Занимательное квотирование

------///------

    Касательно установки социальной справедливости путем квотирования. Для женщин, черных, рабочих, колхозников, трансгендеров и т.д. Пара примеров, доводящих идею до конца – и показывающих ее глубинную глупость.

    Сначала напомним, какая там апология. Все люди от рождения имеют более-менее равные способности. Мозг при рождении не так уж сильно и отличается, но в советах директоров почему-то в основном белые цисгендерные  мужчины. Это объяснимо только социальной несправедливостью. Например, как недавно говорил Гуриев в интервью Венедиктову, «не хватает ролевых моделей для успешности женщин», инсталлировать эти модели надо тоталитарно, всей мощью государственной машины – путем квотирования топовых мест везде, включая частные корпорации.

    Ок, примем постулаты. Все люди более-менее равны по способностям и наклонностям. Почему же в тюрьмах сидит на порядок больше мужчин, чем женщин? Если мы квотируем пряники, мы должны квотировать и кнуты (ибо отсутствие кнута тот же пряник). Очевидно, что большее число мужчин в тюрьмах – это следствие их дискриминации. Ах, они больше совершают преступлений? Так а почему они их совершают? Потому что общество не дает им правильных ролевых моделей! Девочкам оно прививает осторожность и лояльность, а мальчикам агрессивность, вот и сидят, но мальчики не виноваты, это же общество.

    Можно, конечно, сказать: вот пусть мальчики сами и меняют свои ролевые модели, кто им мешает, образумятся – меньше будут сидеть по тюрьмам. Но это же долго, а леваку нужно справедливости прямо сейчас, всем, даром и чтобы никто не ушел обиженным. Значит, квоты. А там и новые модели, глядишь возникнут. Квоты как обычно: каждого гендера в тюрьмах должно быть не менее 40%. Да, практически здесь два пути: или мужчин сажать только за особо тяжкие преступления, или женщин – за каждый окурок мимо урны. Но это и есть левацкий идеал справедливости: равенство не начальных условий, когда еще никто не сидит, а конечных, всегда сидим по-братски и поровну.

    Второй пример. Во многих видах спорта черные явно успешнее белых. Но вспомним начальные постулаты: все люди равны, любое отклонение от пропорций – так или иначе угнетение. Вероятно, белым спортсменам не хватает ролевых моделей, чтобы быстрее бегать и прыгать. Их, наверное, так воспитывали: бегать – это для черных, куда ты лезешь, бледный урод.

    Нам снова помогут квоты. Допустим, в забеге участвует треть черных, две трети белых, но первые трое пришли к финишу черные. Что, отдадим им золото, серебро и бронзу? Нет, что-то одно, пропорция рулит. Допустим, серебро. Золото получит белый спортсмен, пришедший шестым, а бронзу белый, пришедший девятым. Все нормально, позитивная дискриминация, исправляем ошибки рождения и воспитания.  

    Теперь вопрос. Все ли радикальные феминистки поддерживают пропорциональное представительство в тюрьмах? Все ли антирасисты за модель олимпийских квот?

    Если да, то это честные, последовательные люди, у них лишь два недостатка – они совсем чудные и их не существует. Впрочем, второй недостаток полностью искупает первый.