Больше желчи в комменты!

Павел Смердяков сидел в социальных сетях и читал посты людей. Делал он это не от того, что любил читать, или ему было интересно, или он хотел какого-то духовного или интеллектуального развития, делал он это из сугубо плотских соображения.

Смердяков заходил в группу какого-нибудь простого человека, у которого было очень мало подписчиков (он целенаправленно выбирал именно таких) и начинал оставлять своё «мнение».

Мнение его были достаточно однообразными. «Культурным» русским языком он рассказывал авторам кем являются их родители, кто они сами, и давал «конструктивную» критику и рекомендации на тему, какие действия стоит предпринять.

Например, в одном сообществе, автор которого выкладывал рассказы, Смердяков написал: «Да… *** автор короче *** ты вообще в школу ходил, или где? Говно какое-то. У тебя руки из жопы и сам ты жопа. Такой ощущение, будто ты это писал умственно отсталый пес!» Смердяков нажимал «Отправить» и расслаблялся на стуле, с довольной улыбкой. Он наполнялся ощущением, что он профессиональный критик, осознанием чувства собственной важности, и неважности тех, кому он делал столь меткие и верные замечания.

За одну сессию он мог посетить много страниц. Иногда его замечания были более лаконичными: «Автор дебил, статья говно, - или, - какой имбецил это написал?» Бывало еще такое, если текст был хороший, умный, написанный действительно грамотным человеком, который разбирается в теме, но Павел был на столько глуп, что не мог понять, про что вообще написано, он комментировал так: «Это не статья, это какая-то ***, автор не пиши пожалуйста больше никогда, не позорь себя и своих родителей».

Сам Смердяков в жизни ничего никогда не писал и не смог бы написать, но он долго занимался своим ремеслом: обливанием грязью всего подряд, поэтому его замечания были очень колкими, очень едкими, и очень обидными. Авторы этих статей были действительно задеты, иногда из-за того, что сообщения совсем не были связаны с действительностью, иногда из-за того, что в них была толика правды, но это была крошечка, грамулечка была приправленная добрым куском мерзких и гадких слов.

Зачем он это делал?

Завершение критических обзоров проходило примерно одинаково. В один из дней это произошло так.

С кухни послышался злобный крик жены:

- Эй, козел! *** иди жрать!

- Заткнись, тварь! Неси сюда!

С кухни слышались тяжелые шаги, перед Смердяковым возникала злобная, красная рожа госпожи Смердяковой. Она бросала на стол перед мужем тарелку, на которой была гречка.

- А че не перловка? Сегодня праздник какой-то?

- Да, один из старших сыновей из тюрьмы выходит.

- Опять?

- Заткнись, козел! Он работает, поэтому и садится, а ты, когда работу найдешь?

Смердяков делал глубокий вдох, смотрел на оставленный им комментарий и говорил:

- Пошла на *** я литературный критик!