Как в "Орле и Решке"

Еще никогда я так не спешил. Посматривая на часы каждые десять секунд, я бежал по сравнительно небольшому аэропорту Внуково, пытаясь найти свой терминал. Это было мое первое авиапутешествие в одиночестве, ведь обычно, я летал с семьей, или друзьями, но сейчас компания была мне ни к чему. Приземлившись в Москве в десять утра, я передал нужный кейс с документами, но позабыв про безумные московские пробки, угодил в одну из них, и проторчал в ней почти пять чертовых часов. Мой таксист был совершенно невозмутим, в отличие от меня, парня из небольшого города, отродясь не сталкивавшимся с трудностями мегаполиса.

Сейчас я опаздывал на регистрацию своего рейса, и бежал сломя голову сквозь многотысячные толпы людей, хаотично двигающихся в гигантском помещении аэропорта. Кое-как протиснувшись в терминал «B», я стремительно пронесся по нему, ища на табло рейс «Москва-Минеральные Воды», и все таки, я его нашел. Возле входа на трап стояло несколько сотрудников аэропорта, а перед ними — длинная очередь в сотню недовольных пассажиров. Сначала было не совсем понятно что происходит. Я сверил свои наручные часы с теми, которые были на табло. Они показывали одинаково правильное время — 17:34, что означало, что мой самолет должен был улететь четыре минуты назад. Нужно было все уточнить, и поэтому я подошел к одному из стоявших за стойкой, работников аэропорта.

- Здравствуйте, подскажите, пожалуйста, рейс ЮТ-4273 еще не вылетел?

- Задержка в связи с погодными условиями, ожидайте. - Холодно ответила она. И ее можно было понять, видимо, я был далеко не первый, кто уточнил у нее эту информацию.

Я отошел в сторону и огляделся. Захотелось кофе и я стал глазами искать нечто похожее на бар. Благо, в аэропорту этого добра было достаточно. Сев за барную стойку одной из кофеен, я заказал двойной капучино, и наслаждаясь им, стал ожидать новостей относительно моего рейса, прислушиваясь к каждому объявлению. Почти все пассажиры рассеялись по прилегающим к терминалу сидениям. Все кроме девушки, оставшейся перед стойкой регистрации на рейс. Она стояла спиной ко мне, и я не видел ее лица, но я был готов поспорить на то, что оно было прекрасным, под стать фигуре. Я не сводил с нее взгляда несколько минут, и в какой-то момент, она все-таки обернулась. Да, лицо ее было замечательным. Мое зрение не было идеальным, но даже с затуманенным взором я смог разглядеть знакомые черты. Я знал ее, но не знал откуда. Чтобы разглядеть получше, я должен был подобраться ближе, но стоило мне встать, как по громкой связи объявили о начале посадки на мой рейс. Та красотка оказалась в числе первых поднявшихся на борт, и я так и не рассмотрел ее лицо. В любом случае, это было лишь вопросом времени.

Наконец, ступив на борт самолета, я направился искать свое место. Я искал 14B, и найдя его, удивился тому, что искомая девушка сидела на 14А — рядом со мной. С изумлением взглянув на меня, она отвернулась к иллюминатору. Я сел рядом, и проанализировал в голове ее лицо, стараясь не пялиться на засмущавшуюся соседку. Она была чертовски красива, и лицо ее было чертовски знакомо.

- Девушка, извините. - Начал я разговор. - Мы с вами не могли видеться раньше?

- А я думала, ты меня так и не узнаешь. - Ответила та, и повернулась ко мне.

- Анна!? - Моему удивлению не было предела.

- Да, это я. - Мило улыбнулась она.

Теперь, когда она перестала отворачиваться, я смог разглядеть ее лицо — светлое и изящное. Нос ее был маленьким, аккуратным и идеально ровным, волосы прямыми и почти доставали до талии, а цвет их был темно-русым. Губы слегка пухловатыми, а глаза ее заслуживали отдельного абзаца, ведь в них было великолепно все, как кофейный цвет, отдающий зеленоватым, так и их миндалевидная форма, считаемая мною самое совершенной. Умилительная, стройная, ростом на пол головы ниже меня, она вызывала к своей аккуратной внешности лишь восхищение.

- Боже, ты так изменилась.

- Да, я знаю. Ты тоже, немного. - Улыбка не сходила с ее милого лица.

- Но, тебя я узнал с трудом. - Я все еще пребывал в шоке. - Мы ведь учились в одной школе, да?

- Да…

- У тебя еще две старшие сестры близняшки. - Продолжал вспоминать я.

- Так и есть. - Ухмылялась девушка.

- Теперь я окончательно тебя вспомнил, Анна Коленкина.

- Я узнала тебя еще когда ты пил кофе, но мне показалось, что ты не очень-то жалуешь компанию.

- От твоей компании я бы точно не отказался. Кстати, совсем недавно я вспоминал о вас. Было интересно где ты и твои сестры теперь, чем занимаетесь. - Подытожил я.

- Ну, мы теперь в Москве. Я учусь на программиста, и работаю.

- Кем?

- Тоже программистом.

- Мне следовало догадаться.

- А чем занимаешься ты?

- Недавно уволился из полиции.

- Ого, интересно почему? - Вежливо интересовалась она.

- Переезжаю в Москву, буду работать с дядей.

- Кру-у-у-то. - Протянула она. Ее манера тянуть гласные в совокупности с ее нежным, полудетским голосом вызывала привыкание.

После стандартного обращения пилота к пассажирам, двигатели самолета загудели, и мы пристегнули ремни, уставившись в иллюминатор. Набрав достаточную скорость, воздушное судно взлетело в воздух, рассекая облака.

- Больше всего, я ненавижу взлеты и приземления. - Нарушил тишину я.

- А что больше, взлеты или приземления? - Подхватила она.

- Приземления. Ведь это сложнее, чем взлеты, а значит, опаснее.

- Логично. - Сделала вывод девушка.

Я смотрел на нее словно на человека, которого знал всю жизнь. Ее улыбка сменилась вопросительным взглядом.

- Что?

- Просто пытаюсь посчитать сколько лет мы не виделись.

- Около пяти. - Навскидку сказала она.

- Да, где-то пять лет, не меньше.

- С ума сойти. - Все так же мило произнесла она, а затем, просканировав меня взглядом, потянулась ко мне рукой. Она прикоснулась к моему плечу, и сняла с него нечто, похожее на комок пыли.

- О, спасибо. - Поблагодарил я. - Я и не заметил его.

- К таким пальто как у тебя часто прилипает пыль, я тоже с этим сталкивалась.

- О, это не просто пальто, это пальто, которое я купил на пятигорской «Лире», как любой другой уважающий себя кисловочанин.

- Не люблю Лиру, потому-что каждый раз, когда я там бываю, все прилавки закрыты.

- Странно.

- А еще, там либо слишком жарко, либо слишком холодно, не понимаю тамошнюю погоду. Кстати, есть такие же рынки в Москве, такие как «Дубровка», или «Садовод», который подешевле, но находится далеко от меня. Мне кажется, в Кисловодске негде купить нормальную одежду по нормальным ценам, поэтому приходится ехать в Пятигорск, да?

- Именно так, выбор маловат. Но в Пятигорске я покупать не люблю, потому что если тебе приглянусь вещица, ее приходится примерять на картонке, привлекая внимание окружающих.

- Знакомая ситуация. - Хихикнула Анна. - И если в детстве маме удавалось заставить меня что-то примерять на картонке, то сейчас это исключено.

- Просто, мы с тобой уже достаточно выросли.

- Верно. - Задумчиво произнесла она, и повернулась к иллюминатору. - Всегда мечтала о путешествиях. - Похоже, она была мастером резко менять темы.

- Да, я тоже. - Подхватил я. - Как в «Орле и Решке».

- О, это моя любимая передача. - Не скрывая улыбки сказала она, вновь повернувшись ко мне.

- Да, моя тоже. - Ответил взаимной улыбкой я.

Она очаровывала меня своей манерой общения. Такая открытая, обходительная и вежливая. С ней было интересно обсуждать любую тему. Я не понимал, почему я не обращал на нее внимания в школе. Да, мы были знакомы, но редко общались. Обычно, когда я говорил с кем-то из ее окружения, она скромно стояла в сторонке, обнимая учебники, и из редка вмешивалась. Ее внешность претерпела небольшие изменения, и связано это было не с взрослением, но так было даже лучше.

Я никогда не верил в судьбу, мне казалось это глупостью. Я всегда был убежден, что человек сам строит свою жизнь. Только его собственные решения определяют его будущее, а не какая-то мистическая сила. Но теперь, меня одолевали сомнения. Сколь мизерной была вероятность того, что я полечу в одном самолете, рядом с девушкой, которую я знаю, и которая так сильно меня зинтересует?

Мы обсуждали многое. В голове моей не было той темы, которую мы бы не затронули. Хотелось, чтобы этот полет длился как можно дольше, и видимо, мое желание было услышано кем-то свыше, ибо очередной наш диалог прервало объявление пилота, которое не на шутку взбудоражило присутствующих:

«Говорит капитан корабля, на данный момент, по причине погодных условий, мы не можем сесть в аэропорту Минеральных Вод, посадка будет произведена в аэропорту Краснодара, благодарю за внимание».

Гул недовольных возгласов раздался в салоне самолета. Осознавая свою неспособность повлиять на ситуацию с погодой, некоторые личности стали проклинать свое решение лететь именно этим рейсом. Недовольство выражалось в каждом, кроме Анны. Она молчала. Хоть ее великолепное лицо и оставалось невозмутимым, оно перестало быть веселым, это стоило исправить.

- Кажется, кто-то мечтал о путешествиях, как в «Орле и Решке»?

- Да, видимо, мы начнем с Краснодара. - Скрестив руки на груди, признала она.

- Путешествие по Краснодару, по-моему, очень даже экзотично.

- Кстати, я никогда не была там.

- Я тоже. - Задумчиво произнес я. В эту секунду в голове моей возникла светлая идея прогуляться по центру ночного Краснодара. Я решил умолчать об этом. Такое стоило предлагать только тогда, когда наступит подходящий момент.

Приблизительно за двадцать минут, мы долетели до пункта назначения, и когда пилот объявил о снижении, многие облегченно вздохнули. Наш самолет снижался быстрее, чем обычно, это можно было объяснить желанием летчика поскорее покончить с этим рейсом, успешно посадив машину в аэропорту.

- Как я уже говорил, ненавижу посадки. - Выдал я, вжавшись в кресло.

- Кажется, пилот с тобой солидарен. - Ответила Анна, пристегивая свой ремень.

Спустя десять минут самолет плавно сел на посадочную полосу, после чего я облегченно выдохнул, облокотившись на спинку кресла. Я был удивлен тому, что все это время моя собеседница была спокойна, как удав. Видимо, она летала гораздо чаще меня. К самолету подъехал трап, и мы спустились вниз.

О, чудо, наконец-то, после четырехчасового полета, я ступил на поверхность планеты. Было около десяти часов вечера, и мы с Анной в своих зимних пальто смотрелись нелепо, на фоне разгуливающих в футболках сотрудниках аэропорта. Открыв приложение «Погода», я был изумлен. В Краснодаре было +22 градуса, в то время, как в Москве, +4.

- Чудесная погодка тут. - Констатировала Анна, вдыхая свежий и теплый воздух.

Наконец, мы вошли в аэропорт. Он был уже не настолько внушителен, как Внуково. Сейчас, всех интересовал лишь один вопрос — когда нас отправят в Минеральные Воды.

В терминале нас уже ожидала женщина средних лет, представившаяся официальным представителем нашей авиакомпании. Она тщетно пыталась объяснить окружающим, что вины компании здесь нет, и самолет полетит только тогда, когда улучшится погода в Минеральных Водах, но ее никто не желал слушать. Никто, кроме нас с Анной.

По предварительной информации, вылет должен был состояться в час ночи, но, это было не точно. Мы расселись в зале ожидания. Уставшие, слегка проголодавшиеся и раздраженные обстоятельствами. Анна листала посты в Инстаграм, а я лишь наблюдал за ней. Ее присутствие будто бы успокаивало. Она была настоящим проблеском света, посреди творящейся вокруг вакханалии.

- Кстати, у меня здесь есть тетя.

- Я не удивлена. - Засмеялась она.

- Можем заехать к ним в гости. - Продолжил я. - Скажем, что ты моя родственница с маминой стороны, я уверен, они знают не всех. Да что там они, моя мама вряд ли знает всех своих родственников.

- Действительно. - Еще громче и заразительнее смеялась девушка. - Это частое явление в армянских семьях — когда не знаешь всех своих родственников.

- Значит, ты меня понимаешь.

- Да, еще бы.

- Не хочешь прогуляться по ночному Краснодару? - Все-таки предложил я.

- Ну… - Протянула она. - А мы не пропустим рейс?

- Это решаемо. - Ответил я, и побеспокоил сидящего рядом парня. Он снял наушники и вопросительно посмотрел на меня. - Слушай, мы же с одного рейса?

- Внуково — Мин. Воды?. - Уточнил он.

- Верно. - Пояснил я.

- Тогда мы с одного рейса.

- Можешь предупредить смской, когда объявят время вылета?

- Да, без проблем. - Согласился парень. Мы обменялись номерами и я вновь обернулся к Анне.

- Ну что, идем гулять?

- Идем. - Улыбчиво согласилась она.

Сдав верхнюю одежду в камеру хранения, мы вышли из аэропорта и вызвали такси.

- Хочу жить в этом городе. - Задумчиво выдал я, впервые в своей жизни почувствовав на себе все 22 градуса ноябрьского тепла.

- А будешь жить в Москве. - Саркастично напомнила мне Анна. Я отметил для себя, что ее чувство юмора было схоже с моим.

- Ну, за то в Москве у меня есть кое-кто…

- Кто-же?

- Ты. - Я ткнул пальцем в ее плечо.

- Если хочешь, чтобы я помогла тебе освоиться в Москве, помоги мне освоиться в Краснодаре. - Ухмыльнулась девушка.

- А вот и наше такси. - Произнес я, заметив как к нам приближается серый Фольксваген Поло. Помахав ему рукой, я привлек внимание водителя, и он остановился прямо возле нас. Мы сели назад, и поприветствовали его. Он ответил взаимностью, и машина двинулась в направлении центра города.

- А куда именно мы едем? - полушепотом поинтересовалась у меня спутница.

- Куда-то в центр.

- То есть, мы не знаем куда едем?

- В этом и прелесть. - Ехидно выпалил я.
Она облокотилась головой на свою ладонь, и внимательно вслушивалась в какую-то малозначительную, но забавную историю, рассказываемую мною. Сейчас, в сумраке ночного города, на заднем сидении такси, она казалась еще более милой. Отблески уличных фонарей бликовали в ее кофейных глазах, добавляя интриги и загадочности. Казалось, что она не моргала, просто с интересом, молча смотрела на меня, и вникала в каждое слово, произнесенное мной. И не важно с кем именно я говорил, с таксистом, или же с ней. Она была заворожена мной, и я чувствовал это. Таким взглядом смотрят только на тех, кто по настоящему интересен; кто доносит мысли, о которых ты всегда думал, но не осмеливался их произнести, или же, тебе просто было не с кем поделиться чем-то, столь сокровенным.

Мы добрались до места назначения. Им оказался Парк Галицкого. Выглядело очень неплохо, но все портил тот факт, что на ночь парк был закрыт.

- Будем любоваться парком из-за забора. - Скрестив руки на груди, поспешно вставила Анна.

- Скажи-ка, насколько в тебе силен бунтарский дух? - Задал я риторический вопрос, и полез через ограду.

- Бли-и-и-н, что ты делаешь? - Нервно засмеялась девушка. - Может сначала просто погуляем?

- Есть идея получше. - Ответил я, спрыгнув с забора обратно к Анне. - Я хочу пиццу.

- Да, сейчас самое время. - Саркастично согласилась она.

- Все, мы идем в пиццерию. - Решил я, и взяв Анну за руку, потащил ее к ближайшему кафе, и кстати, она не слишком сопротивлялась.

Некоторое время мы в абсолютной тишине бродили по улице в надежде найти ночное заведение, каждый в своих мыслях.

- Ты летела к маме, да? - Решил нарушить тишину я.

- Да. Это должен был быть сюрприз. - Слегка рассеянно ответила девушка.

- Значит, она думает, что ты в Москве.

- Да. Так она и думает.

- Не переживай, под утро мы наконец улетим отсюда. - Попытался ободрить ее я.

- Очень обнадеживающе. - Пробормотала она, но затем подняла свой взгляд на меня. - На самом деле, я рада, что так вышло. Когда еще я бы побывала в Краснодаре?

Оптимистка. Это замечательная черта. В целом, она была права. Съесть пиццу ночью в центре чужого города, с малознакомым человеком. Это что-то, с чем она никогда бы не столкнулась в обыденности. Если бы не я, она бы сейчас просто сидела в аэропорту, дожидаясь хоть каких-то новостей, и разумеется, если бы не она, я бы точно так же прожигал время в ожидании самолета.

Наконец, мы наткнулись на удачно расположившуюся возле дороги пиццерию. Зайдя внутрь, мы обнаружили ее пустой. Лишь несколько сотрудников сидели за барной стойкой, внимая в свои смартфоны. Увидев нас, они дежурно поздоровались. Мы приблизились к ним, и я заговорил.

- Нам одну большую пиццу с сыром и беконом. А еще две колы, и… - Я посмотрел на милашку, сопровождавшую меня.

- И один кокосовый раф. - Милым голосом добавила она.

- Что за раф? - Переспросил я.

- Кофе такой. Ты не пробовал?

- Нет. - Развел руками я. - Два рафа. - Обратился я к девушке принимающей наши заказы.

- Большая пицца с сыром и беконом, две колы, и два кокосовых Рафа. - Повторила она заказ, Занося его в компьютер.

Мы расположились за самым дальним столом в углу, рядом с панорамными окнами, смотря на редких пешеходов на улице, и чуть более частые машины. Анна по привычке достала телефон, видимо, чтобы проверить время, но судя по всему, зависла в непрочитанных сообщениях. Даже будучи уставшей, она была прекрасна. Я же, чередовал, любуясь то видом из окна, то ее лицом. Когда я чуть дольше задерживал на ней взгляд, ее прекрасные губы изгибались в улыбку, и тогда мне уже не хотелось отворачиваться, однако, я понимал, что не стоит слишком долго сверлить ее, это могло оттолкнуть. Именно эта мысль каждый раз заставляла меня отвернуться, чтобы спустя двадцать секунд повернуться обратно. Странное чувство, которое я ранее не ощущал. Чувство спокойствия и умиротворения, даже несмотря на то, что я был далеко от дома, и мои планы на ближайшие сутки были жесточайшим образом нарушены. Я ощущал его благодаря своей спутнице.

Наше пятиминутное ожидание было вознаграждено двумя кружками так называемого «рафа». Признаюсь, тогда я пробовал его впервые.

- Очень вкусно.

- А то. - Ответила Анна и сделала еще один глоток. - Я удивлена тем, что ты никогда не пробовал его.

- И где ты была раньше… - Одобрительно высказал я, и выпил еще.

- Ты помнишь кого-нибудь со школы?

- Многих забыл уже. Но, наверно ты не поверишь, я вспоминал тебя и твоих сестер несколько дней назад.

- Да?

- Да. Мне было любопытно узнать как ваши дела, и чем вы сейчас занимаетесь.

- И как после этого не верить в судьбу!? - Захихикала Анна.

- Действительно… - Мне хотелось выведать побольше информации о ее интересах, и конечно, я должен был узнать состоит ли она в отношениях. - Кстати, совсем недавно встретил Марию, с твоего класса. Помнишь ее?

- О, да, конечно помню. - Заинтриговано откликнулась она.

- Вышла замуж. Представляешь?

- Надо же… Так быстро.

- А ты когда? - Иронично спросил я. - Меня на свадьбу позовешь? - Да, наводящие вопросы у меня получались великолепно.

- Было бы за кого выходить. - Пожав плечами ответила она, и допила свой раф.

- Неужели вокруг такой милой девушки как ты, не нашлось ни одного достойного парня?

- Нет никого, кто меня бы заинтересовал.

- Интересно. А что для тебя самое важное в мужчине?

- Чтобы он был мужчиной. - Она расположила локти на столе, оперев умилительно-смазливое личико на раскрытые ладони. Это был известный женский приемчик — она привлекала мое внимание к себе. - Чтобы держал слово, помогал во всем, красиво ухаживал...

- Что ж. Когда мы зайдем в следующую кафешку, я отодвину твой стул. - Я затмил свою ехидную улыбку кружкой кофе, и допив его, продолжил. - Все для твоего же удобства.

- Спасибо, буду признательна. - Она засмеялась, и судя по тому, как уголки ее губ поднялись, вместе с щеками — смех был искренним. Успокоившись, теперь уже она решила поинтересоваться о моем мнении. - А какой, по твоему мнению, должна быть идеальная семья?

- Мужчина глава семьи, это однозначно. Но это не значит того, что его жена не имеет права голоса. Лично я прислушивался бы к своей жене, и конечно, я бы уважал ее. И кстати, есть еще один важный пункт. Ни один мужчина не должен поднимать руку на женщину.

- Согласна с тобой. - Она внимательно слушала, как и в такси.

- Разве есть достоинство в том, чтобы ударить женщину, которая заведомо слабее тебя? Мне кажется, это низшая стадия.

- Я с тобой полностью согласна. - Казалось, что ей доставил удовольствие тот факт, что наши мнения совпали.

Наконец, нам принесли заказ. Теплая пицца с холодной колой — идеальное сочетание. Как следует подкрепившись, мы покинули пиццерию, и пошли в обратную сторону. Разумеется, мы не доели пиццу. Осталось больше половины. Взять ее с собой была идея Анны. По пути мы раздали несколько кусочков прохожим. Просто потому, что мы могли, и это тоже была идея моей очаровательной новой знакомой. Пройдя добрых несколько километров вдоль забора, отделяющего нас от парка, мы наконец наткнулись на брешь в ограждении.

- Анна, ты думаешь о том же о чем и я?

- Если ты думаешь о том, чтобы пролезть через забор в парк, то да.

- Подержи-ка. - Я вручил пиццу девушке, и с трудом пролез сквозь ограду. Анне это далось безо всяких усилий, благодаря ее малым габаритам. Мы оказались на газоне, и пройдя совсем немного, наконец, вышли на дорожку. Вокруг не было ни души, даже освещение парка было отключено. В кромешной тьме мы приняли решение включить фонари на телефонах.

- Анна, ты не боишься темноты?

- Боялась в детстве, сейчас, уже нет.

- А что если из темноты на нас выбегут собаки, или что-то еще?

- Это будет жутко.

- Не переживай, я не дам тебя в обиду. - Я похлопал ее по плечу. - Главное, не привлечь внимание охранников.

- Или собак...

Внезапно фонарь на ее телефоне замигал, а через долю секунды, раздался звонок.

- Бли-и-и-н. - В очередной раз протянула она. - Это мама. Еще и по видео.

- Перезвони по аудио, и скажи, что связь для видео слишком плохая.

- Надеюсь, она поверит. - Она сделала как я сказал. Поговорив десять минут с мамой, Анна соврала, что идет спать, и пожелав одному из самых важных людей в жизни сладких снов, отключила звонок.

- Видишь, ноль проблем. - Почти гордо заявил я.

- Не люблю лгать маме. - С прискорбием пояснила она.

- Знаешь, это была ложь во благо.

- Все равно, это неприятно.

- Если бы ты не солгала ей сейчас, то она начала бы беспокоиться за тебя. Зачем ей лишний раз нервничать? - Я вновь повернулся к ней.

- Ты прав. - Она посмотрела в мою сторону, но не на меня. - Там кто-то есть. - Напугано промямлила она. Я обернулся, и увидел как к нам шагает силуэт. Это был мужчина, довольно полный. Подобравшись поближе он включил мощный фонарь, показавшийся нам тогда прожектором.

- Кто здесь? - Громогласно выдал он.

- А кто спрашивает? - Ответил я.

- Я сторож! А ты кто?

- Мы заблудились, выход ищем. - Крикнул я и взяв пиццу, подошел к нему. Анна последовала за мной.

- Ребята, ночью парк не работает. - Его грозный тембр сменился на доброжелательный.

- Так мы не местные, не знали. - Подобравшись ближе, я смог разглядеть его лицо. Это был мужчина лет шестидесяти. Густые усы практически закрывали верхнюю часть его рта, он был чуть выше меня, и гораздо шире. Черты лица и отсутствие акцента выдавали в нем славянина, а чистая и поглаженная, хоть и довольно старая, форма — ответственного сотрудника - Пиццу будете? - Я протянул ему коробку, в которой осталось еще целых четыре кусочка. - Правда, она остыла, но все равно вкусно.

- Ну, не буду отказываться. - Он с удовольствием схватил один из кусочков, и за несколько укусов, покончил с ним. - Да, она и в правду вкусная.

- Вы не против если мы здесь немного погуляем, а потом уйдем? У нас через несколько часов самолет. - Вмешалась в переговоры Анна.

- Конечно, гуляйте, дети. Вон там, - он направил руку в сторону, - небольшое озеро, может, вам будет интересно посмотреть на него.

- Спасибо. - ответил я. - Вам я так понимаю, до утра тут сидеть?

- Да, до десяти утра.

- Так может, вы возьмете все что осталось от пиццы? Все таки, она нам не нужна.

- Не стоит. - Отказался сторож.

- Возьмите, пожалуйста. - Возразила Анна. И вероятно, не имея возможности проигнорировать просьбу милой девушки, мужчина с благодарностью принял коробку.

- Спасибо детки, только не хулиганьте. - Наказал он, и скрылся в темноте.

- Удивительно. - Вынес вердикт я. - Не выгнал, ментов не вызвал... Это все благодаря тебе. - Обратился я к Анне.

- И благодаря твоей пицце.

Мы направились в сторону озера, и через пять минут, уже были на месте. Это был маленький, декоративный водоем, глубина которого была примерно по колено. Ночью, это было единственное место, подсвеченное фонарями, и выглядело это великолепно. Мы присели на газоне, в метре от самого озера.

- Это очень красиво. - Призналась она.

- Да, озеро просто шик.

- Не только озеро. - Она повернулась ко мне. - Этот темный парк. Обстановка… - Она сделала паузу. - …Компания.

- Да уж, компания радует больше всего. - Наши взгляды пересеклись, и мы будто по команде потянулись друг к другу. Наши губы соприкоснулись. Наше сердцебиение участилось, а дыхание стало единым. В этот момент мы не замечали ничего вокруг. Исчезло все кроме нас.

- Это был мой первый поцелуй. - Нежно произнесла она, вернувшись в исходное положение.

- Тебе понравилось?

- Да. - Легко улыбаясь ответила Анна, и я вновь поцеловал ее, уже с большей страстью. Мне не хотелось отрываться от нее. Прижав девушку к себе, я жадно впивался в ее губы снова и снова, иногда прерываясь на поцелуи в ее нежную шею. Вдруг, мы остановились, чтобы просто посмотреть друг на друга.

- У тебя влюбленный взгляд. - Полушепотом сказала она, ухмыляясь.

- Не могу смотреть на тебя по другому. - Признался ей я, и она облокотилась головой на мое плечо.

- Никогда не думала, что мой первый поцелуй будет с человеком, которого я почти не знаю.

- У нас будет достаточно времени узнать друг друга получше.

- Да. И я уверена, что ты мне понравишься не меньше, чем сейчас.

- Ну, спасибо. - Мы говорили в пол голоса, возможно, боялись привлечь к себе внимание сторожа, а возможно, не хотели спугнуть это необычное чувство счастья, посетившее нас с той секунды, когда я ощутил вкус ее губ.

Сейчас мы просто любовались всем вокруг: звездным небом, полностью открытым благодаря отсутствию облаков; озером, ласкающим слух своих приятным журчанием; ветром, настолько слабым, что приносящим лишь наслаждение, а не дискомфорт, и конечно, человеком рядом, внезапно появившимся, и сделавшим жизнь ярче.

Нашу идиллию прервал звонок, это был тот самый парень из аэропорта.

- Да?

- Алло, смотри друг, вылет ровно в четыре утра, это уже сто процентов. Вам нужно быть здесь к трем, чтобы успеть на регистрацию.

- Спасибо друг, уже едем. - Ответил я, и сбросил трубку.

- Когда летим? - Уточнила Анна.

- В четыре вылет, в три нужно быть там. - Я проверил время. - Сейчас почти половина третьего.

- Тогда нужно ехать. - Ее милое личико стало серьезным. - Если опоздаем, будем добираться своим ходом.

- Не переживай. - Я встал, а затем, помог подняться ей. - Мы успеем.

Мы быстро добрались до той самой бреши в заборе, и сев на уже ожидавшее такси, направились в аэропорт.

- Большой город… - Задумчиво промолвил я, смотря в окно.

- Москва еще больше. - Ответила Анна, взирая на меня своими блестящими кофейными глазками.

- У тебя поразительный взгляд.

- Расскажи какой. - В предвкушении комплиментов, прошептала Анна.

- Он особенный. Такой теплый, наивный и добрый, и в то же время, страстный. - Подыграл я.

- Даже та-а-а-ак…. - Вновь протянула она. - Ну, спасибо тебе.

- Все для тебя, дорогая. - Кивнул я, и поцеловал свою милейшую спутницу в лоб.

По опустевшим дорогам, нам удалось добраться до аэропорта примерно за полчаса. Мы быстро отыскали наш терминал, у входа в который, нас встречал тот самый парень.

- Я уж думал, вы не успеете. - Улыбчиво признался он.

- Если бы не ты, не успели бы. - Я одобрительно похлопал его по плечу.

Ровно в четыре утра, наш самолет взмыл в небо. Анна уснула у меня на плече. Она так сладко спала, что я не хотел ее будить, но рассвет сам себя не посмотрит.

- Анна. - Тихо произнес я ей на ухо. - Просыпайся.

- Что? - Она с трудом открыла глаза. - Уже прилетели?

- Почти. Посмотри в иллюминатор.

- Надо же. - Перед ней открылся прекрасный вид. Стоит отметить, что с самолета он выглядит гораздо красочнее, чем с земли. Анна сделала несколько фотографий, а спустя минуту, пилот объявил о заходе на посадку. Пожалуй, это была лучшая посадка из всех, что у меня были. Самолет сел достаточно мягко. Мы практически не почувствовали прикосновения к посадочной полосе.

Выбравшись из аэропорта, мы ощутили всю прелесть раннего утра. Вокруг почти не было людей, все как мы любим.

- Я довезу тебя.

- Ты на машине? - Уточнила Анна.

- Да. - Обнадежил ее я, и с трудом найдя свой автомобиль на огромной парковке, я наконец, сел за руль. - Так и быть, разрешаю включать тебе свою музыку. - Поддел я.

- Да что-о-о-о ты. - Вытянула она. - Какая щедрость с твоей стороны.

- Все для тебя, дорогая.

Мы добрались до нашего города к половине шестого утра. Я подъехал прямо к воротам ее дома, и помог дотащить багаж до них.

- Что ж, это было классное путешествие. - Заключил я.

- Да-а-а-а, прямо как в «Орле и Решке». - Сонно, но радостно объявила она.

- Теперь у меня есть твой номер, днем спишемся. - Сказал я, и крепко обняв ее, вновь заглянул в эти прекрасные, теперь уже родные глаза. - Выпьем где-нибудь раф, да?

- Да. - Улыбка не исчезала с ее чудесного лица.

Горячо простившись с Анной, я с другой стороны улицы наблюдал за тем, как она, постучавшись в ворота дома, дожидалась когда их отворят. Дверь ворот открыла ее мама, они обнялись, и зашли в дом. Лишь после этого я мог спокойно уехать.

Видимо, я влюбился.