Без названия. Отрывок.


Мой подъезд заселён такое ощущение только парочками.

Молодожёнами, среднеженами, староженами и теми, кто решил перейти в более серьезную стадию отношений.

С собаками, с обсуждениями бытовой хуеты и прочего.

Теми, кто по вечерам делиться со «своей» или «своим» произошедшим за день/ неделю/месяц или год.

Часто они это делают в лифте, когда я, забываю включить музыку, и стою слушаю как кто-то там, что-то там, где-то там.

И все они такие, со стороны, милые, счастливые, довольные, дополненные и все вот это.

Не скажу, что меня тошнит, но от зависти видимо, меня это раздражает не меньше, чем таджик сверлящий по утрам.

Может я поэтому, стараюсь поздно ехать с работы и поздно на неё выходить, чтобы встречать их как можно реже.
И побольше побыть в гордом лифтовом одиночестве.

Чтобы неловко не крутить башкой, переводя взгляд с пола на потолок, избегая своего попутчика.

И чувство это, не от того, что я не могу так же, делиться, разделять и прочее, а от того, что как только я закрою свою дверь, меня обдаст не свежим воздухом, не поцелуем с порога и скворчащее мясо, а кот уткнувшийся в ногу, и тишина.

Склепная. И для меня скрепная.

И прошедшим за день, я могу поделиться ни черта неодупляющим котом.
Или своей тенью от монитора.
Или с отражением в зеркале.

К слову, кот, подобранный никак иначе как по воли судьбы-судьбинушки ибо он не особо общительный, ласковый и когда кто-то приходит домой, не важно какого пола и на какой срок, он первое время держится в стороне и пусть не шипит выпуская когти свои не подстриженные(в этом мы с ним тоже похожи), но всячески демонстрирует, что не троньте пока не попали в доверие.

А попасть к нему в доверие тяжелее тяжелого.

Как и ко мне.
Но, ко мне всё же чуть легче.

Вот и приходится мне, это бесконечное одиночество, осознанное кстати, глушить пивом или коньяком.

Взял два на вечер и под созерцание с балкона, если лето, пьёшь.
Если зима, то под какую-то бесполезную хуету с ютуба.
Если убираешь быстро, идёшь ещё за двумя.
Если медленно, то ложишься спать.

Потом, если выходной завтра и суббота, то начинаешь поиск собутыльника в центрах.

Находя, заливаешься.

Заливаешься и страдаешь.
Иногда внутри.
Иногда, если близкий человек, маскируешься под шута.
Но никогда по настоящему.

По настоящему только дома.
Одному.
Чтобы скупого(нет) рыдания и скулежа никто не видел и не слышал.

Кроме кота.

Но он все поймёт. И никому не расскажет.
Проверенно. И не раз.

А утром домой.

И вернувшись, обняв кота, который как будто шарит за движуху внутри тебя, чуть прикусит руку и замурчит, уснёшь.

Днём, посчитав бабки проебанные в никуда, чуть расстроишься, но не сильно.

Ведь ты заливаешься не потому что, Алкаш или идиот, а потому что, лечение такое.

Правда помогает ненадолго. Но главное, помогает.

И вот так всегда.

А вообще, по сути, это единственный способ уснуть.

без телефона в руке, уставшим от вихря из самоедства и кучи других мыслей, вплоть до мысли о том, чтобы не просыпаться больше.
просто уснуть.