ЛАЙФСТАЙЛ ТОРЧКОВ

Паша и Яна муж и жена, 10 лет вместе. Три года они сидят на «крокодиле» так называют дезоморфин. Поставки героина в город перекрыл Госнаркоконтроль (ГНК) в 2008-м, и теперь 8590% инъекционных наркоманов в городе дезоморфинщики.

Место, где мы находимся, на языке гээнкашников называется притоном.

К 10 из комнаты выходит Лида младшая сестра Паши. Ей 28, полноватая, с азиатским и каким-то совсем детским лицом. За ней плетется сонная одутловатая Катя, трет глаза кулаками.

Дозу на утро оставляют с ночи без этого невозможно «начать двигаться». Красноватый раствор быстро и аккуратно разливают по шприцам.

Проводится ревизия. Кончился бензин и муравьиный спирт, и Яна отправляет Катю на бензоколонку. Все рассчитано до копейки бензин продают минимум по 2 литра, то есть 50 рублей. Но на ближайшей колонке не принимают пластиковые канистры, а значит, бензин придется покупать через водителей. Но водители могут налить и бесплатно, ну или дешевле, а значит, денег Кате дается совсем впритык.

Катя единственная из всего притона пока имеет работу грузчик на овощном складе. Смешливая короткостриженная блондинка, 28 лет, косолапит. (В притоне, кстати говоря, к Кате относятся со сдерживаемым презрением. Во-первых, ВИЧ+, да еще и отрицает. Во-вторых, лесбиянка.)

Бензин «неразработанный» его ставят в углу, продышаться. Начинают готовить дозу. Лида идет раскатывать таблетки седала банкой, на ходу вырывает лист из собрания сочинений Василия Федорова подстелить. Паша, плеснув в тарелку «муравьишки», счищает с боков спичечных коробков фосфор зубной щеткой. Яна идет взбалтывать баллон с ингредиентами в комнату.

Яна стоит у самодельных весов, сделанных из шприцов и лэтуалевских карточек. Получившиеся ингредиенты взвешиваются, определяются пропорции. В качестве гирек используются спички. Быт наркоманов очень экономичен.

Ингредиенты ссыпают в фурик стеклянный пузырек. «Ставится реакция» пузырек закапывают донышком в соль на плите. Реакцию ставит Паша. Нужно вовремя снять фурик, вовремя разбавить раствор водой. Пузырек тихо дымится, внутри булькает красноватое2.

Через 10 минут раствор готов. Дымится, пахнет малиновым морсом. Лида осторожно выбирает жидкость шприцем через сигаретный фильтр. Из шприца разливает по личным шприцам каждого по полтора куба. Теперь нужно разбавить «тропиком» тропикамид, капли для глаз. «Тропик» усиливает эффект, но делает его более коротким. Он очень дорогой 150 рублей, но после одного применения чистым крокодилом колоться уже невозможно. За «тропик» вечно идет война, и каждый хранит свой пузырек ближе к телу: Яна в носке, Паша в кармане спортивных штанов, Лида прячет под топиком. Шприцы у каждого тоже свои, так безопаснее. У всех гепатит С, но «вичовых нет» если Катю с ее сомнительным статусом не считать. Шприцы хранятся в пачках из-под чая «Принцесса Нури», приятного чаепития. Колются инсулинками тонкая, короткая игла.

Паш, вмажь меня, просит Лида. Склоняет голову набок, зажмуривается и, набрав полную грудь воздуха, затыкает нос. Паша примеривается и медленно вводит иглу в шею до основания. Подождав, вытаскивает до половины, вводит снова ищет контроль. Находит, давит на поршень.

Пашка, дуешь, причитает Лида, не открывая глаз. Дуешь, дуешь, дуешь!

Если не попасть в вену, раствор жжется огнем.
Паша вынимает иглу, вытирает пальцем струйку крови, примеривается к синеющей вене, втыкает снова.
Спасибо, вежливо говорит Лида и отходит на свое место табуретка у плиты. Закуривает, но через полминуты выключается. Уголки губ опускаются вниз, Лида оседает на табуретке, клонится вперед, резко выпрямляется, снова начинает падать. Горящая сигарета приклеена к нижней губе.
Когда крокодил оказывается в вене, «начинается чернота». Все мышцы расслабляются, все мысли исчезают, перед глазами поднимается тьма. «Ничего нет, и тебя нет тоже, вполголоса объясняет Яна. Только ощущение, что все в мире правильно». Ни эйфории, ни галлюцинаций. 20 минут несуществования.
Второй отрубается Катя. Паша долго ощупывает бока вены на ногах ушли, вены на руках ушли. Наконец, примеривается и тоже уходит. Остается Яна напряженная, скрюченная, конец жгута зажимает ртом.
Яна ощупывает себя равнодушно, как мясо на прилавке. Наклоняется, прощупывает каждую жилочку. Наконец зажимает запястье правой руки между ногами. Через минуту выпрямляется вена лопнула, не получилось, начинает искать снова. Иногда это продолжается часами, но сейчас Яна справляется быстро, минут за пятнадцать. Как раз просыпается Лида.
После дозы хочется пить. Лида ставит чайник, в кружки ложками ссыпается сахар. В день сахара уходит несколько килограммов. Чай пьют быстро, быстро курят. Времени немного надо готовить следующую дозу. Через 1,5 часа начнется ломка, перенести ее невозможно. Раствор готовится примерно столько же. Хранить его нельзя.

Поэтому крокодильщики живут «гнездами». Процесс варки должен идти непрерывно