Книга смыслов

Аннотация:
Эта книга о том, что живой нотой души теплится в каждом, но успевает померкнуть до тех пор, пока зажжется искрою во взглядах, теряясь во мраке фактов бытия.
Если вы решили её прочесть, то прошу не ищите героев и событий, а пройдите от начала до конца в поисках смыслов и истин.
А найдя, задайтесь вопросом - Не ваше ли оно по праву?

Часть 1 "Первопричины"

«Смыслы, сокрытые в глубинах сознания,есть определяющая нить настоящего»

Глава 1 - Зарождение

Часто мы не знаем каким было начало. В нас всегда живет привычка вести отсчет реальности с того момента, когда мы по какой то причине стали свидетелями конкретных событий и явлений, или с того момента, когда к нам пришло осознание момента и открылся какой-либо факт настоящего. Но всё это само по себе еще не есть истина, она как правило сокрыта за тенью воспринимаемой данности. Мы видим мир урывками и часто строим пространственные и смысловые иллюзии, считая это всё правдой в полноте характеристик и свойств. И именно это делает нас и наш разум склонными к заблуждениям.

Человеку свойственно принимать данность за всеобъемлющее, часть считать целым и не значительное делать более значимым, чем оно является на самом деле. Так могло бы быть и в этой истории. Глядя на описываемые мной события, вы могли бы слишком предосудительно относиться к моим персонажам, но я решил раскрыть все аспекты предшествующих моментов.

Если заглянуть в глубины настоящего, то всегда можно обнаружить много любопытного и значимого. Настоящее это подобие тонкой нити, что пролегая по всем составляющим реальности, ведет свои истоки от первопричин и устремляется в далекое будущее, теряясь из виду, словно закат в вечернем зареве.

*****
1916-год. Склоны южного Тескей Ала-Тоо. Снег еще со вчерашнего вечера падает на землю пушистыми хлопьями и заволакивает собою все. Склоны горных хребтов, их вершины и прилегающие адыры—в се завалены пеленой белой материи, будто природа мать решила бережно укутать все свои творения.. Морозное утро октября выдалось холодным и как никогда. Животные вздрагивали от каждого дуновения ветерка.

Где то в дали стая волков шла друг за другом в ритмичном марше свирепости и устрашающе глядела на путников. Последний из стаи время от времени оставался позади, обегал склоны, взбирался на скалистые холмы и принюхивался к воздуху, будто обонянием отыскивая след далеких просторов, куда лежал их путь.

Лошади обычно очень чувствительны к присутствию хищников. Они всхрапывали при каждом волчьем завывании и суетливо дергали поводья седока. Большой гурт овец брел невдомёк обо всем этом. То и дело овцы спотыкались о резаные камни серпантина и даже бывало так, то временами пару овец падали в обрыв, оставляя за собою лишь пустое блеяние в пропасть тишины.

Глядя на это все, Камиль, которому было еще только около пяти лет от роду, еще глубже укутывался в свою шубу из овчины и надвигал шапку на брови, плотнее прижимался к дедушке и закрывал глаза. Будто спрятавшись таким образом от всего того ужаса, которые он успел навидаться за последние три дня, он вспоминал как в теплые дни лета они с отцом ехали на лошади к озеру. Отец его был широкоплечим сильным кыргызом в расцвете сил. Камиль смотрел на него и удивлялся от того, насколько тот был сильным. Когда Кимран сидел на лошади, то спина животного прогибалась под его весом, тяжело дышала и через некоторое время езды начинала кряхтеть от усталости. Кисти рук массивные и полные кровеносных сосудов могли одним хватом поместить в себя целую голову взрослого барана. Предплечья и плечи Кимрана бугрились от сильных мышц, лицо было спокойным , но полным неведомой силы, будто дух силы сидел в нем властелином души. Камиль любил смотреть на своего отца и представлять, как они с ним идут на охоту за ланью. Хоть он и был еще маленьким сорванцом, но уже умело ездил верхом и орудовал луком с острыми стрелами.

Когда они в последний раз ходили с отцом на охоту Камиль подстрелил кролика и так радовался, будто осилил целого оленя или убил назойливого вожака волчьей стаи. Его радости не было предела и вечером, когда они сажая на вертел его кролика оживленно рассказывали матери и сестрам о геройствах Камиля.

У Камиля было две сестры. Старшая Наиля, которой было 7 лет, и девятилетняя Маржан. Старшая сестра была скромной и застенчивой девочкой, всё время пряталась от гостей, но потом с сжигающим любопытством смотрела сквозь щель в натянутой ткани. Младшая Наиля была бойкой и смелой, всегда первая начинала разговор и не переставала расспрашивать всех, с кем ей удавалось пересечься. Маржан училась в первом классе школы и немного говорила на русском, хоть с ошибками но могла вкратце истолковать ответы на все вопросы. Маржан у нее научилась болтать невпопад то на русском то на местном диалекте. Но через короткое время именно Маржан начала писать в прописи и быстрее сестры научилась составлять записки.

Вечерами их мама, Гулсунай, усаживала всех у костра в юрте и просила Наилю почитать сказки. Тогда Наиля с важной самой алайской царицы начинала читать из их школьной книги. Она время от времени шмыгала носом и шумно переворачивала страницы книги. Так как читали они под огниво костра, не все буквы были видны хорошо и в итоге получались очень смешные слова. От этого Камилю всегда становилось смешно, но из уважения к старшим он продолжал сидеть на коленях у матери и сквозь еле сдерживаемый хохот строил гримасы.

Когда он слышал не знакомые слова, ему представлялись древние воины, которые говорят на давно забытом языке и рисуют друг перед другом сцены воинственных сражений в которых им довелось участвовать.

Вот вожатый встает из круга воинов у костра и подперев себя большим кованым мечом начинает излагать свои планы на счет завтрашнего сражения. Потом из круга поднимается чья-то рука. Старые костяшки пальцев полностью в резцах шрамов, кожа обветшалая и морщинистая, но кисть держится уверенно. Старик поднимает руку, кашлем подает сигнал о том, что желает сказать речь, строгим тоном делает замечания.

*****
Она лежала в постели, застеленной прямо на пол, скрестив ноги и вглядываясь в кромешную тьму дождливой ночи. Три часа после полуночи. После дождя небо было еще полна ароматами тишины и город еще не успел проснуться. Густые черные волосы огибали подушку, лицо пылало не остывшим жаром и дыхание, хоть и ровное, но глубокое и методично сдерживаемое, выдавало ее душевного смятения. Сигарета в пальцах уже истлевала и пепел норовился выпасть на простыню.

-А ты бы женился на мне? - спросила она вдруг.

Я молча оглядел ее лицо, убрал прядь волос с ресниц, забрал из рук дымящийся окурок, и не спеша отвечать сделал глубокий затяг. Дым прошелся по моим легким словно тяжесть. Она, продолжая смотреть в свои раздумия, повернулась ко мне и прилегая грудью на плечи, бесшумно поцеловала. Я всегда тонко чувствовал ее безмолвные просьбы и на этот раз показалось, что закономерность даёт о себе знать. Её поцелую умели значить очень многое, но именно этот говорил - Будь честен...

-Да. А что дало тебе повод думать иначе?

-Не знаю, просто вдруг подумала и захотела узнать что-ты думаешь.

-Я - женился бы.

Она немного отстранилась, закинула свои руки ко мне на шею и продолжила ловить смыслы.

-Я бы не думая женился на тебе. И это неопровержимо, иначе я и приближаться к тебе не стал. - произнес я и прислонился к ней. - Но.... сколько "нас" на самом деле есть? - вдыхая аромат ее шеи я еще немного помедлил, давая ей возможность сначало самой ответить на свой вопрос, затем и на мой... - Нас - всегда трое. И тебя со мной всегда трое. Ты. Твоя история и извлечённая из неё мораль жизни. И все твои люди. Я бы женился на тебе, но вот всё твоё, остальное, навряд ли дольше года уживётся со всем моим. Со всем моим остальным, за всем тем, что я посылаю к чёрту каждый раз, когда нам в эти редкие мгновения удаётся побыть вместе "друг с другом. - я встал из постели и с особой жаждой осушил бокал. Она последовала моему примеру и тоже до дна выпила свою колу. Затем улыбнулась глядя прямо в душу и нагишом встала у окна, что говорило о том, что и мне пора ловить смыслы в её красноречивом уединении.

*****

"Будь моей"

Будь моим небом! Тихим, манящим, безбрежным...
Будь моим светом! Согревающим, тёплым и снежным.
Утром стань, пробуждающим, ясным, бесконечным,
Добротою будь, будь поцелуем, желанным, и нежным!

Обелиском стань! Святым, божественным, чудным...
Прямо в очи мне глянь, если буду я глупым и нудным.
Не жалей свою брань, если стану слабым и блудным,
Я охотник, а ты прекрасная лань, в этом мире скудном.

Будь моим словом, чтобы тебя берёг я и в лихие грозы!
Моей возлюбленной стань, чтобы тебе таскал я розы.
Обними, поцелуй, помолчи на закате, не жалея слёзы,
Когда наши души так пленительно распечатают грёзы!

Будь моим ритуалом сердец, в рутинных днях суеты!
Другом стань,и приятелем, разделяя со мною мечты.
Будь любовницей, которую отыщу в мириадах толпы,
Предвосхищаясь всеми страстями желанной игры!

Будь искрою, пламенем, огнём испепеляющим, жарким,
Не давая мне стать славобольным, сломанным жалким...
Будь Моей! Будь звездою - не постижимым, и дальним...
Но горящим в полночь лет и утром, холодным, ранним!

Будь той самой! Единственной, мной так долго искомой!
Раздели мою радость, в такт со мной разрываясь истомой...
В каждый день, каждый час и секунду - Будь Ты со мной!
Моя вера, надежда, любовь, с которой иду я дальней тропой!

Глава 2 - Память

"Бурная страсть имеет неистовый конец"

Роберт, "Мир дикого запада"

Чем по факту является смерть и что она в себе таит? Наверное, многие могут полагать что истинное благо содержится только в жизни и её извечных ценностях, этим самым отрицая многое, из чего соткана ткань бытия. Жизнь человека, это как единый циклический процесс, в котором вопреки всему есть три отправные точки и три совершенно не зависимых друг от друга вселенных.

Акт первый - Зарождение.