Федькина сгущёнка

by @zausen4ik
Федькина сгущёнка

Батюшки, люди, какой же восторг, какая же всё-таки радость охватывает человека, когда к нему приходит посылка! Вот живёшь ты себе спокойненько, никого не трогаешь, существуешь своей серой обыденностью, и тут как грянет гром: посылка пришла! А когда этот человек – солдат, то это уже и не радость вовсе. Это, если можно так сказать, экстаз, эйфория, эндорфины в чистом их виде!

И уж если мы начали говорить о солдатах, то вот вам история о Фёдоре. О нём вам надо знать лишь то, что у него уже второй год службы подходил к концу (полгодика всего лишь подождать осталось). Стало быть, не дух он уже, не черпак, а самый, что ни на есть, полноценный дедушка. И вот этому дедушке бабушка посылку отправила из деревни. А деревня эта славилась мясными изделиями из различного вида скота. Поэтому, читатели, эту посылку ждала вся часть.

Фёдор хоть и был росточку небольшого, но шириной он мог потягаться с прапорщиком, вес которого составлял ровно 101 килограмм (за что и носил прозвище Далматинец. Он не обижался на это, потому что думал, что далматинец – это какой-нибудь персидский завоеватель времён Македонского). 

Федькины руки, что его ноги; а ноги толщиной со взрослую овчарку. В общем, могуч был Федька. А характером он пошёл в маму – был очень дружелюбен, добр и крайне наивным.

Но не будем отвлекаться. Посылка добралась до места назначения! Аккурат под вечер. Вся рота вышла её встречать! Федька, по наивности, решил посылку открыть прямо в казарме, подальше, так сказать, от чужих глаз. А вот в самой казарме, дорогой мой читатель, родных глаз был неполный взвод – 60 штук. И как только Федьку с коробкой обступили, как только он с радостной улыбкой открыл коробку, кто-то громко произнёс «Ой», и свет выключился. Молниеносным мангустом, светоскоростным движением в сторону коробки метнулись все руки, которые находились в радиусе двух метров. Федя даже не понял, что произошло, но на всякий случай стал орать: «Стойте! Хватит! Моё! Оставьте!» Он пытался кусаться и толкаться, но тщетно. Время шло на секунды. В коробке уже практически ничего не осталось. Рук было много, а он был один. Из последних сил, собрав волю в кулак, он втиснул свою ручищу, выталкивая по закону Архимеда чужие ручонки, схватил то, что попалось в пальцы, сжал и вырвал что-то, как в своё время вырывали сердца индейцы Майа у побежденных врагов. 

Отбежав в угол, он стал щупать предмет. По форме получалась тушёнка. Стало вдвойне обидно. Что он, тушёнку, что ли, давно не ел? Да неделю назад давали с гречкой. 

Но тут включился свет. В комнате было пусто, лишь на полу валялись остатки коробки. Все сослуживцы мирно лежали на своих кроватях, усиленно имитируя сон. Федя глянул в свою руку. О, чудо! СГУЩЁНКА! Ради этого стоило жить! Ради этого стоило улыбаться и целовать всех подряд! 

Забыл сказать, что наш Фёдор был ещё и хитер. Если он откроет банку сейчас, то придётся делиться с товарищами, которые естественно проснутся в самый подходящий момент вскрытия банки. Поэтому было решено спрятать сладость до лучших времен, а именно - до завтра. С этими мыслями Федя решил спрятать сгущёнку в свою кровать, которая была на втором ярусе (это же армия: те, кто ниже, должны спать выше). Незаметно спрятав сгущёнку под матрац и прикрыв её простынёй, Федя улыбнулся сам себе и провалился в сон. 

А через пару часов вся казарма проснулась от нечеловеческого крика. Так люди кричать не умеют. Но на практике оказалось, что умеют, если человек был во сне. А потом ему на нос упадёт сгущёнка с двух метров. И сломает ему нос. Ему – спящему и невинному. В темноте. В тишине. В дали от дома.

Да, что вас мучить? Под Федей лежал и мирно спал Женя. Для внеочередной пластической операции на нос Жени сложились все факторы: старый дырявый матрац, широкие прутья койки, неспокойный сон Феди, привычка Евгения спать на спине. Когда Фёдор в очередной раз переворачивался с бока на бок, сгущёнка выползла и матраца, провалилась в прутья и пролетела пару метров навстречу смешному Женькиному носу. Но удивительная вещь: нос остался целым. Сгущенке удалось лишь повредить хрупкий солдатский хрящик. В итоге Женьку отвели в санчасть. А под шумок кто-то все-таки украл сгущенку.

Но если вы думаете, что истории конец, то вы никогда не служили в армии! Это все было лишь началом чего-то большего. Это была, своего рода, преамбула. Потому как Женю в скором времени выписали из санчасти. И все с его носом было хорошо. Правда из-за Федькиной сгущенки Женя начал храпеть: перегородка сместилась вбок. И прозвали Женю Тигром из-за могучего храпа во сне. И положили его в самую даль казармы, чтобы он мог своим храпом развлекать только рядового Нарсеса. 

Однако, в одну из ночей, горячая грузинская кровь помешала спать, и Нарсес решил устроить охоту на Тигра. Когда Женя храпом втягивал в себя десятки кубометров казарменного воздуха, Нарсес взял подушку и с криком «Вах, не возможно же, слушай!» обрушил на Женино лицо всю мощь Кавказских гор. 

Казарма проснулась от нечеловеческого крика. Все почему-то сразу угадали в крике Женю, и его всем стало жалко. А дело было так.

В ту роковую ночь, когда Федя разбил нос Жене, Нарсес вовремя подсуетился и подобрал валявшуюся под ногами сгущёнку. Но восточная хитрость, научившись горькому опыту Феди, подсказала, куда ещё можно спрятать сладость до лучших времен. В подушку. Где она и пролежала, терпеливо ожидая второго свидания с лицом Жени.

Всё-таки я считаю, что судьба есть. Если прописано тебе на роду, что сгущёнка сломает тебе нос во сне, то что бы ты ни делал, а так оно и произойдёт. Нос же – штука хрупкая. А советская сгущёнка – нет. Ею можно гвозди забивать. Одно хорошо в этой истории – Женя больше не храпел.

March 19, 2019
by @zausen4ik