Селигер

Ездил к Мозаю и его друзьям на Селигер.

У них там клевое место прикормлено - на небольшом полуострове находится база отдыха. Пока их родители с детства на эту базу каждый год возили, они все детьми между собой передружились и стали в сознательном возрасте сами туда ездить и рядом с базой стоять. Сейчас уже сами детей привозят - весь берег знакомых: взрослые, дети, бабушки-дедушки - все вместе, нет такого разделения поколений, как это часто бывает, когда дети пытаются избежать навязываемых им родителями ценностей.

Мы с Мозаем схитрили и решили от Осташкова на велосипедах рвануть. Причем вылезли даже не в Осташкове, а на станцию раньше, потому что по карте там очень манящая тропинка в лес уводила. По факту оказалось, что деревня Сигово с миром сообщается только железной дорогой. Дорога, что была на карте, заросла и давно не используется. В итоге два часа пешкодрала через болота, кусты и траву по пояс.

Пообщались с этническими бабушками. Это мой любимый фан в походах по русской лесополосе. Делать это нужно так - при виде этнической бабушки вежливо здороваешься и спрашиваешь "Ну как вы тут живете?" После чего минут сорок слушаешь. Если вдруг бабушка начинает сбоить, подкидываешь дров в топку фразами "А дети-то помогают?" и "А чем живете - огород свой и все?" Это действительно очень интересно - бывает и смешно и грустно и все вместе одновременно. В этот раз нас накормили огурцами и рассказали про сыновей-подводников, которые тридцать пять лет на флоте и уже живут за границей, но изредка навещают.

Коронка поездки - девочка Катя.
Во время игры в волейбол придумали правило - кто ошибается (бьет криво или пас не туда), тот покидает поле, а вместо него входит кто-то другой. В какой-то момент круговерть замен завертелась со страшной силой. Народ уже больше ржет, чем играет. На подачу выходит Катя. Медленно замахивается, все замерли, собрались, и тут чей-то голос с другой половины площадки:
- Пока Кать!
(звучит без пробела). Удар в сетку, всеобщий ржач.
Ну и эта Катя потом еще тоже отжигала.