О трениях в отношениях с Алёной, женщинах с работы, ребенке своей девушки и жизни в целом (часть 3)

Через полчаса разговоров Алена окончательно заснула. Я решил к ней присоединиться – смысл мне строить из себя героя и не спать? Вскоре зазвонил будильник. Моей радости не было предела – наконец меня ждет салат. Но Алена попросила дать ей еще час поспать: «я спала меньше часу – мы же с тобой разговаривали». Я не стал напоминать ей, что я тоже в этот момент не спал. С большим нежеланием я переставил будильник на еще один час. Однако и тогда Алена не могла подняться. Она сказала: «дай мне еще семнадцать минут… ровно семнадцать минут и я встану, Гена… Гена, ты был прав… я – слабачка… я не могу так просто взять и проснуться… пожалуйста, Гена, дай мне еще немного поспать». Хорошо, спи, сказал я и собрался было встать, чтобы выйти подышать воздухом на балкон, но Алена меня схватила за руку: «нет, Гена, пожалуйста, побудь рядом…». Хорошо, ответил я. Спустя семнадцать минут она все-таки встала, пускай, и не без помощи будильника. Однако ей было все равно тяжело подняться с постели. Устав намекать на то, что я голоден и жду пока она порубит мне салат, я сделал и принес ей в постель кофе. Она нашла это очень милым и трогательным, а еще спустя какое-то время все-таки встала с постели и принялась делать мне салат. Квартира, в которой мы жили, мне очень понравилась. В ванной и в спальне был настоящий кирпич, а на потолке помимо зеркал по всему периметру гостиной

тянулась LED-лента, создающая освещение с эффектом северного сияния. Мне также очень понравился интерьер – в частности выбор светильников. Алена это тоже отметила, сказав, что дизайнер, трудившийся над этим жильем, не зря ест свой хлеб. Отдельно порадовало гостеприимство хозяев – холодильник и шкафчики были буквально набиты едой: мороженое, творожные сырки (кое-какие я даже прихватил с собой), всевозможные специи и десятки различных чаев и сортов кофе. Бывает, снимаешь квартиру за сотню с лишним, а там даже растительного масла не положат в холодильник. Несмотря на то, что спальня, гостиная и кухня по сути представляли собой одно сплошное помещение, в апартаментах было невероятно просторно и светло. Высокие потолки довершали эту замечательную картину. К слову, даже сам вход в квартиру был крайне необычным – перед тобой стояла обычная с виду входная дверь, но открыв ее, ты попадал в небольшую подсобку и уже там из подсобки можно было зайти в хату. Утром я спросил у Алены: «у тебя так всегда по пятницам или это было исключение?». Речь шла о ее спешке в минувшую пятницу – мне же нужно знать на будущее в какой день лучше организовывать полет на воздушном шаре, ибо по субботам она хоть и не работает, но днем проводит время с ребенком. У Алены почему-то мой вопрос вызвал раздражение: «когда как». В понедельник утром я

снова встретил ее перед работой – это был последний день, когда Максим оставался дома, ей ненужно было вести его в садик и мы могли спокойно без суеты совершенно одни пройтись до вокзала. На заправке куда я заехал, чтобы взять ей круассан, не оказалось кофе, и в итоге я принес ей к подъезду кофе… в своей собственной чашке, да еще перед тем, как встретить ее, поставил у себя на телефоне музыку. Алена была растрогана. Всю ночь, что я провел на работе, мне было неловко. У меня внутри творился ужасный конфликт – прав ли я был в субботу? С одной стороны, я озвучил свое негодование и в этом нет ничего плохого, если я чем-то недоволен в своих отношениях. С другой стороны, не был ли я слишком строгим с ней? Ведь навряд ли она мне не приготовила еду у себя дома из-за того, что ей было лень. Даже если я и был прав, все эти события в виде игнора и обид на выходных оставили после себя ужасный осадок на душе. Вот же ирония – я всегда боялся, что стоит вступить мне в отношения как меня станут за что-то сверлить. Неважно за что: за отсутствие кубиков на животе, за отсутствие каких-либо дипломов, за не самую высокую зарплату, за отсутствие квартиры, машины и даже водительских прав, но в итоге… это я оказался тем, кто сверлит другого человека. Мне тут же вспомнились ситуации, когда я ее в чем-то упрекал – в том, что не перезвонила мне, в том, что не отчиталась о походе к

врачу, в том, что сказала «Гена, радуйся, отцом не будешь», в том, что выпила без спросу мой стакан воды. При этом, что самое забавное, сама она меня никогда ни за что не сверлила. В итоге, идя с ней утром на вокзал, я произнес: «Ален… извини, если я бываю чересчур строгим к тебе». Она поцеловала меня в щеку, добавив: «меня обидело, что ты не попытался войти в мое положение». «Я знаю, Ален, - ответил ей я. – Просто я такой человек, который любит когда все происходит как он этого хочет». «Да, но мне нравится, что ты, пускай, и бываешь строгим ко мне, но ты не кричишь и не скандалишь – это на самом деле очень замечательно… ты такой спокойный, это просто нечто!». На выходных у нас с Аленой снова зашел разговор о совместной жизни, и она спросила что я думаю по этому поводу. Я ответил: «у меня как раз друг недавно спрашивал – твоя еще не пилит тебя по поводу съезда? нет? ну, тогда тебе повезло». Алена рассмеялась, и призналась, что бабушка Максима уже спрашивала не съехались ли мы еще – хотела отдать нам детскую кроватку. А на следующий день ей позвонила подруга – та самая, которая живет в одной комнате с мужчиной и ребенком – и спросила ее «вы не съехались» и «как долго он тебя еще будет мурыжить». В общем, окружение продолжает давить на Алену. Вечером я встретил Алену с работы – она чуть не проехала остановку, где я ее ждал. Алена ехала домой к бабушке с

дедушкой и не знала, что я ее буду поджидать на остановке. Обычно когда она по воскресеньям после встречи со мной ехала за ребенком, она выходила на этой остановке, но в этот раз она ее чуть не проехала. Я подумал: наверное, она тогда специально так делала, чтобы я не догадался, где живут его дедушка с бабушкой. Правда, что в этом такого, я не знаю. Встретив ее, я произнес: «я думал ты на этой будешь выходить, а ты чуть не проехала мимо». Алена тут же ни с того ни с сего завелась: «а, ну ладно, не надо – тогда не буду выходить». Я не понял на что она обиделась – я же, наоборот, ее ждал и был рад, что она вышла на этой остановке. Возможно, она не так меня поняла. Позже вечером Алена мне рассказала еще одну примечательную вещь: оказывается, бабушка недавно выпытывала у Максима – «ну, как тебе Гена?». И Максим ей ответил: «ну, он хороший… очень хороший… но он не папа». С одной стороны, я не мечу ему в отцы и изначально я знакомился и встречался с Аленой. Меня такой поворот должен был обрадовать, но почему-то мне стало неприятно от этих слов. Я не знаю зачем Алена мне это рассказала. Пользуясь случаем, я решил спросить ее напрямую, как мне советовал Антон: «Ален, а ребенок вообще видел своего отца?». Алена остановилась, словно пораженная громом. «Да, конечно видел… А почему ты спрашиваешь?».

«Ну, ты говорила мне как он незнакомого дядю спустя два часа называл папой и не хотел уходить». Помните, когда я первый раз решил познакомиться с ребенком и предложил всем втроем сходить в музей, Алена очень испугалась, что тот может ко мне привязаться и рассказала историю о том, как она однажды оставила его на несколько часов под присмотр пары, у которых не может быть детей, и потом, по словам Алены, Максим стал называть мужчину, которого еще два часа назад в глаза даже не видел, своим папой и отказывался уходить? Алена тем временем продолжила: «нет, он видел своего папу – просто папа может по три месяца не объявляться и он скучает по нему». Тогда я произнес: «все-таки ты преувеличивала тогда, когда рассказывала мне историю, как он незнакомого мужчину называл папой». «В чем я еще преувеличивала?». «Я не знаю – пока на ум пришло только это». Я считаю, что Алена действительно слегка преувеличивала, ибо меня Максим папой назвал всего лишь раз и то сразу же извинился за оговорку. Провожая Алену до дома, я произнес: «давай пойдем этой дорогой – нужно иногда менять маршруты». На что Алена мне ответила: «да, меня тоже будешь менять?». Я ничего не ответил. На следующий день я решил все-таки встретить Алену с утра, несмотря на то, что ей нужно было вести ребенка в сад. Сперва я думал, что она будет одна, так как та говорила, что ей нужно будет

выехать пораньше, чтобы успеть по работе доехать в одно место и, поэтому когда звонил, подумал, что она уже отвела ребенка в сад. Однако выяснилось, что это не так. Но я тогда все равно вышел на заправке – за последнюю неделю это уже стало у меня чем-то вроде обычая – взял ей кофе, а малому шоколадку, после чего вызвал такси. Пока я возвращался с работы и зависал в телефоне, мне в голову пришла еще одна идея как мы можем в будущем провести досуг с Аленой в один из выходных – прогулка на лошадях. Тем временем ко мне пожаловал на заправку роскошный Мерседес Бенц Е-класса кремового цвета с шикарным кожаным салоном. Увидев стаканчик кофе у меня в руках, водитель стал негодовать – оказалось, у него нет подставки для такого рода атрибутики. Забавно становится, когда видишь дорогую тачку, в которой нет такой элементарной вещи. Еще больше его смущало расстояние – до дома Алена было всего два километра. Водитель очень не хотел рисковать чистым салоном ради двух евро, но я его все же уговорил, прикрыв щель в крышке стаканчика своим пальцем, чтобы кофе уж точно не вылилось наружу при резком торможении. Подъезжаю к дому Алены, у меня зазвонил телефон. Поскольку до конца пути оставалась считанная минута, я решил не поднимать, чтобы не дай бог ненароком не пролить кофе на драгоценный салон.

В итоге выйдя с машины – благополучно, кстати – я так и не пролил ни капли кофе на сиденье (это очень важное примечание, ибо в противном случае я бы попал на хорошие деньги!) – я увидел Алену стоящей с ребенком на руках уже на некотором расстоянии от дома. Алена была мной недовольна: «я тебе звонила! я уже опаздываю – мне через десять минут надо на остановку». Мы двинулись в сторону садика. Алена продолжала идти, держа ребенка на руках. Я спросил: «а чего ты его на руках держишь? пусть идет с тобой под ручку – так будет быстрее». На это она мне ответила, что ребенок не выспался и не хочет идти. Поймал себя на забавной мысли: из-за того, что я опоздал на минуту, она недовольна, а то, что она в два раза медленнее идет из-за ребенка на руках, которому пять лет и который может идти сам, это нормально. Вот они, двойные стандарты. Но вслух я ничего не сказал. Я поздоровался с Максимом, но он мне ничего не ответил. Никогда не поверю, что этот ребенок спустя два часа общения называл незнакомого дядю папой! Не получив ответа от ребенка, я спросил у Алены нравится ли ему такая шоколадка и протянул Киндер Буэно. Оказалось, Алена не знает и мы решили поинтересоваться непосредственно у ребенка, но он ничего не ответил. А когда мама спросила не хочет ли он поздороваться с Геной, тот рявкнул: «нет». В мою же сторону он даже не посмотрел.

Возможно, не узнал меня – как-никак мне недавно значительно укоротили усы. Я видел как Алене тяжело нести ребенка на руках и мне было жалко ее, зная, что она непременно опоздает на автобус. Сперва мне хотелось предложить ей помочь понести Максима на руках, но потом я отмел эту мысль – не дай бог я его уроню. Лучше от греха подальше. В детском садике же, увидев, что мама уходит, Максим устроил истерику, подобную той, что была в самолете и громко закричал. Но Алене уже надо было идти и она не стала оставаться. Интересно, все дети такие собственники? Алена мне рассказывала, что в субботу он никак не хотел ее отпускать и так бы и не отпустил ее, если бы не заснул, а она, пользуясь моментом, не выскользнула бы из квартиры, оставив малыша на попечение бабушки и дедушки. Я спросил у Алены: «с ним все в порядке?», имея �� виду только что разыгравшуюся трагедию. Алена совершенно беззаботно ответила: «да, он просто неделю не ходил в садик, привык, что я все время рядом, да еще не выспался, так как отвык так рано вставать… к тому же, он увидел, что я ухожу с тобой…». Затем я проводил Алену до остановки, где ей пришлось простоять полчаса, так как она все-таки опоздала на свой автобус. Вечером Алена позвонила мне сказать, что сегодня пойдет с ребенком в кафе расположенное неподалеку от моего дома и предложила составить им компанию,

но я отказался, так как мне нужно было докончить этот отчет (я ради него спал всего четыре часа, а ведь мне еще сегодня ехать на смену). Но как бы там ни было, выходные у нас получились, я считаю, очень насыщенными и речь сейчас идет не об эмоциональных американских горках, а о досуге: посудите сами – в пятницу великолепный мастер сделал ей шикарный макияж, затем мы полетали на самолетике над залитым солнцем городом и насладились живописными пейзажами открывающимися нам с иллюминаторов, после чего приняли участие в парной фотосессии, а в субботу сходили погоняли на картинге. Мне кажется, мало кто из пар может похвастаться таким насыщенным времяпровождением, так что думаю, в плане эмоций я даю Алене более чем достаточно. Черт, да что я говорю – многие люди и за всю жизнь не летали над городом на кукурузнике и не катались на картинге, а мы сделали это все за одни выходные! Теперь жду хорошей погоды, чтоб�� покататься с ней на лошадях…