Как живут смешанные семьи в таджикско-кыргызском приграничье?

Автор: Алия ХАМИДУЛЛИНА, гражданский журналист

Амина с мужем и внуками. Фото: фото из семейного архива

Население приграничных районов имеют не только общую границу, многовековую историю, культуру и развитые экономические связи. Прежде всего, там есть крепкое человеческое общение между людьми, которых эта граница поделила.

Жители приграничных сел таджикского Бободжан Гафуровского и кыргызского Лейлекского районов так ассимилировались друг с другом, что невозможно представить их жизнь без мира и согласия. В этом регионе довольно много смешанных семей и там никогда не возникало проблем на межнациональной почве.

- Моя мама – татарка, вышла замуж за кыргыза из Сулюкты, - рассказывает женщина. - Я сама замужем за каракалпаком. У троих детей также межнациональные семьи. Дочка замужем за кыргызом, младший сын женился на русской, жена старшего сына от первого брака была кореянкой, а нынешняя – узбечка из Таджикистана.
Амина с мужем в молодости

Мавлюда - нынешняя жена старшего сына - родом из поселка Чорух-Дайрон Согдийской области.

Познакомились мы с Рустамом на свадьбе общих друзей. Я была свидетельницей со стороны невесты, а он – со стороны жениха, - рассказывает Мавлюда. – Я тогда не знала, что он с Кыргызстана. Когда стали общаться, меня это особо не смутило. Он рассказал, что у него есть дети от первого брака. Когда я пришла в качестве жены в новый дом, его сыновьям-двойняшкам Рамазану и Темирлану было по 10 лет. Отношения с детьми сразу сложились дружеские. Сейчас они уже взрослые. Первого недавно проводили в армию, он будет служить в городе Ош, а второй живет у своей мамы в Москве.

Мавлюда с детьми в школе

Почти все свадьбы жителей села Овчи проводятся на территории Таджикистана, поскольку мест для проведения свадебных банкетов в селе нет, а ехать в другие ближайшие города Кыргызстана далеко, и обходится это не дёшево.

Свадьба Мавлюбы и Рустама также прошла в таджикской туйхоне «Таджикистан» в соседнем Овчи Калъача.

Сейчас в семье Мавлюды и Рустама двое детей. Мальчишки Рамазан и Азизбек ходят в сельскую школу и учатся на кыргызском языке. Дома члены семьи общаются на любом удобном для них языке, поэтому дети, помимо кыргызского, знают русский и узбекский.

- Мне удобно общаться на узбекском и русском, - говорит Мавлюда. – И вообще после замужества у меня никогда не возникало проблем с языковым барьером. Когда начала работать в детском саду преподавателем русского языка, с коллегами и детьми общалась на русском, документацию тоже вела на нем. Ущемлений по национальному признаку тут абсолютно нет. Все давно привыкли к многонациональной среде.
Свадьба Мавлюды и Рустама. На заднем фоне - дворец Арбоб в Худжанде

Больная тема

Мавлюда говорит, что после конфликтов, которые время от времени случаются из-за спорных территорий, в результате которых закрывают границы, жителям приходится очень туго.

- Вы знаете, мы абсолютно все покупаем на рынках Согда, и продукты питания, и одежду, и ткани, и домашнюю утварь, - говорит девушка. – После закрытия границ на местных рынках в разы поднимаются цены на продукты и другие товары, что значительно бьёт по семейному бюджету. Помню, когда дети были маленькими, очень сложно приходилось с покупкой памперсов. А после того, как закрыли границу в результате последнего сентябрьского конфликта, цена за рис у нас сразу повысилась почти на 30 процентов, а ведь это главный ингредиент нашего национального блюда.

- Многое на таджикских рынках закупается из Бишкека, - подхватывает ее свекровь Амина. - И мы, живя в Кыргызстане, покупаем кыргызский товар на таджикских базарах, потому что там он дешевле. Вот такой вот парадокс, - смеётся женщина.

Она вспоминает, как сама торговала овощами и фруктами на местном рынке. Каждый день в три утра семья покупала сельхозпродукцию на колхозном базаре Панчшанбе. А еще женщина коробками закупала таджикский порошок «Барф» и сдавала в местную фабрику по пошиву дублёнок. Там этим порошком вымывали кожу.

Амина (в центре) на местном сельском рынке торгует таджикским товаром

- Вообще проблема с закрытыми границами для нашей семьи очень больная тема, - вздыхает Амина. – Мой муж родом из Каракалпакии - республики в составе Узбекистана. За последние 15 лет всего лишь один раз удалось навестить родственников. Мы ведь пересекаем границу через Таджикистан, так ближе. Сейчас, слава Богу, границу открыли, но и родственников то уже не осталось, да и мужа не стало в прошлом году…

«Кому нужны эти войны?»

В месяц несколько раз невестка Мавлюда ездит с детьми проведать родительский дом в Чорух-Дайроне.

- Когда случился очередной конфликт на границе, я три месяца не могла проведать родных. Сказать, как важны для меня эти встречи, просто невозможно. Там остались моя сестра с братом и племянниками, маму мы похоронили в этом году, - в глазах Мавлюды появляются слезы.

Со слов девушки раньше проходить границу одной с детьми без мужа было проще. Сейчас же кыргызские пограничники требуют разрешение на выезд от отца.

- Я понимаю, что это законодательно правильно при переходе любой границы. Однако это дополнительная волокита и лишние бумаги, ведь раньше такого никогда не было, - говорит Мавлюда.

В данный момент в семье работает только старший сын Амины. Он занимается ремонтом машин и различной техники. Мавлюда, проработав преподавателем в детском саду, уволилась.

Амина с сестрой, старшим сыном и внуками

- Сейчас свое педагогическое образование нужно подтверждать дипломом, - говорит девушка. – Я окончила худжандский педагогический колледж, а поступать в вуз сейчас пока нет возможности.

Амина давно на пенсии, которая составляет 3190 сом (примерно 450 сомони). Семья живёт не богато, но очень дружно.

- На все хватает, слава Богу, - говорит женщина. - Младший сын с семьей давно уже обосновался в России. Дочка тоже сейчас на заработках. Дети у меня хорошие, помогают, - говорит она.
Проводы внука в армию

- Моя родная сестра живёт в городе Бустон, - продолжает Амина. – Хотя мы видимся не так часто, но каждый раз, когда происходит очередной конфликт на границе, я сразу вспоминаю о сестре. После недавних трагических событий с перестрелкой и жертвами я все чаще думаю сменить место жительства и уехать к дочери в Россию. От этих бесконечных споров и делений территорий страдает мирное население, кому нужны эти войны? Они приносят за собой лишь разруху, страх за родных и слезы.

Материал подготовлен в рамках проекта «Гражданские журналисты», который проводится при поддержке Internews в рамках Центральноазиатской медиапрограммы CAMP.

Осенью нас модно читать в Telegram, Facebook, Instagram, Viber, Яндекс.Дзен и OK.