Ночь на Амстеле

Нидерланды. Амстердам. Энсхеде. Гаага. И Зволле.

Энсхеде.

Affordable, – говорит Кирилл, выбирая листья салата в магазине. К ценникам в евро привыкаешь быстро. Сегодня он будет готовить вегетарианский ужин. А еще мы договорились выпить пива у него на балконе.

На маленькой кухне, отворачиваясь от плиты, оказываешься возле холодильника. Пока я принимаю душ, ужин уже готов.

Сезонный вегетарианец, Кирилл сделал на вид что-то вкусное. Сидя на балкончике в провинциальном городке на самой границе, попивая пиво, я задумался о том, чтобы тоже стать вегетарианцем. Впервые за долгое время я мог смотреть на вещи без каких-либо мыслей.

Рабочий день в Энсехде начинается в девять утра и заканчивается в пять вечера. Приехав на последнем поезде, ты можешь зайти только в KFC. Кирилл живет в двух часах езды от Амстердама, мы часто приезжали ближе к полуночи, но ложились спать голодные – никакого фастфуда. Еще есть автоматы на станции, но отдавать два евро за бутылку воды кажется мне дикостью. Я уже привык к тому, что во всех домах вода из-под крана – питьевая.

Местные умеют отдыхать и пить. За все время ни разу не видел чересчур пьяного человека. Все знают меру. В пятницу вечером трудно найти свободное место в баре. Мы сидим на летнике, Кирилл пьет пиво, я – джин. Хочу жениться на местном сервисе, настолько он хорош. Оплачивая 20% за обслуживание – не жалеешь ни копейки. За соседнем столиком – девичник, за противоположным – парни поют традиционные песни, все подпевают.

В городке огромный выбор ресторанчиков. На специальной аллейке можно найти итальянскую, японскую, аргентинскую кухни. Мы выбираем между национальной и ливанской. Долго не могли выбрать. Подкинули монетку. Ливанская. И так мы поняли, что больше хотим местную. Я нигде не ел таких вкусных ребрышек. Дешевое домашнее вино, которое оказалось вкусным и разговоры о том, что мы будем делать в Амстердаме.

Амстердам.

Молодой и модный, Амстердам. Здесь все катаются на велосипедах. Транспортное средство не является меркой благосостояния, поэтому можно легко увидеть девушку в плаще Burberry и платке Hermes. А таксисты разъезжают на Tesla и Mercedes. В один момент мне показалось, что велосипедов на парковках больше, чем жителей. Оказывается, раз в полгода местная администрация отчищает паркинги от брошенных велосипедов.

Я не видел ни одной аварии, хотя плотность движения высокая. На маленьких улочках помещаются пешеходы, велосипедисты, трамваи и машины. Только и успеваешь, что уворачиваться от скутеров и кричать проезжающим велосипедистам: смотри, куда едешь! Но никто не обращает внимания – велосипедисты тут главнее пешеходов. Есть правило: не уворачивайся от велосипеда, он сам тебя объедет.

Каждые пару метров пахнет травкой. Я уже не замечаю этот запах, – говорит Кирилл после года жизни в Нидерландах. Если в Алма-Ате травку надо доставать нелегальным путем, то в Нидерландах все просто. Надо лишь зайти в coffee shop, – общепринятое название для места легального продажи и курения травки. Они есть на каждом углу, даже в небольших городках. После проверки удостоверения тебе протянут меню с огромным ассортиментом косяков с обозначениями: light, medium и hard. Цена начинается с одного-двух евро за самокрутку. Скорее всего, этим и объяснятся маленький выбор сигарет в магазинах. В таких кофейнях играет стильная музыка, Frank Ocean, Drake и Dua Lipa (как и по всему городу). Курят взрослые и подростки, мужчины и женщины. Тут это не считается чем-то сверхъестественным. Я взял light и medium.

Дизайн занимает особое место в жизни местных. Каждый домик отличается от другого. Одна общая деталь – витражные окна, за которыми кипит жизнь. Здесь не принято завешивать окна первых этажей, так что можно спокойно заглянуть внутрь и увидеть, насколько все стильно. Амстердам пропитан атмосферой искусства, почти на каждой улочке можно найти арт-галлерею или магазинчик с разными красивыми безделушками – благодаря этому дома обставлены с особой эстетикой. Видимо, этим занимаются мужчины, потому что они безумно следят за собой. Можно бесконечно смотреть на туристов с пакетами от H&M, проезжающие мимо велосипеды и местных мужчин, возводя их на пьедестал стиля.

Хоть страна и gay-friendly, довольно-таки трудно наткнуться на однополые парочки. Да, они здесь есть, но к ним нет ни призрения, ни внимания. Наравне со всеми остальными они показывают чувства: держатся за руки, обнимаются, целуются – живут счастливо. Меня больше поразило обилие межнациональных парочек. Если Казахстан – страна, где параллельно живет много национальностей, то Нидерланды – страна, где они живут вместе.

За пару дней местные приучили всегда и везде говорить danke и have a good day. Но мы все также одновременно говорим сука, когда ближайшие билеты на посещение дома Анны Франк будут только через месяц. Этот дом – одна из главных достопримечательностей города. Решили заесть обиду чем-нибудь вкусненьким. Случайно наткнулись на кафе со знаменитым яблочным пирогом. Взяли лимонада и сели вдоль канала. Рядом подсела парочка лесбиянок и в этот момент я понял: в любой другой стране мы с Кириллом – просто друзья, а тут, в глаза местных, мы можем быть той самой межнациональной парой. Размышляем о том, сколько стоит пришвартовать лодку на канале, приходим к общему мнению – дорого. Решили, что вечером покатаемся на пароме по Амстелу.

В газетном ларьке впервые в жизни наткнулся на журналы для геев. В музее современного искусства впервые увидел гендерно-нейтральный туалет.

Герб Амстердама – три вертикальных икса. Я узнал это, когда был на крыше здания, откуда видно весь город. На такой высоте мы выпили по бокалу белого вина и прокатились на местном аттракционе – качелях. Захватывающе. Спустившись, зашли в музей кинематографа. В сувенирной лавке я увидел книгу, посвященную Одри Хепберн. Не купил, ведь знал, что сегодня мы идем в клуб, а ночевать будем на вокзале. Я смотрю ей прямо в глаза и обещаю вернуться, хоть и подозреваю, что сделаю это во время следующей поездки. А так хотелось подарить его какой-нибудь девочке, которая без ума от нее. У меня даже был кое-кто на примете. Ну ничего, всему свое время.

Fuck, – говорит Кирилл, когда пачкается майонезом, – самым популярным соусом для местного фастфуда. Тут все едят картофель фри в кульке. За такую цену я бы купил целый мешок картошки на рынке, – до сих пор ругается мой друг, который скоро будет учиться в королевской академии искусств.

Привыкшие к wi-fi в поездах, ругаемся на пароход за его отсутствие. Одно дело смотреть на город с крыши, другое – будучи пешеходом, но совсем другое дело наблюдать за жизнью с лодки. Только сейчас заметил дома на воде – старые лодки, которые были переоборудованы под жилье. Жизнь на мутном Amstel отличается от Амстердамской. Тут она какая-то неторопливая. Бабушки и дедушки ухаживают за самодельными садами на корабликах. Молодые сидят в обнимку и смотрят на проплывающих мимо туристов. На реке уважают сигареты. Молодые и старые жители Amstel, предпочитают табак. Проплываем невдалеке от квартала красных фонарей.

За версту чувствуешь земляков, уверенные в себе, лезут под мопеды и велосипеды, что-то кричат им вдогонку. Я уже думаю как местный и называю туристов annoying. Единственное место, где часто можно услышать русский говор – улица красных фонарей. Толпа людей, девушки за стеклами и live-sex шоу. Несмотря на общее отсутствие стеснения на улице, щеки непроизвольно розовеют, когда проститутки мне подмигивают. Я ожидал немного другого, за полтора часа мы увидели только двух красивых проституток. Они стоят в окнах, и если кто-то хочет снять девушку, то он просто открывает окно и заходит прямо внутрь. Шторка закрывается – кто-то получает удовольствие, а кто-то зарабатывает деньги. Тут к проституткам нет пренебрежительного отношения, они не считаются низшей кастой общества. Такие же работяги, как и служащие банка. Обещаю себе вернуться сюда следующим летом. Покинув улицу красных, по привычке смотрю на все витрины с любопытством.

Paradiso, – так называется ночной клуб внутри здания церкви. Темно. На стене подсвеченные фиолетовым свечением витражи. Много туристов, потому что клуб активно советуют на Trip Advisor. Наверное, потому что там нет фейса. Заплати 15 евро и заходи.

Амстердам не спит. А мы после клуба решили поспать на станции. Поезда ходят строго по расписанию. Не смотри долго на людей, здесь это считается offensive, – предупреждает меня Кирилл. Особенно, когда ты так ужасно выглядишь. Для меня это было настоящим испытанием. Учитывая то, что тут много неординарных личностей и то, что все они очень стильные. Мы едем на тюльпановые поля. Не имеющие аналогов цветы, выведенные тут, в Нидерландах. Отсюда я закажу букет для невесты, ну или приеду и сворую, так что не волнуйся. Время почти шесть утра, а в поезде уже есть люди. Они, как и мы, не ложились спать или уже встали – непонятно.

Гаага.

Большая миска с хлопьями, вкусное молоко и растворимый кофе – снова встречаем утро в Энсхеде. Сосед Кирилла с третьего этажа работает в молочной компании. Я видел его только один раз. Украинец на Mercedes. Он снимает весь этаж. Путь в Гаагу был молчаливым, к четвертому дню пребывания в Нидерландах мы прошли пешком почти 80 км. Город встретил нас холодным ветром. Чувствуется близость северного моря. Мы приехали сюда ради двух вещей: большого маленького макета Нидерландов и побережья.

В мини Нидерландах жизнь насыщеннее, чем в Алма-Ате. Паромы, дороги и маленькие человечки передвигаются среди макетов. Прикольно, – говорит Кирилл, смотря на маленький Рюйксмузей. Усталые, мы идем в сторону побережья. По обеим сторонам растет зелень, каждый дворик наполнен разными цветами. Я уже не делаю заметки, просто наслаждаюсь прогулкой по пригороду Гааги. Домики, словно декорации, а местные жители, будто нарисованы. Вокруг тишина и лишь иногда по заросшим линиям проезжает трамвай.

Ветер. Вот мы и у пирса. Покупаем fish&chips и идем по побережью. Оно усыпано миллионами ракушек. Одну я даже забрал с собой, просто на память. Как всегда, мы в поиске туалета. Тут везде есть общественные кабинки. Fuck, – говорит Кирилл, потому что он не большой любитель таких уборных. Садимся на самом краю пирса, прячемся за невысоким маяком. У меня в наушниках играет Cigarettes After Sex. На душе – спокойно. Возле нас старичок ловит рыбку. Good luck, – говорит покрасневший от аллергии Кирилл. Старик у моря улыбается и одобрительно кивает.

Зволле.

Все наши многочисленные пересадки во время путешествий были в городе Зволле. Хоть мы были только на станции, я тоже засчитал его. Мы провели там слишком много времени, чтобы просто забыть про этот радушный городок.

Итог.

Почему Амстердам? Я еще не был в Европе. У меня есть свой человек в Нидерландах. Как я мог забыть про Lost в исполнении Frank Ocean:

Now you're lost

Lost in the heat of it all

Boy you know you're lost

Lost in the thrill of it all

Miami, Amsterdam

Tokyo, Spain, lost

Los Angeles, India

Lost on a train, lost