Я не умею разговаривать с людьми.

Я не умею разговаривать с людьми.

А особенно я не умею разговаривать с продавщицами. Вот, например, покупаю я в супермаркете огурцы и помидоры, а кассирша на выходе возьми, да и отложи молча помидоры в сторону (вместо того, чтобы "пробить" их сканером). Ну отложила и отложила, мало ли что, да? Скажи спасибо, что огурцы пробила. Другой бы на моем месте спокойненько расплатился бы, да и пошел довольный, что на пасленовых съэкономил. А я вот, возьми, да ляпни:

- Простите, а помидоры вы мне почему не пробиваете?

Нормально, да? Это ж надо такое умудриться сболтнуть! Живому-то кассиру, да еще и при исполнении. Конечно же, кассирша мне тут же вежливо объяснила, что "вы что не видите, что они у меня не пробиваются?!!" А то, что она голос чуть-чуть повысила, то это вполне понятно - это чтобы по десять раз каждому не объяснять, так она сразу так сказала, чтобы всем людям было слышно. Во всей очереди. У всех касс. Включая соседние супермаркеты.

Или, вот, в другой раз, покупаю я халву "Дружба" в фирменном магазине "РотФронт". Ну и попросил продавщицу мне ее сразу в пакет с ручками положить. Раза два. Попросил, в смысле, раза два. А она, конечно, достала маленький такой прозрачный пакетик и в него начни халву запихивать. Тут я (не знаю что на меня нашло, до сих пор прямо недоумеваю, наваждение прямо какое-то) возьми, да в третий раз ей напомни:

- Простите, - говорю. - Мне в маленькие пакетики не надо, мне сразу в большой.

Знаю, знаю. За такое ведь сразу дырку в голове делают, так что я еще хорошо отделался. Продавщица-то не железная. Кто ж такое издевательство-то выдержит? Ну конечно, сорвалась она, покричала на меня. Что она обо мне же заботится и большой-то пакет, оказывается, у меня порвется, а вот маленький-то - он вообще надежный, он ПРЕ ДО ХРА НЯ ЕТ. Ну и другую всякую информацию, в основном личного характера, донесла до меня.
Так что я теперь в этом деле подкованный. Что касается пакетов там и всяких других прочих засекреченных вещей, да. Многое прояснилось.

А вот как с людями разговаривать - до сих пор не знаю, да.
И никто ведь, главное, не рассказывает, вот что обидно.