Лудостори 52 серия

Февраль 2015 года.
Мне исполнилось 30 лет. Чего я достиг к этому возрасту? Ничего! У меня нет абсолютно ничего. Более того, мои достижения к этому возрасту, совершенно все, не просто нулевые, они со знаком минус. Апогеем всему, стало решение мамы. Она просто устала тянуть этот воз и, по моему мнению, сделала поистине правильный и единственно верный поступок в этой ситуации:
- Мамочка, помоги мне! Я влезаю все больше и больше в долги. Я продолжаю играть и не знаю как все это остановить!
- Саша, читать тебе морали о вреде азартных игр я не буду! Это не помогает. Я тебя 5 лет назад предупреждала! Ты меня не слышал! Я взяла кредит на твоё лечение. Не помогло! Ты продолжаешь зарывать себя. Я потеряла сына, как бы не печально это звучало, но это факт. Я не могу тебе помочь ничем! Мне есть для кого жить! У меня есть дочь, а того Сашу мне не вернуть, это не в моих силах.
- Что мне делать, мама?
- Еще раз тебе повторяю, я не знаю! Знаю только одно, что в один прекрасный день у меня просто из-за твоих долгов, заберут квартиру где ты сейчас живёшь. Рисковать жилплощадью я не могу, поэтому выставляю квартиру на продажу, а ты дальше идёшь без меня, я умываю руки. Распродавай на «авито», все что есть в квартире. Это будет моя последняя помощь тебе, что сможешь выручить, все твое, а дальше снимай квартиру, езжай в монастырь, вообщем делай что хочешь. С продажи квартиры ты не получишь ни копейки, максимум, что я сделаю, это закрою свадебный кредит. Сына у меня больше нет!...
Июнь 2014 года.
В тот самый июньский день, после крупного слива, я стоял, с билетом в руках, на железнодорожной платформе с вещами и ждал поезда, который должен был меня отвезти на длительную реабилитацию при монастыре. Ольга была против и считала мое решение полным бредом. Она поставила мне ультиматум, либо я возвращаюсь в семью, либо еду в монастырь, но тогда, ее я больше не увижу никогда. Парадоксально, но факт, я выбрал первый вариант, поскольку четко понимал, что борьбу с игрой мне самому не выиграть. А жить без игры, для меня, на тот момент, было первостепенным. Я прекрасно понимал, что по приезду в монастырь, я лишусь сотового телефона и больше не услышу голос Ольги никогда, поэтому я решил совершить свой последний звонок ей:
- Алло, привет любимая, позвонил попрощаться с тобой! Я уезжаю, это окончательное решение. Я очень надеюсь, что по возвращению, мы сможем быть вместе!
- Нет, Саша, не сможем! У тебя есть последний шанс сейчас. Я готова идти по жизни с тобой и дальше, тебе нужно ехать домой. Деньги на билет во Владивосток у меня есть. Саша, одумайся, пока не поздно! Приезжай домой, я тебя жду.
- Оля, я для себя все решил. Я еду на реабилитацию. Если не дождёшься, это твой выбор. Я тебя очень люблю, но мучить тебя и портить тебе жизнь, я больше не могу. Прощай, навсегда!
- Саша, я верю в тебя. Ты сможешь покончить с игрой без всяких монастырей. У тебя же получалось не играть 4 месяца и здесь все получится. Одумайся, прошу тебя! Я тебя очень люблю!
По щекам моим потекли слезы, и сквозь них, я обронил последнюю фразу и нажал на кнопку «завершить вызов»:
- Я тебя люблю, прощай!
Я дождался своего поезда, но садиться в него не торопился. Достав из кармана пачку с сигаретами, я закурил и задумался: «Я не брошу сам! Ведь это уже все было и не раз. Что же мне делать? Владивосток - это игра! Уезжая сейчас в монастырь, я теряю последнее, что у меня осталось - Ольгу. Уезжая сейчас в монастырь, я поступлю очень безответственно по отношению к жене и кредиторам! Я подставляю их! Скрыться сейчас ещё на пол года - это просто непозволительная роскошь для меня! Выйду ли я окончательно из игры, после реабилитации? Не факт! Нужно ехать домой, решать все свои долговые проблемы и постараться самому выходить из игры, ведь действительно 4 месяца же получалось!».
Двери поезда закрылись, состав тронулся, а я остался на перроне, с билетом в руках. Достав телефон, я вновь позвонил Ольге:
- Олечка, я возвращаюсь домой, бери билет...
Игровое безумие продолжилось прямо в этот же день. Ольга купила мне билет и скинула 1000 рублей на проезд до дома, и на «покушать» в аэропорту, но 900 из них я пожертвовал букмекеру. Приземлившись во Владивостоке с 80 рублями в кармане, я шёл пешком до дома, так как проезд стоил 200 рублей. Но в тот момент, когда я делал свой депозит, меня это не интересовало. Я шёл до города 27 километров без связи и денег. Шёл, как побитая собака, пытаясь поймать попутку, но безрезультатно...
Что же было дальше? Я вернулся на работу официантом! Меня в очередной раз повысили до управляющего. В третий раз в своей жизни мне дали шанс запрыгнуть на карьерную лестницу и исправить ситуацию. Что ещё? Друзья, я не помню. Игровой туман! Я два дня пытался описать события, происходящие в эти семь месяцев. Туман!!! Семь месяцев игрового транса, семь месяцев агонии. Ежедневные звонки с банков, которые я проклинал, так как из-за них познакомился с такими чудесными организациями, как МФО. Да да, чтобы закрывать платежи по кредитам, я начал пользоваться услугами микрофинансовых организаций. 730 процентов годовых! Где был мой мозг? В игре! Где же ещё. Планы мои были, как и у всех лудоманов, за счёт игры закрыть все свои долги, а займы под 2 процента в день, для лудомана - это ничто, ведь в игре можно делать 50 процентов к депозиту в день, но иллюзиям лудомана не суждено сбыться никогда! Итог всему: я повесил на себя ещё 100 000 микрозаймов и 100 000 взял в долг у хозяина ресторана, где работал. Из этих двухсот в игру ушло только треть, но факт оставался фактом. Мой лудоманский мозг продолжал накручивать проблемы и увеличивать долги в геометрической прогрессии. Именно тот февральский разговор с мамой, нажал на какую то невидимую кнопку в моем мозгу. Только осознание того, что я окончательно проиграл все отношения с мамой и остался тупо на улице без какого-либо жилья, с кучей долгов, переключили мои мозги в другую плоскость. У меня оставалось 2 выхода: либо в окно, либо из игры. И я сделал свой выбор, свой главный выбор в жизни...