Сократ о неважной информации

«Я никак еще не могу, согласно дельфийской надписи познать самого себя»

Когда Сократ и Федр говорят о легенде, согласно которой Борей – сын Астрея, бога звездного неба, и богини утренней зари Эос – похитил дочь афинского царя Орифию, Федр спрашивает, верит ли Сократ этой легенде. 

Сократ отвечает, что не верить в это и считать, что Орифию просто сбросило порывом ветра, можно и в этом нет ничего странного, а тем, кто верит в подобные легенды, придется еще восстанавливать весь мир, в котором существует эта легенда со всеми его гиппокентаврами и химерами, а это дело непростое. Далее Сократ отмечает, что он более всего стремится познать самого себя, а в вопросах легенд он доверяет общепринятому.

Изречение Γνῶθι σεαυτόν - «познай самого себя» написано на стене храма Аполлона в Дельфах. 

Мотив превалирующего самопознания присутствует во многих других Диалогах Платона, но в контексте «Федра» изречение приобретает дополнительный оттенок. В классической интерпретации изречение поднимает проблему обособленности и интеграции индивида в окружающий мир. Здесь возникает вопрос, считать ли самопознание наиважнейшим в принципе и более важным по сравнению с познанием мира или мы познаем себя, как часть мира, в котором заключено целое – божественная душа? С другой стороны, как обозначить границы себя, которые могут раздвинуться до всего того, с чем мы, так или иначе, взаимодействуем? Осознавая свою причастность всему, что есть вокруг через интерпретацию и анализ происходящего в мире, мы не должны воспринимать самопознание, как отчуждение. Так интеграция побеждает, потому что ни тело, ни сознание (или душа) не могут существовать обособленно, таким образом, познание самого себя становится мыслью о познании мира и себя самого, как единого целого. Но Сократ в диалоге «Федр» добавляет понятие «общепринятого» и противопоставляет познание «общепринятого», как неважной частности, и познание самого себя. Его познание самого себя становится умением избирательно познавать то, что можно оценить как причастное самому себе, и отбрасывать то, причины чего неважны и следствия отсутствуют. Необходимость оценивать и дифференцировать информацию была актуальна и во времена Сократа, сегодня это стало вопросом интеллектуальной жизни и смерти.