Непосредственность

Бросается в глаза дичайшая пропасть в отношении к старению между «совковой» и американской культурами.

Если пройтись по Брайтону (русский район, если кто не слыхал), можно просто от созерцания тамошних лиц начать бухать напропалую, — такого сборища траурных физиономий, по-моему, больше не встретить нигде. При этом хорошо заметно, что эта вековая горечь приходит с годами, так как дети ей не подвержены. Стоит завести семью, родить ребенка, и на ликах родителей запечатлевается вселенская скорбь и мука. И так и ходят они, хмурясь, мрачными тенями по авеню и стритам.

Иногда я сажусь в кафе возле окна и замечаю свое отражение: насупленные брови, тяжелый взгляд и поджатые губы. Стараясь расслабиться, всегда думаю: почему у американцев всегда приветливый вид? Почему они, имея те же самые насущные проблемы, умудряются выглядеть веселыми?

Одна из догадок: свободные нравы испокон веков. В то время как в советах все стучали друг на друга и стояли в километровых очередях, американцы плясали буги-вуги и целовались на задних сиденьях Кадиллаков. Пока мужики в похожих костюмах выжигали одинаковыми паяльниками одни и те же картинки на доске, в Америке рисовали граффити и экспериментировали с одеждой.

В этом можно обвинять режим, власть, соседей, Европу и Запад, но факт остается фактом — мы одна из самых кислых наций на земле (разве что Польше уступили). У нас не принято улыбаться незнакомым, не приветствуется ярко выражать свои эмоции, нельзя выделяться одеждой, строго запрещено дурачиться и выглядеть глупо. Если тебе перевалило чуть за сорок, можно совсем забыть про то, что существуют какие-то другие цвета кроме черного и оттенков серого — отныне твой мир двухцветный (не пытайтесь покинуть Омск, ага). Любой кто нарушает данное правило, считается инфантильным и легкомысленным.

В Штатах одно правило: всем на все пофиг — свободная страна. Вот вам дедушки, играющие в фрисби.

Отрадно замечать, что эта серая чума проходит, и современное поколение России уже не напрягает мышцы лба.