ЧЬЯ В МИРЕ ВЛАСТЬ?

Сегодня, в субботу после Крещения, в апостольском и евангельском чтении упоминается власть века сего.

В Евангелии от Матфея – об искушении Иисуса дьяволом в пустыне сразу после крещения. Последнее из трех искушений - искушение властью:


«Опять берет Его диавол на весьма высокую гору и показывает Ему все царства мира и славу их, и говорит Ему: всё это дам Тебе если, пав, поклонишься мне. Тогда Иисус говорит ему: отойди от Меня, сатана, ибо написано: Господу Богу твоему поклоняйся и Ему одному служи». (Мф 4, 8-10)

В Евангелии от Луки слова дьявола звучат еще сильнее:

«Тебе дам власть над всеми сими царствами и славу их, ибо она предана мне, и я, кому хочу, даю ее…» (Лук 4:6)

По словам дьявола, он распоряжается властью «над всеми царствами», то есть фактически вся политическая власть в мире принадлежит ему. Может быть, он просто солгал? «Ибо он – лжец и отец лжи» (Ин 8:44). Однако Иисус не оспаривает его утверждение. Напротив, сам называет дьявола «князем мира сего» (Ин. 14:30).

А в сегодняшнем литургическом отрывке из Послания ап. Павла к Ефесянам читаем:

«Наконец, братия мои, укрепляйтесь Господом и могуществом силы Его. Облекитесь во всеоружие Божие, чтобы вам можно было стать против козней диавольских, потому что наша брань не против крови и плоти, но против начальств, против властей, против мироправителей тьмы века сего, против духов злобы поднебесных». (Еф 6, 10-12)

Как видим, здесь не только о властях, которую держат в руках «миропротивители тьмы века сего», но и призыв к борьбе против них, против «против начальств, против властей…, против духов злобы поднебесной». Некоторые говорят, что здесь имеются в виду не политические власти в мире, а чисто духовная власть «духов злобы» против человека, а «начальства» и «власти» это, по мнению, например, свят. Иоанна Златоуста, лишь указание на темную иерархию, внешне подобную на иерархию ангелов. Но почему тогда «мироправители»? Не совсем убедительно он поясняет: «Не потому, чтобы они держали мир, но потому, что они настоящие виновники злых дел».
Но ведь это такие «злые дела», которые господствуют в мире, ими устанавливается тот порядок, который противоположен «Царству Христа, которое «не от мира сего», а «князь мира», соответственно, дьявол. То есть, конечно, не сами «духи злобы» властвуют над миром, но через людей, в той или иной степени, подчиняющиеся общему порядку «мироправителей», иначе бы они не смогли вписаться в него. Как и говорил дьявол Иисусу «кому хочу, даю ее (власть)».

Но при этом на слова Пилата «не знаешь ли, что я имею власть распять Тебя и власть имею отпустить Тебя?» Иисус отвечает: «ты не имел бы надо Мною никакой власти, если бы не было дано тебе свыше» (Ин. 19:10-11).

Таким образом, получается, что власть мира в руках дьявола, но по позволению Бога. И действительно, иное противоречило бы всемогуществу Творца. Впрочем, ясно об этом говорится и в книге Иова, где прямо дается дьяволу разрешение сделать то или иное зло Иову.

В связи с этим интересно обратится к известным словам об отношении к власти из посланияап. Павла к Римлянам:

«Всякая душа да будет покорна высшим властям, ибо нет власти не от Бога; существующие же власти от Бога установлены». (Рим. 13:1).

Многих смущают эти слова, поэтому даже пошла мода интерпретировать их так, что мол, «власть не от Бога, то не власть». Что, конечно, натянуто и полностью перечеркивает весь смысл общего контекста, который в том, что христиане должны «не противиться существующей власти», а вовсе не какой-то проверенной на «божественность».
Но стоит почитать дальше, как становится ясно, что христиане призываются исполнять исключительно то, что от них требуется:


«Итак отдавайте всякому должное: кому подать, подать; кому оброк, оброк; кому страх, страх; кому честь, честь.
Не оставайтесь должными никому ничем, кроме взаимной любви». (Рим. 13:7-8)

То есть власть не предлагается любить, просто отдай долг. Любовь выше этого, она исполнение не просто закона, а божественного закона. И само это исполнение это и есть борьба против «мироправителей», только «не против плоти и крови», то есть не в физической борьбе, а внедрении через человеческие отношения того, что может изнутри  противостоять порядку «князя мира сего».