До предела.

- привет! Не хочешь вечером по пиву?

- не, братка. Дел много, времени мало. В другой раз.

- жаль. Мы просто тут с ребятами собираемся.

- не, не вариант.

- ладно. Давай.

Завершив звонок я обновил содержимое стакана.

50 на 50, Коньяк и кола, Совокупившись дают 100% зелья, что будто хирургическими щипцами достают из тебя опухоль.

Только без наркоза.

В голове, калейдоскопом проносились самые, как оказывается, важные события последних месяцев.

Детали, что раньше не были замечены, под воздействием пойла, будто под ультрафиолетом сперма, становились отчетливо видны.

Все же, блять, было на поверхности!

Гребанный ты мудак. Все было очевидно, если бы ты снял свои очки.

И ничего этого, не произошло бы.

Или произошло, но с гораздо меньшими потерями.

А что сейчас?

Ровно счетом нихуя.

Нихуя хорошего, разумеется.

Пустая, только снятая Квартира, с минимум мебели и жизни.

Дом только сдан, ещё остался запах строителей и их окурки на балконе.

Возможно, где-то между стенами, есть их дерьмо. Это мы узнаем чуть позже.

Такие они, новые россияне.

Вечно гаситься от всех тоже не получиться. Все равно, рано или поздно, все все узнают.

Или нет.

Та прогулка, к «американским мостам», была увертюрой.

А сейчас апофеоз.

Двухнедельный запой, где сопли, слюни, слезы, мешаются с коньяком и колой, где в воздухе стоит затхлый запах сдохнувшней надежды.

А сколько раз она умирает? На том же футболе? Миллионы.

Но, в этот раз, в отличит от фейковых новостей, кончина наступила.

Только, в отличии от смерти той же Началовой, о твоей никто не узнает.

Напишут пара пабликов, ради контента и все.

Ни слез, ни похорон, ни памяти.

Выпал из окна, утонул в ванной или что-нибудь ещё.

Чем абсурднее смерть, чем кровавей она, тем она интереснее.

Но, не в твоём случае.

Как-то ты встретил старую знакомую. У вас могло быть будущее, но ты все просрал.

В очередной раз. Как всегда.

Как жили, так и сдохнем.

Ай, к черту.

Да, кинули, да ты остался должен всем и все и даже командировка на кирпичный завод в Чечню, тебе не поможет полностью окупить кредиты.

Да, сверху, как истосковавшаяся жена по мужу-моряку, на тебя сверху ебнули все возможные проблемы.

Гиперболизация скажешь?

Да.

Кто-то скажет, что если ноша неподъёмная, то иди и тренируйся.

Ибо все по силам, все ты можешь и все такое.

Будут правы конечно.

Телефон заерзал по столу.

- Цифры я не беру. Сколько раз говорил, ебанныйтыврот!

Сбросил звонящего.

Ладно, надо собираться.

В одном месте, я сегодня быть должен.

Душ. Такси. Лифт. Скрип входной двери. Сигарета.

— в списках.

Назвав нужную фамилию, я проскочил мимо охраны и фейсера.

Все таки, ещё не все в курсе, а значит, шанс, призрачный, есть.

Хотя нет.

— ты куда пропал? Тыщу лет тя не видел! Думал уже, не дай Бог, умер или ещё чего, похуже, случилось!

— да дела. Много дел. Ты как?

— все отлично. выглядишь несвежим. Хочешь взбодриться?

— не, у меня своё.

— ладно. Увидимся.

Ага. Как же. Не дай бог.

Нырнув в клуб, я, первым дело, отправился в туалет.

Очередь. Блять.

Хер с ним. Тогда сначала в бар.

Народу было вроде бы немного, но народ скопился у двух оазисов — Бара и туалета.

До бармена докричаться получилось раза с пятого.

— два ягеря и пиво.

— картой!

Блять. Даже нет сил возмущаться или сетовать на что-то.

Убрав за один заход два шота, взяв пиво, вновь двинулся к туалету.

Очередь стала меньше.

Вроде.

Ну, делать нечего, придётся терпеть.

Она стояла через двух.

Чёрные волосы, метиска, среднего роста, в джинсах и майке.

Под майкой виднелись проколотые соски.

Надеюсь ты тут не одна.

Слишком хороша собой.

Как бы чего не случилось. Ага.

Минимум макияжа, но ей он не требовался.

Природа сделала своё дело: Скулы, миндалевидные чёрные глаза, идеальная улыбка.

Достав телефон, я проверил сообщения.

Чисто для того, чтобы оторвать свой взгляд от неё.

Пару раз она уже ловила мой взгляд на себе и, я уверен, даже смущенно улыбнулась.

Как минимум это не очень культурно, а как максимум, я тут не за этим.

Но, она и правда хороша собой.

Подтянутая, смуглая кожа.

Ой-ёй.

Очередь тупила.

Блять.

Минут через десять я все же прорвался внутрь кабинки.

«Русский стиль», зип, вдох.

А теперь можно и покурить.

Выходя, я чуть не врезался в неё.

- извини.

- ничего страшного.

Она буквально выжгла меня взглядом.

И нет, не от ненависти.

Кажется, возможен вариант.

Стоп.

Нет. Не возможен.

Я тут ненадолго. У меня ещё есть дела.

Уйдя обратно к бару, я присел в самом углу и периодически поглядывал на выходящих из рекреации.

Ну вдруг чё.

— дай пепельницу!

-чё?

— дай, пепельницу!

Бармен не хотя подал блюдце.

Ну хоть в ебало не плюнул. И на том спасибо.

Когда она прошла мимо и ущипнула меня за бок, я чуть опешил.

Серьёзно?

Я повернулся.

Она, притормозив оглянулась и головой показала идти за ней.

Добрый, блять, вечер.

Пару секунд тупки и вот я уже молча, с бутылкой пива и сигаретой следую за ней.

В полумраке, она, ещё идеальной. Точнее её фигура.

Она зашла в какое-то помещение.

Я за ней.

Вообще не думая о последствиях.

Кто не рискует, тот не пьёт?

Я бы чуть перефразировал, кто не рискует, тот не знает вкуса губ самой красивой девушки.

Едва я зашёл, она, обвив мою шею руками запрыгнула на меня и впилась в губы.

Блять. Как все стремительно.

Оторвавшись, от губ, она, с придыханием прошептала:

-у нас мало времени.

Никаких проблем.

Блять, да как тебя зовут хотя бы?

Этого, я разумеется не спросил потому что, мои губы покусывали её шею, а руки, как Curiosity по Марсу, наслаждались нежностью её кожи, упругостью груди.

Она же, одновременно расстёгивала штаны мне и себе.

Даже Саша Македонский, не обладал той же ловкостью. Ага.

Она повернулась спиной.
Спустила свои штаны, а мои свалились сами.

Я вошёл в неё.

И чуть не начал её "молотить" сходу.
Моё сознание, от возбуждения, уже пару раз отключалось, а желание только нарастало.

-тише, тише.

Я даже не мог говорить. Хрипел, сопел ей в ухо, целуя шею и лаская языком ухо, периодически покусывая мочку.

А она, тихонько постанывая и подыгрывая мне задницей, успевала ещё и руководить мной.

Но, времени у нас было в обрез, поэтому «тише, тише» было только в самом начале.

Кончили мы одновременно и, если в других, ситуациях я бы мог сомневаться в этом, то сейчас, я буквально собой прочувствовал как она вся сжалась и потом задрожала.

Ауф.

-покурим?

-да конечно.

Помимо сигарет, она из заднего кармана джинс достала салфетки.

-тебе пригодиться.

-спасибо.

Я ещё плохо соображал.

В отличии от неё.

Подобное помещение освещалось с улицы тусклым уличным фонарем.

Она была прекрасна.

Особенно сейчас.

Особенно в сигаретном дыму.

-дай свой номер телефона.

-может лучше ты свой?

-не, я так не играю. Ну так что?

-записывай.

-я тебе напишу. На днях. Не против?

-конечно нет. Правда. Как тебя зовут?

-это важно?

-ну да.

-скажи лучше своё имя.

-....

-мое любимое.

Я придурковато улыбнулся ибо ничего не понимал.

Прощальный поцелуй и она убежала.

Что. Это. Блять. Было.

Мне казалось, я либо влюбился, либо ебнулся головой.

Проверив свою опрятность и отсутствие спермы на штанах, футболке и кофте, я выбрался наружу.

Снова бар. Снова два шота и

Блять!

Она стояла с другой стороны бара в объятиях с каким-то ублюдком.

Чё за хуйня?

Подавив в себе первородное желание забить ему в глотку стакан из под лонг-айленда, я вышел курить.

Блядский рот.

Это, что было блять?

Кто этот гоблин? и хули они обжимаются будто знакомы три тыщи лет?

Ладно, щас докурю и пойду разберусь.

Не успел.

Они вышли.

За ручку.

И я увидел кольцо.

У неё. И у него.

Ахуенно девки пляшут.

Она даже не посмотрела в мою сторону.

Внутри все сжалось, а в горле стал ком.

Сигарета резко стало горькой.

Ну-ка нахуй, ну-ка внутрь.

Чуть не сбив пару человек, я влетел на танцпол и пошёл в угол.

Я сжал челюсти до скрежета, лишь бы не разныться прям здесь, но подбородок предательски задрожал.

Твою мать.

Твою мать.

Какого хуя?

Что это, блять, было?

Ибо.

В своей голове я уже настроил планов на нашу совместную жизнь.

А это, а это выбило у меня почву из под ног.

Может дело в наркоте?

Нет. Уже не в ней.

А в Ней.

Я как-то слепо и свято поверил в чистоту чувств и непрочность ебли в клубе.

Не, ну не дибил ли?

Собравшись, вытерев лицо низом кофты я надев очки вылетел из клуба.

Нахуй!

это уже совсем.

Бомбила, с радость докинул, меня до «американских».

Я поднялся по насыпи и дошёл до середины.

Зажигалка. Сигарета. Телефон, отключив пароль, положил на гравий.

Белые ночи. Мосты. Романтика.

И если последнее что со мной должно было случиться, это вот это, то в целом, я доволен.

А если, тогда, была увертюра.

То там, действительно был, апофеоз.

А это эпилог.