Первый взгляд.

Доступность восприятия современного искусства кроется, в первую очередь, в адаптации и упрощении под массового зрителя. Отсюда и вытекает тот самый капиталистический процесс потребления, ведущий неизбежно к регрессу происходящего.

Упрощаются не только смыслы и образы, но и сама форма выражения. Если раньше искусство выполняло социальные и культурные функции, то сегодня оно скатилось до сплошного репрезента из прошлого, причём, довольно хуёвого качества.

Номер 5 | Джексон Поллок | конец 1940 года

Короче, я думаю, что возможность понять и вникнуть в столь сложный языковой феномен цепляет массового зрителя, но при этом порождает не только узкий потребительский взгляд на этот самый язык, но и коммерчески–успешный продукт.

Да, да, денежки!

Плюсуем сюда ещё и тесную связь современного искусства и масс-медиа. Процесс потребления становится ещё проще и быстрее, если ты читаешь какую-то интересненькую статью-разбор, например, полотна Уорхола или истинный посыл очередного рисунка Бэнкси. А если ещё и чуток поработать над формой, то и на всём этом можно вырубить нихуёвый кэш.

Чёрный Ленин | Красный Ленин | Энди Уорхол | 1987

Грубо говоря, коммерциализация и упрощение не только адаптируют современное искусство под массового потребителя, но и делают невозможным развитие более сложных образов и смыслов. Иначе это будет либо не понято, либо не продано, либо и то, и то.

Современное искусство утратило и прежние функции и прежние ценности, как уже говорилось ранее. Но такая ли это катастрофа?

Фидбекнуть/поделиться собственными наблюдениями: @hcivorotciv