Маргиналы выходного дня

Первым оффлайн-фестивалем этого лета стала не Ночь Музыки и даже не «Стенограффия», которая не требует тесных контактов между людьми. Поле городского искусства, выжженное карантином, захватили маргиналы от мира поэзии, уличного искусства, музыки и театра.

На один вечер горожане смогли посмотреть на искусство с самого низа социальной лестницы. О том, как прошла «Маргинальная ночь» и смогла ли помешать празднику полиция, рассказываем и в нашем репортаже.

Посреди пустыря на перекрёстке улиц Фурманова-Белинского можно заметить странную деталь — небольшое сооружение розового цвета, отдалённо напоминающее деревенский сортир. Схожесть ему придаёт и вырез в форме сердца на двери. Вокруг «сортира» из травы виднеются воздушные шары. Именно здесь должно вот-вот начаться первое офлайн-событие этого лета. Имя ему — «Маргинальная ночь».

К месту предстоящих событий подтягиваются зрители. В основном подростки. Совершенно на маргиналов непохожие. Они ходят туда-сюда по пустырю, общаются друг с другом, пока на импровизированной сцене тишина. Самые смелые подходят к сортиру и фотографируются на его фоне. Вечернее солнце припекает. Кто-то открывает очередную бутылку пива.

Наконец, из кустов вырисовываются люди в карикатурных масках, которые отдалено напоминают хоккеистов из старого советского мультика. Они подхватывают воздушные шары, поднимают их над головой, показывая таблички, привязанные к ниточкам. «Мы маргиналы выходного дня» — доносится отовсюду. Доселе стоящие зрители, походят к «сортиру». Один из артистов, не выходя из образа, просит на пиво. В «туалет» заходят все желающие. Внутри много надписей — ругательств и издёвок.

Остальные же двигаются к месту в метрах ста, где расположилось «кладбище». Часть зрителей, не смущаясь, трогают «надгробия», фотографируют, другие просто ходят и общаются с друзьями и знакомыми. Смелые берут конфеты — «поминают», что-то наливают из бутылки — кажется водку. И ждут. Все это больше напоминает сбор родственников на поминках дорогого дяди.

Но, в отличие от настоящих похорон, для зрителей нет рамок дозволенного — они спокойно оскверняют могилы. Об этом даже есть табличка на столе — «можете осквернить могилы». Пара девушек в легких цветных платьях вооружившись лопатами идут рыть могилы. Но кто-то их уже опередил. Повеселев от горячительного и необычного перфоманса, все перемещаются к другой площадке — под мостом.

Дойдя до моста на Белинского, мы всей толпой медленно и осторожно спускаемся по бетонным ступеням, усыпанным разбитым стеклом. Внизу дурно пахнет, повсюду мусор. Здесь, удобно расположившись вокруг поэта, стоящего на ступенях посреди кучи мусора — старых газет, бутылок из-под пива и каких-то тряпок, зрители слушают стихи о коронавирусе и ЗОЖе. То ли тема стихов выбрана неверно, то ли все устали, но аплодисменты получаются какие-то слабые.

Вещает маргинальный поэт Семен Чирков

Далее замечаем одного из артистов в той самой карикатурной маске. Он стоит на небольшом островке посреди реки. Достает что-то из большого красного мешка. Что-то коричневое и напоминает кал. Что-то говорит и запускает этот «кал» по реке. Сразу понимаешь смысл увиденного: запустил по реке «говно» — символ всего плохого, и пусть оно будет как можно дальше от нас.

Идем дальше за девушкой-бунтаркой. Она специально запутывает людей. Такой у неё образ. Но быстро сообразив, что к чему, возвращаемся к остальным. Остановились возле колледжа «Стиль». Девушка ходит среди зрителей и декламирует, прыгает на шею к увиденным ею друзьям. Зрители же, собравшись по кучкам также общаются и ждут дальнейших действий. Наконец, появляется артист в странном костюме, сделанном будто из монтажной пены. Люди оживают, подходят к нему в предвкушении чего-то интересного. Тут же откуда-то возникают деревянные конструкции с картинами. Здесь долго не задерживаемся и идем к другому месту.

Небольшая передышка на Площади Обороны. Тут тоже устраивают перфоманс. Артисты закутывают в картон и ограничительную ленту молодого парня, пока он рассказывает о себе. И все это под боком церкви. А мы идем дальше. Конструкции с картинами также несут рядом с нами. Это и есть передвижная выставка.

Добираемся до заброшки на Бажова, 219. Более маргинального места не найти. Пока одни стоят на улице, другие люди заходят в этот дом. Их встречает полумрак и затхлый запах вперемешку с осевшей пылью. На первом этаже нет пола. Вместо него в некоторых местах есть доски, в других голые кирпичи, по которым приходится порой прыгать. Зрителей в заброшке полно, и иногда приходится долго выжидать, пока пройдет волна людей, чтобы куда-то пройти.

Осторожно ступая по хлипким доскам, участники «Маргинальной ночи» заглядывают в разрушенные и покинутые комнаты в поисках интересного. В некоторых комнатах есть арт-объекты.

Второй этаж разительно отличается от первого. Пол здесь крепче, а комнаты оформлены сочнее. Даже и не скажешь сразу — все это инсталляции или реальное жилище маргиналов. Полупустые бутыли пива, водки, грязные матрасы и разваленные кровати только добавляют антуража.

Комнаты, которые в обычные дни бомжи используют как ночлег, сегодня стали местом современного искусства. Кто-то сравнивает это с биеннале 2017 года. Тогда она тоже проходила на заброшенном заводе. Походив по дому, кто-то остается там и уже просто гуляет с друзьями и знакомыми, другие же выходят на воздух.

Вдруг к заброшке подкатывает машина с сиреной. Кажется, кто-то из жителей соседних домов вызвал полицию. Для маргинального фестиваля лучшего и не найти. Маргиналы и полиция. Некоторые зрители, увидев стражей правопорядка, спешно ретируются из дома, а некоторые уходят и с улицы.

Несколько компаний подростков как ни в чем не бывало продолжают стоять и пить горячительное прямо под боком полицейских. Жительница одного из соседних домов объясняет, что местные недовольны происходящим и просят всех уйти. Полиция уточняет просьбу, называя выставку «несанкционированной демонстрацией».

Позже организаторы сообщат, что поводом для вызова полиции послужили откровения неизвестного художника о дискриминации ЛГБТ-сообщества. А именно инсталляция «75/50» со знаменем победы и радужным флагом. Один из заявителей даже полез на карниз, чтобы самостоятельно снять радужный флаг, выкрикивая: «Мой дед не для пидоров воевал», «Вы развращаете наших детей».
Самая маргинальная и интересная площадка закончилась неожиданно, некоторые участники перемещаются на другое место, чтобы послушать музыку. Но и туда вскоре нагрянут полицейские.

Текст, фото: Максим Филиппович