Виновник индивидуальных страданий Франца Кафки.

Кафка родился 3 июля 1883 года в еврейской семье, проживавшей в районе Йозефов, бывшем еврейском гетто Праги. Его отец — Герман Кафка, происходил из чешскоязычной еврейской общины, являлся оптовым торговцем галантерейными товарами. Мать писателя — Юлия Кафка, дочь зажиточного пивовара, предпочитавшая в разговорной речи немецкий язык. Такое специфическое положение между национальностями способствовало формированию ощущения какого-то промежуточного существования. Кафка был человеком чрезвычайно легкоранимым и потому испытывал перед внешним миром постоянный, непрекращающийся страх. Неумение приспособиться к внешней стороне жизни доставляло писателю бесконечные мучения. Можно было попытаться приспособиться к прозаической действительности или же изменить свое отношение к ней, найти утешение в общении с самим собой, с искусством, но он этого не умел. Если, например, Райнер Мария Рильке, известный австрийский поэт, современник Кафки, негативно относился к городу, осуждая его губительное влияние на человека, но видел спасение в гармонии человека с Богом, то Кафка такого спасения не видел вообще. По его мнению, человек обречен на одиночество, страдания и муки, которые являются единственной реальностью и составляют все содержание его жизни.

Однажды Франц был на выставке Пикассо. О работах художника-кубиста он сказал: "Пикассо отмечает уродства ещё не уловленные нашим сознанием. Искусство – зеркало, но иной раз оно "уходит вперёд" как часы"

Франц Кафка видел смысл своей жизни только в творчестве, только в занятиях литературой, но явно не считал свои произведения представляющими интерес для других. При жизни писатель опубликовал лишь сборники рассказов, а три своих романа — по сути, все три неоконченных, — не только не стал публиковать, но и просил своего друга, писателя Макса Брода, сжечь вместе с другими оставшимися после него рукописями. Брод не выполнил завещание и опубликовал 9 произведений Кафки. Художественный мир этих произведений необычен — в нём неизменно присутствует много фантастического, сказочного, которое, тем не менее, органически связано с реальным безумным миром. В любом из произведений Кафки в центре внимания оказывается одинокий и неприкаянный герой, окруженный фантастической реальностью. Таков шестнадцатилетний Карл, герой неоконченного романа «Пропавший без вести», опубликованного под названием «Америка». За провинность родители выслали Карла из родной Праги в далекую Америку, где юношу на каждом шагу подстерегают неприятности и разочарования. Переворот судьбы героя приводят к неутешительному выводу: человек безгранично одинок и в своем одиночестве не способен противостоять всесильному житейскому злу и несправедливости. Таков и главный герой романа «Процесс», арестованный какими-то неизвестными людьми и осужденный таинственным и всесильным судом, который официально не существует. Изображение этого фантастического процесса составляет все содержание романа, а центральная проблема произведения — греховность человека, за которую его карают в течение всей жизни. Герой Кафки погружен в себя, он не интересуется окружающим миром, но постоянно ощущает собственную вину. Он виновен уже потому, что живет. И его казнят по приговору суда, который неотвратим как смерть. Комплекс вины (перед отцом, семьей, друзьями) — один из самых сильных у Кафки, и с этой точки зрения рассказ «Превращение» является грандиозной метафорой этого комплекса.

Герой рассказа Грегор — жалкое бесполезно разросшееся насекомое, позор и мука для семьи. Все внимание автора сосредоточено на внутреннем состоянии героя, его мыслях, его одиночестве. Но окружающий мир оказывается бездушным, безразличным к его страданиям, ужасающе беспощадным и жестоким. «Страшную» реальность писатель «пропускает» сквозь собственную душу, сопоставляет со своим личным опытом и своим внутренним миром, и эта реальность поражает своей нелепостью. Пожалуй, лучше всего об этом сказала женщина, которую Кафка незадолго до смерти полюбил, но с которой так и не отважился связать свою судьбу, — чешская журналистка Милена Есенская. Она написала Максу Броду:

«Я думаю для него жизнь вообще — нечто решительно иное, чем для других людей, и прежде всего деньги, биржа, валютный банк, пишущая машинка для него совершенно мистические вещи. Для него служба — в том числе и его собственная — нечто столь же загадочное и удивительное, как локомотив для ребенка. Он абсолютно не способен солгать, как не способен напиться. У него нигде нет прибежища и приюта. Он как голый среди одетых. Человек, бойко печатающий на машинке, и человек, имеющий четырех любовниц, для него равно непостижимы... непостижимы потому, что они живые. А Франц не умеет жить. Франц не способен жить. Франц никогда не выздоровеет, Франц скоро умрет».

Франц Кафка действительно был натурой, очень болезненно переживающей свою неспособность наладить контакт с окружающим миром. И жил с постоянным комплексом вины за все свои неудачи. Он относился к тому типу людей, особенно распространенному среди художников, которые в несовершенстве мира находят оправдание своему одиночеству и своему недовольству миром. Такая позиция может разоблачать несовершенство внешнего мира, показывать его враждебность человеку, как это делали, например, реалисты; это несовершенство внешнего мира тогда и предстаёт главным виновником индивидуальных страданий.


Автор: София Никольская