Balenciaga - тогда и сейчас

by Волшебное Утро Daily
Balenciaga - тогда и сейчас

Сегодня мы знаем модный бренд Balenciaga как нечто китчевое, гротескное, а местами даже уродливое. Приближенные к миру моды особенно остро переживают трансформацию бренда, потому что сейчас он крайне далек от отправной точки.


В 1918 году Кристобаль Баленсиага открыл свой первый модный салон. Испанский дизайнер, рожденный в стане басков, Кристобаль был выходцем из бедной рыбацкой деревушки, а стал аристократичной легендой мира высокой моды.

Путь в мир моды начался для Баленсиаги в раннем детстве, когда он помогал своей матери, которая работала портнихой и отвечала за гардероб маркизы де Каса Торрес. По крайней мере, так гласит одна из версий.


Личность Баленсиаги загадочна, он всегда был очень закрытым и даже немного странным. «Достоверно известно о нем лишь две вещи: он страдал синуситом и любил кататься на лыжах».

Внимание к своей персоне он не переносил. Возможно всему виной его зашкаливающая чувствительность и эмоциональность, поэтому он защищал свой тонкий внутренний мир изо всех сил.

В одной из первых биографий авторства Мэри Блюм описывается эпизод его дружбы с Коко Шанель, который наглядно демонстрирует ранимую натуру нашего героя.


Шанель, будучи дружна с Баленсиагой, пообещала журналисту, что снимется с Кристобалем с Булонском лесу для газеты Women’s Wear, которую он, «терпеть не мог». Кристобаль, разумеется, отказался. И что же сделала Коко? В отместку «… она разразилась интервью, в котором наговорила Бог знает что про Баленсиагу, про его гомосексуальность, про то, откуда ему знать женскую фигуру, он в этом, дескать, ничего не понимает».

Когда Кристобаль узнал об этом, его реакция была слишком бурной. Воспитанный, деликатный, он сам не позволил бы себе такого, кроме того он очень хорошо относился к Шанель. "«Как такое могло случиться? После всех наших подарков друг другу, после всего, что я для нее сделал!» Он все плакал и не мог успокоиться, сказал, что уедет: «Не желаю терпеть подобные вещи!» Он уехал в Испанию и долго не возвращался»". Он вернул ей все подарки, однако когда Шанель умерла, он все же пришел к ней на похороны. «В жизни есть вещи, которые следует прощать, в том числе обиды и зло, которое тебе причинили».


Но если характер и переживания Баленсиаги всегда оставались за кадром, то его вклад в высокую моду очевиден.

«В нашей сегодняшней моде безысходной выгоды трудно вообразить подход, целью которого была бы просто красота, красота, которая благодаря естественному развитию выдержала бы испытание временем. Линия «бочонок» 1947 года, перешла в свободный силуэт костюма (1951) и классическую тунику (1955), которую сменило платье-футляр, не утратившее и поныне актуальности, затем преобразившееся в хитроумного покроя платье-мешок 1957 года, в безобразных копиях распространившееся по всему миру, а в 1958 году превратившееся в гофрированное трапециевидное платье под названием «бэби-долл».


«Фишка», как сказали бы современные авторы, Кристобаля Баленсига – тонкое мастерство кроя. Одна из его ближайших помощниц рассказывала, что однажды вывернула на изнанку платье, которое он шил для дамы с не очень хорошей фигурой. Со стороны оно выглядело как обычное платье с ровными швами, но внутри шов вовсе не был ровным, он изгибался и буквально «лепил» фигуру. Как сказал Живанши - «Это была пластическая хирургия высшего класса».


Как художник, Баленсиага мог бы торжествовать – и с точки зрения творчества, и с точки зрения бизнеса его дом процветал. Тем не менее он сам предпочитал редко показываться на людях, к тому же он вечно считал, что мог бы сделать лучше.


В начале 1950-х Баленсиага придумал несколько новых фасонов рукавов – рукав-тюльпан, кимоно, фонарик… многие из известных нам сегодня форм рукавов создал именно он.


Юбер Живанши был в хороших отношениях с Баленсиагой, он ценил порядочность, осмотрительность и естественность Кристобаля. «В нем сохранилась простота человека, рожденного в бедной деревенской семье. Возможно, его клиенты производили на него впечатление, но он всегда помнил, откуда сам вышел».


Кристобаль, в свою очередь, дразнил Юбера за его усилия «быть всегда комильфо». 

«Твое воспитание диктует тебе: делай так, не делай этак. Успокойся, будь таким, какой ты есть, простым и честным. Не осложняй себе жизнь».


В разговорах с Живанши Баленсиага признавался, что хочет, чтобы его имя умерло вместе с ним. Однако после его смерти родственники решили иначе и сделали его имя брендом, хотя он сам даже не знал такого слова.


С его смерти в 1972 году имя Balenciaga стало обезличенным и гремит не благодаря таланту кутюрье, а благодаря умелому маркетингу.

March 20, 2019
by @ekaterinatsar