Коуч-софистика новой эры или «истины» для «дураков»

Тренеры, коучи, эксперты, умники и знатоки, куда не посмотри везде научат, всё покажут и расскажут. За тебя подумают и проживут.

Формулы успеха, рецепты счастья, секреты отношений и языки любви. Современный мир кишит инфо услугами, каждый рад учить и проповедовать, нести истину и высшее благо, играть роль гуру, превозносить себя до небес, быть всемогущим вершителем судеб, психологом, коучем или нейропрогромистом «ленивых умов» желающих без труда съесть рыбку из пруда, на блюдечке в первом ряду.

Чем не телевизор? Чем вам не кино? И хлеб и зрелище. Включил ютуб, открыл фейсбук, настроился на эфир, а дальше на репит и всё по новой. Или шоу-тренинг, курс как сериал, модуль, модуль, модуль - высший дан.

Знания урывками, истины в архивах, - нет конца учению, зато эксперт считает прибыль.

Современный человек, окружен различными теориями и практиками, моделями и методами мышления, темами самореализации, поиска предназначения, карьерного роста и развития личности - в сущности находится в состоянии дезориентации, отсутствия ориентиров и ответов на вечные философские вопросы: кто я, куда я, зачем я, как и почему я.

Мы все находимся в состоянии свободного падения в будущее, без руля и ветрил. Без карты и компаса. Мир не стоит на месте, всё меняется быстро и не просто планировать будущее. Не просто принимать сложные решения, иметь однозначную точку зрения и верно следовать знакомой традиции.

В таких обстоятельствах нужна опора, поддержка, одобрение и заверение, экспертное мнение купленное за деньги, ответ на вопрос, что и как делать, зачем и куда идти.

Человек один, а мнений много. Одно - дороже другого. Каждое из них звучит убедительно и правдоподобно, искренне и натурально.

В стремительном мире подавляющее большинство людей уже не отличает истину от лжи, подделку от оригинала, трезвомыслящих и талантливых учителей от сладко-поющих, демонстративных ораторов гипнотизеров.

Многие не знают, что речи речам рознь, и судят о правильности положений по тону голоса, внешнему виду, статусу и рекламным плакатам: — кто говорит гладко и с важностью, одет с иголочки - тот прав, а кто изъясняется не без изъяна и красы, тот заблуждается, — тому не верю, тот не прав.

Невероятно, но сегодня всякий, кому придет охота дурачить народ, может быть уверен, что найдет людей, только того и ждущих, чтобы их одурачили, и для самых смехотворных нелепостей всегда сыщется ум, которому они будут под стать.

Сегодня правильность суждений — на удивление редкое свойство. Повсюду встречаются лишь неправильные умы, почти неспособные отличить истину от заблуждения. Многие толкуют обо всем вкривь и вкось; довольствуются самыми слабыми доводами и хотят, чтобы ими довольствовались и другие; они смело высказываются о том, чего они не знают, что им непонятно и чего, быть может, не понял еще ни один человек.

Человечество открыто для всевозможных речей и идей, которые они охотнее примут на веру, нежели станут разбирать; а если они их не понимают, то полагаются на других. Так они забивают себе голову темными, ложными, непонятными для них вещами и исходя из этого потом рассуждают, почти не отдавая себе отчета в своих словах и мыслях.

Еще в античной Греции до Сократических времён 4 Век до н.э. возникло Софистическое движение как прародитель спикеров и инфо-тренеров.

Софисты – «платные учителя мудрости», впервые взявшие деньги за обучение философии.

Софисты проповедовали гедонистическую позицию и говорили : «Кто хочет прожить жизнь правильно, должен давать полнейшую волю своим желаниям, а не подавлять их, и как бы ни были они необузданны, должен найти способность им служить (вот на что ему и мужество, и разум!), должен исполнять любое своё желание» (из диалога Платона «Горгий»).

Софисты - прикрываясь ширмой «Человек есть мера всех вещей», как прототипом более поздней идеи «Карта не территория». Под людьми они подразумевают только себя и стало быть мера всех вещей и карта территории у них.

За красивыми словами и эффектными позами коуч-софистов торчат уши страсти к наживе и власти. Польза для себя, любимого, успех любой ценой – кредо софистов.

Софист – человек посюсторонний, земной. В советские времена софистов даже хвалили за их атеизм. Оттуда ещё никто не возвращался, значит, по мнению софистов, «живи настоящим», «живи, играй», правила для толпы, играй так, чтобы всегда выигрывать (Избранные диалоги. Платон, 2004. С. 25).

«Добро и зло, всё стало тенью». Софисты – релятивисты, для них нет ничего святого, ничего абсолютного.

«Какими отдельные вещи предстают передо мной, таковы они для меня, какими перед тобой – таковы они для тебя». «Если тебе холодно, то дует холодный ветер, если нет – тёплый» (Диалог «Софист»; цит. по: Реале Дж., Антисери Д., 1994. С. 56).

Коварный лозунг Протагора – «Человек есть мера всех вещей», как удобно, полезно в конкретный момент времени, так и действуй.

В этом смысле, если нет ценностного неба над головой, если добро и зло относительны, то позволено всё.

Софисты – теоретики имморализма.

Гимн относительности они поют для камуфлирования и оправдания собственных неблаговидных дел. Софисты редуцируют человека до животного, общество до стада, а сами метят в погонщики, в пастухи.

Софисты – сторонники «естественного отбора» среди людей, апологеты социального дарвинизма.

Вот что говорит софист Калликл из диалога Платона «Горгий»:

«Природа провозглашает, что это справедливо – когда лучший выше худшего и сильный выше слабого. Что это так – видно во всём и повсюду и у животных, и у людей – если взглянуть на города и народы в целом, – видно, что признак справедливости таков: сильный повелевает слабым и стоит выше слабого» (Избранные диалоги. Платон, 2004. С. 65).

А раз так, софисты всегда на стороне, в их понимании, справедливого, то есть сильного.

Софисты готовы оправдать любой поступок власти, и они же первыми бегут с корабля власти, когда чувствуют, что он идёт ко дну.

Софисты – политические прагматики, они тонко улавливают «политическую целесообразность» момента, держат нос по политическому ветру.

Воспользуюсь нечестным, софистическим приёмчиком, применю закономерности одной исторической эпохи к другой. И скажу – софисты это политтехнологи древности.

Софисты – специалисты по созданию спроса и «впариванию» залежалого товара. Софисты – адвокаты, пользующиеся словесным крючкотворством и несовершенством закона для «отмывания добела чёрного кобеля».

В заключении послушаем софиста Горгия из одноимённого диалога Платона. Вот его слова о риторике, мастерстве софиста.

Сократ: - Горгий, скажи нам сам, в каком искусстве ты сведущ и как, стало быть, нам тебя называть.

Горгий: - В ораторском искусстве, Сократ.

Сократ: - Но в чем же, собственно, состоит это искусство?

Горгий: - ...В остальных искусствах почти вся опытность относится к ручному труду и другой подобной деятельности, а в красноречии ничего похожего на ручной труд нет, но вся его деятельность и вся сущность заключены в речах.

Сократ: - Значит, красноречие принадлежит к тем искусствам, которые все совершают и всего достигают словом. Не так ли?

Горгий: - Так.

Сократ: - А на что оно направлено? Что это за предмет, на который направлены речи, принадлежащие этому искусству?

Горгий: - Это самое великое, Сократ, и самое прекрасное из всех человеческих дел.

Сократ: - ...Объясни, что ты имеешь ввиду, говоря о величайшем для людей благе и называя себя его создателем?

Горгий: - То, что поистине составляет величайшее благо и дает людям как свободу, так равно и власть над другими людьми, каждому в своем городе.

Сократ: - Что же это, наконец?

Горгий: - Способность убеждать словом и судей в суде, и советников в Совете, и народ в Народном собрании, да и во всяком другом собрании граждан. Владея такою силою, ты и врача будешь держать в рабстве, и учителя гимнастики, а что до нашего дельца, окажется, что он не для себя наживает деньги, а для другого - для тебя, владеющего словом и умением убеждать толпу.

Сократ: - ...Оно - мастер убеждения: в этом вся его суть и вся забота. Или ты можешь сказать, что красноречие способно на что-то большее, чем вселять убеждение в души слушателей?

Горгий: - Нет, нет, Сократ, напротив, помоему, ты определил вполне достаточно: как раз в этом его суть.

Сократ: - Значит, красноречие - это мастер убеждения, внушающего веру в справедливое и несправедливое, а не поучающего, что справедливо, а что нет.

Горгий: - Так оно и есть.

Сократ: - Значит, оратор в судах и других сборищах не поучает, что справедливо, а что нет, но лишь внушает веру, и только. Ну конечно, ведь толпа не могла бы постигнуть столь важные вещи за такое малое время.

Горгий: - Да, конечно. И в состязании с любым другим знатоком своего дела оратор тоже бы одержал верх, потому что успешнее, чем любой другой, убедил бы собравшихся выбрать его и потому что не существует предмета, о котором оратор не сказал бы перед толпою убедительнее, чем любой из знатоков своего дела. Вот какова сила моего искусства.

Сократ: - Ты утверждаешь, что способен сделать оратором всякого, кто пожелает у тебя учиться?

Горгий: - Да.

Сократ: Но, конечно, так, что в любом деле он приобретет доверие толпы не наставлением, а убеждением?

Горгий: - Совершенно верно.

Сократ: - Ты утверждал только сейчас, что и в делах, касающихся здоровья, оратор приобретет больше доверия, чем врач?

Горгий: - Да, у толпы.

Сократ: - Но "у толпы" - это, конечно, значит у невежд? Потому что у знатоков едва ли он найдет больше доверия чем врач.

Горгий: - Ты прав.

Сократ: - Стало быть, невежда найдет среди невежд больше доверия, чем знаток: ведь оратор найдет больше доверия, чем врач. Так выходит или как-нибудь по-иному?

Горгий: - Выходит так - в этом случае.

Сократ: - Но и в остальных случаях перед любым другим искусством оратор и ораторское искусство пользуются тем же преимуществом. Знать существо дела красноречию нет никакой нужды, надо только отыскать какое-то средство убеждения, чтобы казаться невеждам большим знатоком, чем истинные знатоки.

Горгий: - Не правда ли, Сократ, какое замечательное удобство: из всех искусств изучаешь одно только это и, однако ж, нисколько не уступаешь мастерам любого дела!

В канал "АРГУМЕНТИКА ®️ Технология аргументации и доказательств" ->

Предыдущие темы:

Технология аргументации от Аристотеля до наших дней