началу XX века Финляндские отливали до 500 тонн в год.

Династия Самгиных начала активно делать колокола после войны 1812 года, так как во время сражений колокола переплавляли на военные нужды. Первым отлили колокол для Новоспасского монастыря, в котором находилась усыпальница Романовых. После этого при поддержке русских князей они отливали колокола для многих городов Европы и получили признание на международных промышленных выставках и от академий в Париже, Чикаго, Лондоне и Неаполе.

После Октябрьской революции все колокололитейные заводы прекратили своё существование.

Источник