Биография Джерома Пауэлла

Происхождение и образование

Джером Пауэлл (англ. Jerome H. Powell) родился 4 февраля 1953 года в Вашингтоне (округ Колумбия, США) в семье юриста. Его дед по материнской линии был деканом Школы права Католического университета Америки.

Изучал политику в Принстонском университете (бакалавр, 1975 год). В 1979 году окончил Школу права Университета Джорджтауна (в годы учебы был главным редактором издаваемого университетом юридического журнала).

Карьера

Завершив обучение в Принстоне, год проработал помощником сенатора от штата Пенсильвания республиканца Ричарда Швайкера. После Университета Джорджтауна работал секретарем судьи в Апелляционном суде второго округа США (Нью-Йорк). В 1981-1983 годах - юрист в фирме Davis Polk & Wardwell (международная юридическая фирма со штаб-квартирой в Нью-Йорке), а в 1983-1984 годах - в Werbel & McMillen (Нью-Йорк).

В 1984 году Джером Пауэлл сменил род деятельности и стал инвестиционным банкиром в компании Dillon, Read & Co (позже - часть швейцарского финансового холдинга UBS), где отвечал за вопросы корпоративного финансирования, слияний и поглощений. На момент ухода из компании в 1990 году занимал должность ее старшего вице-президента.

В 1990 году поступил на службу в министерство финансов, где сначала стал помощником, а потом заместителем министра финансов Николаса Брейди (в 1970-1988 годах Брейди возглавлял совет директоров Dillon, Read & Co). Отвечал за политику в отношении финансовых учреждений, рынка долговых обязательств министерства. После скандала в 1991 году с инвестиционным банком Salomon Brothers, когда один из его трейдеров представил ложные заявки на казначейские бумаги, Пауэлл курировал расследование в отношении этого банка. Он также подготовил предложения, на основе которых впоследствии были внесены изменения в систему аукционов государственных ценных бумаг.

В 2010-2012 годах в качестве приглашенного ученого (за зарплату $1 в год) работал в Центре двухпартийной политики (аналитический центр в Вашингтоне), где занимался фискальными вопросами.

Входил в правления различных благотворительных и образовательных организаций. В 2008 году стал управляющим партнером Глобального экологического фонда, инвестирующего в проекты по развитию устойчивой энергетики.

Инвестиционный банкир

В 1993 году Пауэлл перешел в один из крупнейших банков своего времени Bankers Trust (в 1998 году поглощен Deutsche Bank и стал называться Deutsche Bank Trust Corporation) на позицию управляющего директора. Однако уже в 1995 году он был вынужден его покинуть после того, как ряд клиентов понесли значительные потери на операциях с деривативами, заключенными с Bankers Trust. Правительство США заподозрило банк в мошенничестве, один из пострадавших клиентов, корпорация Procter & Gamble подала на банк судебный иск. После Bankers Trust Пауэлл возвращается обратно в инвестиционный банк Dillon, Read & Co.

С 1997 по 2005 год Пауэлл выступал партнером одного из крупнейших инвестиционных фондов Carlyle Group. В фонде Пауэлл создал и вел североамериканскую промышленную группу, чья деятельность сосредотачивалась на поглощениях, приватизации и стратегических приобретениях миноритарных пакетов акций.

После Carlyle Group Пауэлл основал в Вашингтоне инвестиционную фирму Severn Capital Partners, занимавшуюся альтернативными инвестициями в промышленном секторе. Затем в 2008 году Пауэлл переходит в инвестиционный фонд Global Environment Fund, где становится управляющим партнером. Идея фонда состояла в инвестициях в энергетический сектор.

В ФРС

В декабре 2011 года президент США Барак Обама назначил Пауэлла в Совет управляющих ФРС США. Пауэлл заместил Фредерика Мишкина, который досрочно ушел в отставку. В январе 2014 года Пауэлл был повторно назначен на новый срок, который должен был завершиться в 2028 году.

Президент США Дональд Трамп номинировал Пауэлла на должность председателя ФРС США. Профильный комитет Сената США одобрил кандидатуру Пауэлла с одним голосом «против» 5 декабря 2017 года. 23 января 2018 года Пауэлл был утверждён Сенатом США 84 голосами против 13.

Пауэлл, юрист по образованию, стал первым за 30 лет председателем ФРС США, не имеющим докторской степени по экономике. По мнению аналитиков, президент Дональд Трамп ожидает от Пауэлла постепенного ослабления банковского регулирования, которое оказалось под жестким контролем ФРС США после кризиса 2008 года.

Назначение Пауэлла стало первым случаем с 1978 года, когда новый президент не предлагает действующему председателю ФРС США остаться на второй срок. Полномочия Джанет Йеллен в Совете управляющих ФРС США истекают только в 2024 году, и, возможно, она останется в Совете после ухода с поста председателя. Аналогичный прецедент произошел раньше, когда Марринер Экклс продолжал оставаться в Совете три года после того, как перестал быть председателем ФРС США в 1948 году.

Состояние, семья

Джером Пауэлл родился в Вашингтоне в семье Патрисии (Хайден) и Джерома Пауэлл, который занимался частной адвокатской практик��й. Его дедушка по материнской линии, Джеймс Дж. Хайден, являлся деканом Юридической школы Католического университета Америки.

В 1975 году Пауэлл закончил бакалавриат Принстонского университета, а его дипломная работа на политическую тему назвалась «Южная Африка: силы для изменения».

После окончания университета молодой человек год проработал помощником сенатора Ричарда Швайкера от штата Пенсильвания, будущего министра здравоохранения и социальных служб США (1981—1983). В 1979 году Пауэлл в Школе права Университета Джорджтаун получил степень доктора юридических наук. В том же Университете он в качестве главного редактора выпускал журнал по праву «Georgetown Law Journal».

Цитаты

О финансовом регулировании:

Регулированию предназначена определенная роль, однако регулирование всегда должно учитывать влияние, которое оно оказывает на рынки — баланс, который необходимо постоянно взвешивать. Больше регулирования — это не лучший ответ на каждую проблему.

— Sherman N. Jerome Powell: Who is Trump's Fed chair nominee? // BBC News Services. — 2017. — 2 ноября.

О рынке недвижимости в США:

Фундаментальная реформа жилищного финансирования, — включая определение окончательного правового статуса Fannie Mae и Freddie Mac, двух системно значимых правительственных организаций, — остается в списке текущих дел. В связи с тем, что воспоминания о кризисе исчезают, следующие несколько лет представляют нашу последнюю возможность завершить критически важные реформы. Отказавшись от них, рискуем повторить ошибки прошлого.

— Sherman N. Jerome Powell: Who is Trump's Fed chair nominee? // BBC News Services. — 2017. — 2 ноября.

Об информационных технологиях:

Мы живем в мире, который определяется высокой скоростью технического прогресса. Четыре из пяти американских компаний с наибольшей рыночной капитализацией классифицируются как «технологические компании», что описывает продукты, которые они продают и как компании работают. Благодаря десятилетиям инвестиций в информационные технологии, особенно в электронные коммуникационные сети, потребители ожидают, что услуги будут доступны немедленно «на кончиках пальцев». Это утверждение верно почти для каждой отрасли и каждого аспекта повседневной жизни, включая финансовые операции.

— Jerome H. Powell. Financial Innovation: A World in Transition. The Speech at the 41st Annual Central Banking Seminar, sponsored by the Federal Reserve Bank of New York. New York, October 18, 2017.

О нормализации политики ФРС США:

Лучше, что может сделать ФРС США, — не только для Соединенных Штатов, но и для глобальной экономики в целом, — поддерживать порядок в нашем доме путем следования нашему двойному мандату [ценовой стабильности и максимальной устойчивой занятости]. Следует помнить, что нормализация политики ФРС США происходит не в изоляции, а в контексте восстановления американской экономики, которое должно принести пользу всем экономикам в мире.

— Jerome H. Powell. Prospects for Emerging Market Economies in a Normalizing Global Economy. The Speech at the 2017 Annual Membership Meeting of the Institute of International Finance. Washington, October 12, 2017.

Источник: ТАСС/Wikipedia

March 30, 2019
by Wolfline Capital
0
2

Биография Бена Бернанке

Бен Шалом Бернанке (Ben Shalom Bernanke) — это американский экономист еврейского происхождения. Председатель Совета экономических консультантов при Белом доме (2005−2006). Председатель Совета управляющих Федеральной резервной системы США (2006-2014).

Биография Бена Бернанке

Детство и юность

Бен Бернанке родился в еврейской семье в городе Огаста (штат Джорджия) 13 декабря 1953 года, вырос в городе Диллон (штат Южная Каролина). Его отец Филлип работал фармацевтом, а мать — учительницей. У него есть младшие брат и сестра. Его брат работает адвокатом в Северной Каролине, сестра — в Музыкальном Колледже Беркли в Бостоне. Дед и бабушка по отцовской линии, родом из Борислава, эмигрировали в США из Пшемысля в 1921 году. Дед по материнской линии, Харольд Фридман, исполнял обязанности синагогального кантора и резника.

Даже в детстве Бернанке проявлял разносторонние и неординарные способности. Он совершенствовал знание математики, изучая статистические данные бейсбола. Его мать вспоминает, что даже когда он был маленьким ребёнком, у него был математический талант. Когда ему было одиннадцать лет, он выиграл орфографическое соревнование штата. В средней школе он был редактором школьной газеты и как выдающийся ученик, он выступил с заключительной речью на школьном выпускном вечере. К тому же он самостоятельно изучил высшую математику и показал лучший результат в штате на экзамене SAT (он получил 1590 баллов). Штат Южная Каролина назвал его одним из своих самых лучших саксофонистов. Известно также, что Бернанке пробовал себя как литератор и работал над романом.

Бернанке поступил в Гарвардский университет, хотя сначала его родители не хотели, чтобы он там учился. Они опасались, что его увлекут студенческие протесты и он потеряет связь с иудаизмом. Его родители хотели, чтобы Бернанке учился ближе к дому, в университете в Южной Каролине. Однако преподаватель Гарварда Кеннет Маннинг убедил родителей Бена в том, что ему нужно учиться в Гарварде, куда он и поступил.

Высшее образование Бена Бернанке

В Гарварде Бернанке был отличным, прилежным студентом. Он получил степень бакалавра экономики с отличием в 1975 году. Сначала он решил изучать экономику, однако потом передумал и начал изучать английский язык и математику. Его друзья говорят, что его интерес к английскому языку показывает его любовь к языку. Говорят, что это необычная черта для экономиста, и когда Бернанке стал Председателем ФРС, люди заметили, что в отличие от предыдущих председателей, Бернанке способен ясно излагать планы и политику Федеральной резервной системы.

В 1979 году Бернанке получил степень доктора философии в области экономики в Массачусетском Технологическом Институте. В аспирантуре Бернанке изучал денежную экономику. Тема диссертации — «Долгосрочные обязательства, динамическая оптимизация и экономические циклы». Научным руководителем Бернанке был Стенли Фишер.

Карьера Бена Бернанке

После получения докторской степени Бернанке преподавал в Стэнфордском университете с 1979 года по 1985 год. С 1985 года по 2002 год Бернанке преподавал в Принстонском университете, и с 1996 года по 2002 год был заведующим кафедрой экономики Принстона.

В 2002 году Бернанке стал членом Совета управляющих ФРС США. В Совете управляющих Бернанке тесно сотрудничал с (тогда ещё) Председателем ФРС Аланом Гринспеном.

В 2005−2006 председатель Совета экономических консультантов при Белом доме.

В 2006 году Президент США Джордж Буш предложил Бернанке пост Председателя ФРС. В американском Сенате выбор Буша был одобрен практически единогласно. 1 февраля 2006 году Бернанке стал Председателем ФРС.

25 августа 2009 года Президент США Барак Обама предложил назначить Бена Бернанке председателем ФРС на второй срок. 28 января 2010 Сенат США утвердил Бернанке председателем ФРС большинством голосов: 70 против 30.

Полномочия Бернанке истекли в январе 2014 года, сам он неоднократно заявлял, что не собирается оставаться на третий срок.

В апреле 2015 года Бен Бернанке стал советником в финансовых компаниях Citadel и Pimco.

В октябре 2015 года Бернанке издал мемуары «The Courage to Act: A Memoir of a Crisis and Its Aftermath».

Взгляды Бена Бернанке на экономику

Бернанке придерживается консервативных взглядов на экономику, хотя его коллеги утверждают, что принимая свои решения, он руководствуется не пристрастиями, а фактами. Методы Бернанке не похожи на методы Гринспена. Гринспен руководствовался своей интуицией, в то время как Бернанке руководствуется математическим анализом. Также Бернанке является видным представителем кейнсианства.

Бернанке написал книгу о Великой депрессии «Essays on the Great Depression». Как и Милтон Фридман, Бернанке считает, что Великая депрессия была особенно трудной и долгой из-за ошибок Федеральной резервной системы. Он полагает, что в то время Федрезерву следовало увеличивать денежную массу.

Одна из самых главных мыслей его докторской диссертации состоит в том, что инвесторы делают много ошибочных шагов из-за недостаточной информированности. Бернанке полагает, что ФРС должна ставить перед собой фиксированные, чёткие цели и ясно сообщать американским гражданам о них для того, чтобы у инвесторов было больше информации.

Бернанке полагает, что Федеральной резервной системе надо не пытаться бороться с «экономическими пузырями», а просто сосредоточиваться на таких стандартных целях, как полная занятость населения и снижение инфляции.

Бернанке подвергался критике за то мнение, что мол если бы Федеральная резервная система боролась против «экономического пузыря» цен на недвижимость, то США удалось бы избежать экономического кризиса 2008 года.

Личная жизнь Бена Бернанке

Бернанке женат и у него двое детей. Его жена Анна (Anna Bernanke) училась в Колледже Уэллсли (Wellesley College) и Стэнфордском университете. Его сыну Джоэлу (Joel Bernanke) двадцать пять лет и он учится в медицинской школе. Дочери Алиссе (Alissa Bernanke) двадцать два года, она учится в Колледже Святого Иоанна (St. John’s College).

В свободное время Бернанке любит играть в сквош (вид спорта с мячом и ракеткой в закрытом помещении).

В отличие от Алана Гринспена, который был своеобразной знаменитостью во время своего председательства, Бернанке ведёт довольно закрытый образ жизни.

Книги Бена Бернанке

  • Бен Бернанке — Эссе о Великой Депрессии; Essays on the Great Depression. — 2004 — Princeton University Press. — ISBN 0-691-11820-5.
  • Бен Бернанке — Смелость действовать: мемуары о кризисе и его последствиях; The Courage to Act: A Memoir of a Crisis and Its Aftermath. — 2015 — W. W. Norton & Company. ISBN 978-0-393-24721-3.
  • Абель Э., Бернанке Бен — Макроэкономика. — СПб.: Питер, 2008. — ISBN 978-5-469-01110-1.
  • Бернанке Бен, Фрэнк Р. — Экономикс. Экспресс-курс. — СПб.: Питер, 2012. — ISBN 978-5-459-00329-1.

Источник: whatismoney

March 2, 2019
by Wolfline Capital
0
4

Каким был Джон Богл, изменивший рынок коллективных инвестиций

16 января 2019 года в США на 89-м году жизни умер основатель одной из крупнейших в мире частных инвестиционных компаний Vanguard Group Джон Богл. Именно он вывел на массовый рынок индексные инвестиционные фонды.

Все разумное просто

В отличие от других легенд мира финансов личное благосостояние Джона Богла является более чем скромным — около $80 млн. Для сравнения: состояние Уоррена Баффетта составляет около $84 млрд, а Джорджа Сороса — $8 млрд. При этом Богл основал и долгое время руководил одной из крупнейших в мире инвестиционных компаний The Vanguard Group, под управлением которой сейчас находятся активы на $5 трлн.

Книги Богла давно стали бестселлерами и являются настольными для каждого, кто только знакомится с индустрией взаимных фондов или уже профессионально ею занимается.

Особенного успеха добился его обстоятельный, на 500 страниц, труд «Взаимные фонды с точки зрения здравого смысла. Новые императивы для разумного инвестора» (Common Sense on Mutual Funds. New Imperatives for the Intelligent Investor), выпущенный в 1999 году.

Книга получила высочайшие отзывы не только от специалистов инвестрынка, но и далеких от финансового мира людей. В 2010 году компания Consumer Affairs, занимающаяся просветительской деятельностью среди потребителей и защитой их прав, включила эту книгу в список «15 деловых книг, которые на самом деле помогут вам стать богаче».

В 2004 году журнал Time включил Джона Богла в список 100 самых влиятельных людей мира. Статью о нем написал тогдашний прокурор штата Нью-Йорк небезызвестный Элиот Спитцер, сделавший себе имя на расследованиях финансовых махинаций и спорных рыночных практик на Уолл-стрит.

«Гений Богла заключается в том, что он признал следующее: большинство инвесторов, включая управляющих взаимными фондами, работают недостаточно эффективно, упуская рыночные возможности. С учетом комиссионных, которые берут обычные взаимные фонды, сами инвесторы теряли еще больше.— писал господин Спитцер.— Простая идея Богла заключалась в том, чтобы создать фонд, который будет следовать за всем рынком. Без необходимости платить большие деньги консультантам и брокерам и формировать сложный портфель активов».

Ровесник Великой депрессии

Джон Богл родился в 1929 году, когда в США начиналась Великая депрессия. Его отец потерял все сбережения во время фондового обвала, впал в депрессию, начал пить, что в итоге привело к распаду семьи. Все это вызвало настоящий шок для ребенка.

Я хорошо помню, как мы были завалены квитанциями о неуплате. Мы жили в полной растерянности и неопределенности. Узнав о такой жизни уже тогда, учишься быстро закатывать рукава. Это незабываемый урок»,— вспоминал как-то Богл.

Поскольку его семья была небогатой, он пошел учиться в одну из обычных государственных школ штата Нью-Джерси. Там он проявил недюжинные способности к математике, что позволило ему поступить в престижную частную Blair Academy. Окончив ее с красным дипломом, Богл успешно сдал экзамены в Принстонский университет, где изучал математику и экономику.

Еще будучи студентом, Богл заинтересовался индустрией коллективных инвестиций. Окончив с отличием Принстон, он смог устроиться на работу в один из самых престижных частных инвестфондов того времени Wellington Management, который и сейчас играет видную роль на рынке, управляя активами на сумму около $1 трлн.

В Wellington Богл сделал неплохую карьеру: к 1970 году он стал председателем правления компании и уже там начал претворять в жизнь свои идеи по диверсификации источников доходов, переориентируя деятельность фонда с работы по отдельным активам, стоимость которых может подчас непредсказуемо меняться, на несколько активов, минимизируя последствия от колебаний цен на отдельные бумаги. В конце концов Богл пришел к выводу, что ему пора начинать свое дело и действовать так, как считает нужным. В 1975 году он основал инвесткомпанию Vanguard, что в переводе означает «передовой отряд, форпост».

Глупость, принесшая триллионы

Такое название Богл дал компании не случайно — он хотел ввести на рынок инновационные формы работы не только с бумагами, но и инвесторами. В 1976 году он создал взаимный индексный фонд Vanguard 500, доходность по которому была привязана к динамике фондового индекса S&P 500.

Индексный фонд сам по себе не был изобретением Богла: первые такие фонды появились в начале 1970-х. Однако ими занимались пенсионные и другие специализированные компании. Его инновацией стала продажа паев в таких фондах розничным инвесторам напрямую, к тому же отменив плату за первоначальный взнос. Розничные инвесторы, наблюдая за динамикой S&P 500, смогли легко понимать, как меняется стоимость их пая.

Идею Богла другие участники инвестрынка восприняли в штыки. Над ним начали издеваться, называя такой фонд «глупостью Богла» и сумасбродством. Профессиональные инвесткомпании привыкли к тому, что, когда к ним приходит розничный инвестор, ему назначается брокер или финансовый консультант, который зарабатывает не только советами по вложению в те или иные бумаги, но и получает комиссию с прибыли. А затея Богла позволяла обычным людям сэкономить на услугах брокеров и консультантов.

Критики Богла говорили, что он подрывает сами устои работы инвесткомпаний, упрекая его даже в «антиамериканизме».

Однако он не обращал внимания на эти упреки. В 1977 году он снова нарушил традиции, отказавшись от услуг внешних наемных брокеров, что также значительно удешевило для розничных инвесторов игру на бирже.

Клиентоориентированной подход не только не подорвал работу рынка взаимных фондов, но и стимулировало его развитие. Все больше людей стало участвовать в работе индексных фондов — их привлекали низкие издержки и прозрачная динамика стоимости паев. В результате фонды получали больше инвестиций.

Богл запустил процесс фундаментального изменения рынка, которое продолжается по сей день. Эксперты подсчитали, что в 2017 году на каждый вложенный доллар розничные инвесторы заплатили на 40% меньше комиссионных, чем в 2000 году. А ведь еще в 1970-х годах Богл заявлял, что фонды слишком много берут с клиентов, называя индустрию «символом одной из самых пагубных привычек в современной истории капитализма».

Джон Богл пробыл на посту главы Vanguard вплоть до 2000 года. К тому моменту компания управляла активами на неско��ько триллионов долларов, что стало весьма убедительным ответом всем скептикам и критикам.

Профессор финансов французской бизнес-школы Audencia (Нант) и вице-президент Французской финансовой ассоциации (AFFI) Эмилиос Галариотис в интервью “Ъ” подчеркнул заслуги Богла и для науки: «Именно он создал практику инвестирования розничных инвесторов во взаимные фонды. И хотя сначала общественность с трудом воспринимала его идеи, со временем такой подход стал основным — не только для розничных инвесторов, но и для исследователей и ученых, которые анализируют индексные фонды как средство проверки экономических и финансовых теорий».

Советы белой вороны Уолл-стрит

Уйдя с поста главы Vanguard, Джон Богл активизировал просветительскую и общественную деятельность: давая интервью, выступая перед студентами и выпустив книгу, в которой доступно объяснял, как при помощи инвестиций заработать больше, не переплачивая инвесткомпаниям. За это его окрестили «святым Джеком» и «Дон Кихотом» финансового рынка.

Богл продолжал быть белой вороной, подвергая критике работу Уолл-стрит — рынка, на котором он сам трудился, но по другим, своим, правилам.

В вышедшей в 1999 году книге «Столкновение культур: инвестиции против спекуляции» он написал: «За последнее время ежегодный объем торговли акциями составил примерно $33 трлн. Но из всего этого громадного объема лишь очень малую долю составляло само создание капитала — прямые инвестиции в развитие бизнеса, новые технологии, развитие медицины, более современного производства и т. д.— всего лишь около $250 млрд в год.

Таким образом, мы видим, что спекулятивная торговля составляет 99,2% активности на фондовом рынке и лишь 0,8% — непосредственно создание нового капитала».

В числе других известных афоризмов есть и такой: «Не надо искать иголку в стоге сена. Просто купите этот стог сена». Так Богл выразил одну из своих главных идей — проще вкладывать средства в фонд, следующий за всем индексом, чем искать брокера или инвестиционного консультанта, который выберет правильную стратегию по акциям лишь одной или нескольких компаний, входящих в данный индекс.

Богл постоянно обращал внимание инвесторов на издержки при работе с брокерами и консультантами: «Грустная ирония инвестирования заключается в том, что мы, инвесторы, как класс не только получаем то, за что нам платят, но мы абсолютно точно получаем то, за что мы сами не платим». Таким образом, он хотел сказать, что каждый доллар, не потраченный на излишнюю консультацию, уже является прибылью для инвестора.

Критика в адрес Джона Богла прекратилась лишь совсем недавно, когда даже самые завзятые консерваторы убедились, что его подход не только более морален, но и более выгоден. В этом с ним согласился даже «оракул из Омахи» Уоррен Баффетт.

После известия о смерти Джона Богла в интервью телеканалу CNBC господин Баффет заявил: «Он сделал для американских инвесторов больше, чем какой-либо другой человек из всех, кого я знаю. Многие на Уолл-стрит посвящают себя тому, чтобы брать плату и не давать в обмен ничего. Но он дал много, взамен не взяв практически ничего».

Источник: КоммерсантЪ

February 1, 2019
by Wolfline Capital
0
23

Банковская система Древней Греции


Сложно представить, что привычные, «современные» финансовые институты и операции существовали за много веков до нашей эры. О том, как появилась и развивалась система долговых отношений в Древней Греции, в материале журнала «Бюджет».

Ростовщичеством в Древней Греции занимались как состоятельные частные лица из числа граждан полиса, так и держатели меняльных лавок (трапез), так называемые трапезиты. Среди них было достаточно большое количество отпущенных на волю рабов, игравших роль доверенных лиц для истинных владельцев таких контор. На основе трапез стали развиваться кредитные и прочие услуги на рынке долга, которые с определенными оговорками можно считать банковскими, а сами древнегреческие меняльные трапезы можно считать предтечами банков более поздней эпохи. Кстати, современные банки, берущие свое начало от меняльных контор средневековой Италии, прошли тот же путь развития, а греческое слово «трапеза», переводимое как «банк» и в современном греческом языке, и итальянское слово «банка» означают одно и то же — стол или скамью уличного менялы.

Деятельность эллинских трапезитов и само возникновение трапез стали возможным только благодаря изобретению в VII веке до н. э. в древнегреческом полисе Лидии на территории Малой Азии чеканки стандартных золотых и серебряных монет. Это изобретение было быстро подхвачено другими греческими городами-государствами, что привело к развитию международного денежного оборота, требовавшего обмена одной монеты на другую при торговых сделках. Древнегреческие банки, если их можно так назвать, непосредственно выросли из денежного обращения. Несомненно, древние греки восприняли основы законодательства и практики долговых отношений из опыта более развитых цивилизаций Древнего Востока, прежде всего Вавилонии и ее банкирских домов. Они были знакомы и с практикой коммерческого и морского кредитования, существовавшей на Переднем и Ближнем Востоке, с работой вавилонских и финикийских меняльных контор, которые так и остались меняльными конторами.

Однако именно древним грекам удалось пойти значительно дальше в развитии собственно финансовых, платежных, депозитных и кредитных услуг как отдельной специализированной сферы деятельности. Греческие банки-трапезы формируют связующее звено между долговой и юридической практикой Древнего Востока и затем Римской Империи, распространившейся по всему Древнему миру. Римляне восприняли в древнегреческих колониях Италии и Сицилии саму идею денежного обращения и практику чеканки монет, основы законодательства, регулирующего сферу долговых отношений, первоначальную форму кредитных учреждений.

Деятельность древнегреческих банков-трапез особо активизировалась в конце V и в начале IV века до н. э. и распространилась на широкие слои населения во всех эллинских городах. Основной экономической функцией трапезитов первоначально был обмен денег, так как в каждом греческом городе-государстве выпускалась своя монета. За обмен обычно взималась комиссия 5–6%, однако известны случаи, когда она доходила до 10 и даже 25%. Менялы стали превращаться в первых банкиров, когда принялись осуществлять денежные переводы, начали прием денежных депозитов на хранение и открыли для себя возможность использования этих средств для кредитования других клиентов. Так, отец знаменитого греческого оратора Демосфена держал вклады в нескольких банках в объеме 3 тыс. драхм.

Из вкладов, предоставленных в распоряжение трапезитов, и их собственных денег складывались оборотные средства банка-трапезы. Крупнейшие трапезы превращались в центры кредитных операций. Некоторые вклады были беспроцентными, поскольку деньги передавались трапезиту или для лучшей сохранности, или для сокрытия имущества от налогов. Естественно, они кредитовали под значительно более высокие проценты, и эта разница составляла их доход. Вклады могли быть востребованы по истечении договоренного срока или просто по мере надобности. Поэтому теоретически в трапезе всегда должны были иметься резервные фонды на случай непредвиденного изъятия депозитов.

С конца V века до н. э. прием депозитов и выдача на их основе кредитов стали основной экономической функцией первых греческих банков-трапез. Депозиты принимались под 10%, ссуды выдавались под более высокий процент — от 10% до 33% в отдельных случаях. В IV веке до н. э. 18% считались вполне стандартной ставкой по ссудам. Ссуды обеспечивались поручительством, залогом имущества, в отдельных случаях залогом земли.

На основе обмена и хранения денег с течением времени возник перевод денег со счета одного вкладчика на счет другого. Переводы денег, говорится в речи афинского оратора Исократа «О трапезитах», следует делать только через трапезитов во избежание опасности, которой могут подвергнуться деньги при перевозке на корабле. Операции, совершаемые греческими трапезитами, были многочисленны, разнообразны и по масштабам Греции значительны.

Наиболее распространенной финансово-ростовщической операцией в Афинах и других приморских городах Греции являлись морские ссуды, то есть выдача денег на осуществление морских торговых экспедиций под залог товаров или корабля, либо, как правило, и того и другого. Случалось, что морские ссуды выдавались на очень длительный срок, необходимый для плавания в дальние страны, где продажа товаров была наиболее выгодна. Так как путешествие по морю, особенно во время войны, было связано с большим риском, кредиторы требовали очень высоких процентов. Имеются свидетельства о сделках, по которым должник обязуется выплатить кредитору 30%, а 10% считались довольно низкой ставкой. Путешествие к Боспорскому проливу (современный пролив Босфор) и назад в военное время приносило ростовщикам 30%, в мирное — 22,5%. Торговые путешествия по морю совершались не менее двух раз в год, поэтому прибыль в 100% годовых от морских ссуд не была редкостью.

Морские ссуды выдавались не только профессиональными ростовщиками, но и афинянами, проживающими в Афинах иностранцами. Делали это также купцы, скопившие капитал бывшие торговцы, специально посвятившие себя кредитным операциям лица, в том числе и банкиры-трапезиты. Кредитованием стали заниматься уже товарищества из двух и более лиц. При этом, как правило, для надзора за соблюдением условий договора за границу командировались агенты (часто из числа доверенных рабов). Должники условий договора часто не выполняли, обманывали кредиторов, произвольно меняли маршрут следования и пункты продажи товара, скрывали истинное количество проданных товаров против условий договора. Все это становилось причиной частых судебных процессов в Афинах и других греческих полисах.

Судебная система Древних Афин в сфере банковского дела была настолько хорошо отработана, что превратила их в центр международного коммерческого и финансового судебного разбирательства того времени. Фактически в Афинах судебное разбирательство в банковской сфере было выделено в отдельное судопроизводство. Обычно инициаторами разбирательства являлись трапезиты, стремившиеся вернуть займы с процентами. Особенно это касалось разбирательств по поводу «морских займов», где случаи мошенничества и обмана кредиторов были особенно частыми.

Имели место суды по поводу возвращения трапезитами депозитов. В том числе фигурантом одного из таких процессов был знаменитый и крупнейший трапезит Афин Пасион. Решения по таким делам должны были выноситься в течение максимум 30 дней, с тем чтобы исключить затяжные разбирательства и обеспечить возвращение средств или реализацию залога в максимально короткие сроки. Целью такого скоростного судебного разбирательства была защита интересов кредиторов, которые предоставляли свой капитал для финансирования важнейших видов экономической активности. Это подтверждает важность кредитных и долговых отношений для экономики Греции того времени. Дошедшие до нас многочисленные речи греческих адвокатов, правительственные распоряжения и декреты, относящиеся главным образом к IV веку до н. э., знакомят с судебными процессами в связи с договорами о морских ссудах. Интересно, что по поводу содержания самих договоров судебных споров не возникало, поскольку в них точно определялись права и обязанности всех сторон, договор заключался при свидетелях и подписывался ими в двух экземплярах, при этом один экземпляр оставался часто у банкира-трапезита, игравшего роль нотариуса.

Уплата долга, часто происходившая при посредничестве трапезитов, должна была осуществляться в определенный срок, и для обеспечения ее своевременности ссуда всегда выдавалась не одному, а как минимум двум лицам под их солидарную ответственность и поручительство. Причем одно из этих лиц должно было оставаться в месте уплаты долга, для того чтобы с него всегда можно было взыскать и долг, и проценты.

Сергей ПАХОМОВ, доктор экономических наук, профессор МГУИЭ

Источник: Вести Экономика

January 27, 2019
by Wolfline Capital
0
10

Биография Билла Экмана

Биография

Родился 11 мая 1966 года, в Нью-Йорке, с детства будущий трейдер–инвестор рос с тягой к искусствам, не проявляя должной деловой хватки. Его отец – богатый землевладелец (фонд недвижимости Ackman-Ziff Real Group Estate) мог позволить образование для сына в Гарвардском колледже. В 1988 году Билл Экман оканчивает alma-mater с отличием по специализации бакалавр искусствовед и поступает в магистратуру бизнес-школы при Гарварде. Во время учебы в бизнес-школе, найдя первых единомышленников, друзья создают инвестиционный фонд в 1992 году. К этому моменту Билл Экман получает степень МВА.

Путь трейдера

Первые шаги на биржевых рынках Билл Экман совершает в кругу сокурсников Гарварда, являясь совладельцем фонда Gotham Partners со скромными личными инвестициями. Фонд сумел заработать репутацию и в 1998 году инвесторы доверили свои средства в размере половины миллиарда долларов.

Связи отца позволили молодому трейдеру выйти на управление активами крупных страховых компаний в сфере недвижимости Leucadia National и Rockefeller Center.

Проведя доверенные активы через кризис 1998 года без потерь, Билл Экман заработал «имя» на Уолл-Стрит, что позволило ему отделиться от партнеров, когда в 2002 году Gotham Partners погряз в судебных исках о манипуляциях.

Дело всей жизни – хедж-фонд Pershing Square Capital Management был создан его бессменным управляющим и руководителем в 2004 году, на деньги одного из партнеров Leucadia National.

Стартовав с 54 миллионов капитала, Экман с первых шагов применил стратегию, ставшую визитной карточкой личного трейдинга. Он аккумулировал инвестиции фонда на крупных пакетах акций выбранных предприятий, с четким планом и горизонтом инвестиций, после достижения которого прибыль фиксировалась, пакет подлежал распродаже.

Уже в 2005 году, собрав большую долю ценных бумаг Wendy's International, продав «побочные активы» компании, Билл Экман вынудил идти сеть фастфудов на IPO, в ходе которого он продал свой пакет со значительной долей прибыли.

В дальнейшем акции компании рухнули, что вызвало критику со стороны других акционеров, указавших на недальновидность и спекулятивную сущность распродажи активов до IPO.

Билл Экман, как и Уоррен Баффетт, является последователем инвестиций на основе ценностей Бэнджамина Грэма, разделяя спекуляции и инвестиции. Компании, не имеющие ценности, подвергаются спекулятивным атакам, но в основном, собирая крупные пакеты акций Procter & Gamble или JC Penney, Canadian Pacific Railway и т.д.

Выбор компаний, по признанию управляющего, происходит на основе оценки потенциала, соотнесенного на слабость руководства или организации фирмы. Приобретая «дешевые», по оценке Экмана, пакеты акций и устраняя причину, фонд, таким образом, зарабатывает сверхприбыль.

Пример такой сделки – производитель ботокса Allergan. Потратив до 40% всех средств Pershing Square Capital Management, приобретенный пакет производителя Allergan в 10% позволил Экману добиться смены руководства, выстроить эффективный менеджмент и продать акции с прибылью в 2, 4 млрд. долларов.

Отрицательная сторона подобных сделок заключается в непредсказуемости оценки подобных экспериментов участниками торгов, которые могут обрушить цену акций, несмотря на попытки улучшить ситуацию в приобретенном акционерном обществе.

Так произошло с ритейлером J.C. Penney, принесшему хедж-фонду потери практически в половину миллиарда долларов в 2013 году. Но по итогам года общая прибыль фонда оставалась в плюсе.

Рекорд убытка фонда пришелся на 2016 год, составив 25% от всех инвестиций. Акции фармацевтической компании Valeant, чей 9% пакет находится в собственности фонда Экмана, ушли «в пике» на минус 88%. Трейдер в интервью «поклялся» либо вернуть потери, удерживая пакет и веря в рост компании, либо «умереть».

Годом ранее хедж-фонд выплатил инвесторам в виде прибыли 4,6 млрд. долларов, заработав за 10 лет 11,6 млрд. долларов общей прибыли.

Интересные факты

Билл Экман открыто поддерживает противников фастфуда McDonald's и Wendy's. Также известен своими нападками на сетевую пирамиду Herbalife.

Комиссия по рынкам проводила расследование после падения акций компании Herbalife на 20% за один торговый день, руководство фирмы указало, что этому предшествовало интервью Билла Экмана, в котором он упоминал компанию, как самую эффективную пирамиду XX века.

Оценивая эффективность управления чужих компаний и приобретая на основе этих наблюдений их пакеты акций, Билл Экман в собственном фонде использует нетрадиционные подходы к подбору кадров. В историю вошли трудоустройства таксиста, теннисиста и друга по рыбалке.

Советы инвесторам

Для всех желающих вложить средства Билл приводит вот такой совет:

Инвестор должен постоянно оценивать вероятность утраты. Для этого смело можно сравнивать возможные потенциальные риски с различными альтернативными вариантами вложения денег. В то же время, чем более рискованный будет бизнес, тем выше окажется ожидания прибыли. Поэтому одна из самых важных задач — пытаться максимально избежать потери денег.

Несколько простых правил:

  • Во-первых, лучше воздержаться от вложений в неизвестные стартапы, отдав предпочтение публичным компаниям. Нужно понять, как именно компания получает прибыль и убедиться в наличии постоянного дохода.
  • Во-вторых, всегда стоит спросить себя о реальной цене акций. Нет смысла инвестировать по неразумной цене. Также важно размещать свои инвестиции лишь в те организации, которым ничего не грозит.
  • В-третьих, не стоит инвестировать в компании, где несколько акционеров держат под собой контрольный пакет акций.

Не нужно вкладывать деньги также в фирмы с большим долгом, особенно краткосрочным. Идеальные организации для инвестиций — CocaCola, PepsiCo и Mc’donalds. Им ничего не грозит, а доход всегда будет оставаться стабильным.

Источник: wikipedia

January 22, 2019
by Wolfline Capital
0
14
Show more