Бунт хорошей девочки

Недавно наткнулась на статью про "Понты". Вот в ней было весьма неплохо описано, о том, как и за чем,  в принципе культурные люди, тихие и спокойные, миролюбивые и далее по тексту, козыряют своей гусарской удалью и грехопадением в пучину курева, брани и алкоголя. В принципе так оно и было.

Я росла в довольно таки интеллигентной семье, и пусть мама капельку не дотягивала в образовании (брала она любовью к театру), за то отец перекрывал все двумя высшими и огромной библиотекой, проштампованной личной печатью. У нас были сплоченные семейные ужины, с обязательной сметаной к борщу, а также "вторым, третьим и компотом", и такие же сплоченные обеды по субботам. Присутствовать обязательно. Салфетки на колени, не без них. То что вместо сказок на ночь, мне читали Дюма и прочих, я кажется уже писала. И как оно бывает, в таких семьях, у нас был свой бунтарь. И это была не я.

Я была тихим, этаким флегматичным ребенком, по самую макушку зарытым в книги. Естественно, эта картина мира не устраивала мою бунтующую сестру. Именно с ее легкой руки я и осваивала "великий и могучий", а так же алкоголь и сигареты, но это было позднее. А в начале, она усаживала меня перед собой, в своей заклееной плакатами с Ван-Дамом комнате, и как ручного попугайчика, учила сквернословить. Было эпично.

Особо эпично было, когда в разгар семейного субботнего обеда, на просьбу отца принести чайную ложку, моя сестрица психанула и с дуру ляпнула " да пошли вы...". Конечно же, ляпнула она это довольно тихо. И конечно же она все же направилась к огромному белому буфету, за чайной ложкой. Казалось бы инцидент не получил должного развития, если бы не одно но. Не за долго до этого, а именно вечером пятницы, моя сестра потратила какое-то время на доскональный разбор и произнесение данной фразы со мной. И да, я зажгла. Я очень любила своего папу и очень гордилась своей сестрой, по этому не могла упустить момента и не объяснить всем присутствующим что именно и в каком контексте имела в виду моя сестра. Тишину за столом можно было резать ножом, а выражению лица всех домочадцев, позавидовала бы труппа театра, столь любимого мамой.

Это был тот первый раз, когда хорошая девочка Света поняла что ляпнула что-то не то, но явно произвела некий эффект, притянувший все внимание на нее. А дальше была школа, синдром девочки-отличницы и глобальное не схождение характерами с одноклассницами. Я отличалась от них, как кактус, взращенный сестрой, от ромашки. Я была не в теме с шмотками с ее плеча, одетыми на дискотеку, и знанием что есть такое ночной клуб. А еще дико мешало то что школьная литература, а так же курс истории был изучен мной чуть ли не до конца школьного обучения и при этом я оставалась наивна как ситцевая простыня. В общем, я была хорошей, но они меня заставили.

К концу 10-11 класса я имела изуверское чувство юмора, глубокую нелюбовь к одноклассникам и способность послать всех на три веселых буквы. Их нелюбовь ко мне пряталась за милыми улыбками и полной уверенности, что я шлюха спящая с кем не попало. Сие было странно иб, все что было общего у меня в ту пору с противоположным полом, это крепкая поцанячья дружба и спорт. Но шепотки за спиной звучали, а я решила, что хрен бы с ним, все равно доказывать бесполезно и предпочла нести это знамя с гордо поднятой головой. Учителя смотрели на меня с укоризной, но доказать ересь моего аморального поведения не могли, а я мстила им на экзаменах и конкурсах чтением есенинской "Москвы кабацкой", не вымарывая слов.

В тот момент я вообще поняла, что очень многое люди стараются замолчать, затереть или скрыть под красочными фразами. А я била в лоб. Смотрела в глаза и говорила как есть. И это был мой бунт и мой понт. Мой личный угар. Он не делал меня плохой, потому что я по прежнему оставалась скромной и стеснительной, но теперь это все нужно было рассмотреть и понять. А люди, вы помните предпочитают скрывать, а еще они предпочитают не вглядываться. Вот по этому школу я закончила со званием суки и пошла с этим по жизни.

Сейчас, оглядываясь, я прекрасно вижу какой именно кокон брони я сплела вокруг себя. Что бы защитить ту наивную книжную девочку внутри, я научилась материться боцманом, пить текиллу с виски и затягиваться сигарой не кашляя. Я освоила как можно общаться с чужими, неприятными людьми, кстати тут больше помогает вежливость до приторности, чем ледяной игнор (но я и им не пренебрегаю). Я много чего навертела, но на деле я все та же воспитанная дочь своего отца (ага, только он парня из меня растил). Я не практически не пьянею от алкоголя (чудесные особенности моего костлявого организма). По мимо послать по батюшке, я могу весьма заворочено и куртуазно изъясняться, чем бешу неимоверно. Но порой слово из трех букв указывает направление куда лучше. Курить я уже давно не курю, но иногда вспоминается. Понты у меня остались и наверное, корона то же, но я с этим борюсь. Я больше почти не бунтую, но я по прежнему неплохой человек. А на все остальное хочется процитировать " у кого нет внутреннего Дзена, тому приходиться жить по Фрейду". Давайте лучше  искать Дзен.