День следующий

Знаете, что самое сложное после прекрасной истово романтической ночи?

Помимо разъезда?

Пробуждение от сна, где твоё воспалённое сознание попыталось смоделировать ваше будущее.

В первый раз такое дерьмо и сразу до смертного одра, с свадьбами, детьми, поездками, внуками и старостью в загородном домике.

И дело даже не в самом пробуждении, а скорее в самом факте, что открыв глаза и пошарив рукой по кровати, ты максимум что обнаружишь, так это кота.

А если и его нет, то пустоту.

В квартире будет тишина. Нет, не звенящая, отнюдь даже, она, Квартира то есть, будет наполнена звуками разными, но все же это все будет не более чем саундтреком к пустоте.

Когда отложенный в тысячный раз будильник заебал уже и кота, который пригрелся у колен пришлось вставать.

— ну и нахер мне это все? - Рука потянулась к сигаретам, - ну вот зачем?

Заспанный кот сначала потянулся, потом изогнулся в параболу и заводя мурчальник внутри себя подошёл ко мне уткнувшись головой в предплечье.

— встаю. терпению тебя ещё учить и учить!

Потрепал кота по голове, я укутанный одеялом, будто патриций в сенате отправился на кухню.

Коту еды, себе воды.

Одной рукой я отодвигал рвущегося к миске Джанго, а другой пытался ровно выдавать содержимое пакета.

— да перестань! Ща все будет! И вообще, чёрный, у тебя сухого вся миска, какого хера?

Увлечённый борьбой кот не обратил внимания на вопрос.

— все. Ешь! Приятного аппетита.

Никакой реакции.

— ой. Да пошёл ты.

Затушив сигарету под струю воды и бросив окурок в урну, транзитом через комнату, я пошаркал в душ.

До выхода ещё минут 50 есть, поэтому торопиться нет смысла.

И желания.

Стоя одной ногой в ванне и уже включив воду, я услышал звук сообщения.

— да кому че надо в это время! Блять!

Спотыкаясь, проскальзывая, я натуральным образом рванул к телефону лежащему на столе в комнате.

Кто ещё так рано мог написать? Только она.

Как бы не так. 

«Уважаемый абонент... и далее по тексту»

— Да пошли вы! Говно буржуйское. Вы вообще, blyat’, время видели? Какого хуя?

Закурив, я поймал себя на мысли, что вроде как, в кино всяком и книжках, когда человек прям влюбился, то он становится таким, блаженным, романтичным, счастливый в общем.

Я же, судя потому как проходит утро, наоборот.

Вернувшись в ванную, я опершись на раковину, принял рассматривать своё лицо. 

— ну и че это ща хрень со мной, а?!, - вопрос, адресованный отражению вырвался как-то сам.

Помывшись, я вернулся на кухню, включил кофемашину и продолжил прокручивать в голове вчерашний вечер и ночь.

Блин, это все было одновременно как-то по-юношески глупо и с другой стороны было не так избито как обычно.

Может тому виной то, что сама встреча была неожиданной?

Но, за мной, ранее такого не замечалось.

Кот терся о ноги и стал невольным собеседником. 

— а вот ты че думаешь, мелкий? С чего меня на все эти парковые прогулки потянуло?

Кот урчал, терся, но не отвечал.

— вот и я также.

Наспех одевшись, я выскочил из квартиры.

Ехать в офис очень не хотелось.

И дело даже не в работе, а в том, что мое сознание, мои мысли улетели куда-то очень далеко.

И возвращаться вообще не собирались.

А в таком состоянии, на работу ехать не вариант, все таки меня же повысили, а значит раз в неделю, работа начинается с «завтрака» с такими же руководителями.

Может заболеть?

Не, недавно болел.

Может. Может. Может.

В голову ничего толковое не шло, а раз так, то путь-дорожка мне в офис, а не к женщине.

Кстати, о ней.

Быстро набрав;

«Доброе утро! Спасибо за вчера ещё раз! Как ты?»

И тут же, не задумываясь отправив.

В таких делах нельзя медлить.

Наверно.

На удивление, пробок было чуть меньше, чем обычно и я доехал раньше чем хотел.

— все! Хорош ныть!

Посмотрев себя в зеркало заднего вида, я закурил и покинул машину.

Впереди лифт, офис, коллеги, фальшивая дружелюбность и бессмысленные разговоры.

Интересно, она мне сразу как проснётся ответит или вообще не ответит?

Так, а где эти завтраки проходят то?

Вроде бы в переговорке, но это не точно.

А нет, точно. В переговорке. 

Не смотря на то, что до начала оставалось минут 15, народ уже собрался.

Все, кроме топов.

Эти господа, если и пожалуют, то с обязательным опозданием.

Им положено.

Ведь, всем известно, начальство не опаздывает, оно задерживается.

Зайдут, нехотя, с выдохом упадут на освобождённые для них кресла, безучастным взглядом будут смотреть на собравшихся и вполуха слушать, переодически, от скуки, вставляя свои ремарки или задавая вопросы уточняющие, но абсолютно бессмысленные.

Ответчик, к слову, пока подберёт комбинацию из правильных слов и угадает ответ, трижды вспотеет, четырежды напишет заявление по собственному, из однушки на окраине центра, переедет в самый центр, на вокзал, то есть.

Если честно, связи между правильным ответом и возможным падением в маргинально-люмпеновскую среду вроде бы нет, но чернь, точнее лакей, он иначе мыслить не может.

Мне же, сегодня именно, на самом деле плевать абсолютно не все, что тут будет происходить.

Я все ещё ищу способ оказаться не с ними, а с ней.

Так! А че она не отвечает?

Спит? Умерла? Игнорит?

Ладно, жду ещё час и начинаю действовать.

— Коллеги! Доброе утро! Приветствую вас!, — голос  старшего жреца корпоративной культуры в нашем зиккурате вырвал меня из размышлений.

Со всех сторон, в лучших традициях какофонии зазвучали все варианты приветствий: здравствуйте, доброе утро, хеллоу, гутен так, привет, здарова и т.д.

Сонно, растягивая слова, сквозь зубы, полушёпотом.

Никто не любит вставать рано. Никто не любит вставать рано по прихоти начальства. Никто не любит вставать по прихоти начальства без бонусов материальных.

Никто.

И никогда.

А кожаные мешки, что набились в этом помещении — тем паче.

Зачатые на советском раскладном диване, они мечтают умереть на шведской тахте из переработанных материалов.

На самом деле, они просто мечтают ничего не делать и получать за это деньги и возможно, жить вечно в таком вот эконом-режиме, но реальность вещь суровая.

После приветственных слов, жрец напомнил, что все мы двигаем мир вперед, без каждого из нас все пойдёт по пизде тут же и прочая чепуха для поднятия боевого духа.

Потом он спросил, есть что кому рассказать, похвалиться успехами и всё такое.

Желающий нашёлся и судя по всему это сисадмин или как величают этих типочков, что заведуют всей техникой в нашем офисе?

О, если тот Жрец, то это послушник из церкви Святого Блока Системного и великомученика Принтера Сканеровского.

Пока Послушник пытался начать говорить, а Жрец успокаивал чернь разбубневшуюся после очередной кружки кофе, я отсчитывал минуты до момента когда уже можно будет начать запариваться на тему "Почему она мне не отвечает?"

Или не стоит себя нагонять?

-- Господа! Дамы! Тишина! Имейте уважение к вашему же коллеге! 

Дамс, не завидую я этому парню сейчас: хочешь выступить с какой-то важной инфой, а твои же коллеги мало того, что игнорят твою новость, так ещё и положили на все приличия большой пролетарский хуй.

- Ай, да в пизду! Ебись оно конём всё! - Жрец не выдержал и направился к двери, по пути он прихватил с собой послушника.

Пойду-ка и я отсюда. Чё мне тут ловить.

Выскочив сразу за ними, я быстрым шагом, дабы ненароком не нарваться на кого-то из руководства, направился в сторону запасной лестницы.

Ох, сейчас бы под сигарету да вискаря грамм сто, а не этот отвратительный капсульный кофе.

И вместо стеклобетонного офиса , в небольшой деревянный домик за городом.

Почему она всё ещё не ответила?

 ****

Поднявшись на свой этаж, я тормознул в курилке.

Не смотря на то, что рабочий день ещё не начался, в курилке уже толпились коллеги.

Сигарета, зажиг...

Блять. В машине оставил.

Придётся их отвлечь от просмотра чего-то на телефоне.

— не будет зажигалки?

— держи.

Не отрываясь от телефона.

— че там?, — спросил я, возвращая зажигалку.

— да, бухой мажор, ночью, вылетел на встречку и лоб-в-лоб стукнулся.

— бывает. живые есть?

— не-а.

Такое случается каждый день.

Ну ладно, может не каждый, но часто.

И почти всегда — это становится темой для обсуждения.

Особенно для ездящих на общественном транспорте. 

Такова человеческая натура.

И их даже не интересует, что у трупа могли остаться дети, родители, друзья, любимая и т.д.

Они об этом даже не думают.

Как не думал и этот чудик.

Наспех докурив, я вышел на этаж.

Утренний офис это гремучая смесь сотни запахов, которая исчезает к полудню.

Освежитель воздуха, дешевый одеколон, премиальная туалетная вода, приторные духи, немытые ноги и подмышки, запах краски бесконечно работающего принтера, быстрорастворимого кофе и все такое.

Эклектика во всей красе.

Офис, построено наполнялся сонными и серыми работничкам, гулом, топотом, хлопками дверьми.

Быстрее бы добраться до своего кабинета.

Привет-привет-здравствуйте-доброе утро.

Дежурная вежливость в лучших традициях Афганистана восьмидесятых.

Чуть расслабишься — ты труп.

Не в прямом смысле, но как работник этой компании так точно.

А вместе с увольнением ты получишь: просроченные кредиты, выселение из квартиры или комнаты, голодный желудок и билет на социальное дно.

Ну, это если совсем все плохо.

А обычно именно так.

На рабочий почте письмо от HR-департамента со списком возможных кандидатов в мой отдел.

Часть списка — действующие сотрудники, часть кого смог найти эйчар.

Надо просмотреть каждого и до обеда дать обратную связь.

Тоска и апатия при виде двадцати резюме в атаче наступили мгновенно.

И вообще, что за формулировка — «до обеда»?

У меня вот, обед когда есть время, а на заводе, по рассказам охранников был ровно в 12.

А в универе, большая перемена, читай тот же обед приходилась на 14:00.

Ладно, возьмём среднее — 13:00.

На все про все три часа.

И облажаться нельзя. Мне с ними ещё работать предстоит, а огребать за каждый их косяк не очень то радует.

Ну что? Начнём? Для начала создадим папки:

Годно

На биржу труда

Перед тем как начать, я просмотрел ещё раз телефон — ничего.

Будем надеяться, что спит.

***

С резюме закончил, списки составил, теперь, значит, имею право на перекур и трапезу.

От неё все так же ничего.

Да и на хуй.

Её и вот это все.

Доживем до вечера и там уже будем разбираться.

Или не будем.

Желание покушать улетучилось прихватив с собой и желание работать.

Надо прогуляться.

Проветриться.

Как всегда. 

****

А как хотелось, чтобы про нас сняли кино. Но, увы.

Кино снимают про желания, про страхи, но не про людей. Про людей снимают ток-шоу.