Новый сон

Мама снова в три счёта довезла меня до состояния берсерка. Не понимаю, как ей это удается, и вычислить не получается, слишком быстро я впадаю в ярость.

Хорошая новость, во сне к ним едет бабуля, я вовремя смылась, пожелав, чтоб мама подавилась ею так же, как я подавилась своей матерью.

Опять всплыла пара воспоминаний. Я росла по собственному восприятию гадким ребенком. Поэтому походка была отвратительной, я сутулилась и смотрела исподлобья на весь мир. Наверное, вспоминая себя и свои ощущения, я постоянно говорю дочке, какая она красивая и что нельзя себя прятать, пусть мир смотрит и радуется такой красоте. Мама же мне на мою гадостность ничего не говорила, кроме таких же гадостностей. Так вот, первое воспоминание: я смотрю на себя в большое зеркало, мама это замечает и спрашивает, чего это я там высмотрела? Я отвечаю - мне кажется, у меня очень симпатичная форма лодыжек. На что мама хмыкает: ничего особенного, нашла что. Много лет спустя я всё ещё разглядываю чужие лодыжки и вижу свою симпатичность и классическую форму этой части тела, что же заставляет меня не верить своим глазам? И второе: у меня в детстве была соседка, на год младше, мы подружились с ней и вместе гуляли. Соседка была не очень хороша на лицо, но обладала (да и сейчас) великолепной модельной фигурой. Девочкой же была невозможно красивой и эффектной. Она всегда была красиво и модно одета, держала себя с величием королевы и осознанием своей красоты. Я понимаю, что невозможно так себя принимать и чувствовать без поддержки семьи. Моя мама, увидев нас вместе, посмеялась и сказала, что мы как Штепсель с Тарапунькой. Когда я уточнила, что же это значит, она пояснила - это два героя из фельетонов ее детства. Штепсель - высокий и худой парень, а Тарапунька - мелкое корявое недоразумение. Я - Тарапунька.

Мне кажется, что иногда этот Тарапунька во мне оживает и становится Халком в моих снах.