«Коза ностра» среди грядок. Почему мафия до сих пор контролирует продовольственную сферу в Италии?

by Back in Future...
«Коза ностра» среди грядок. Почему мафия до сих пор контролирует продовольственную сферу в Италии?

Кланы пытаются контролировать всю цепочку – от ферм до ресторанов

Фото: Nikola Bikar / Unsplash.com

Влияние итальянской мафии распространяется на самые разные сферы – от строительства до приема беженцев. Среди них и продовольственный сектор. Криминальные синдикаты стремятся контролировать его на всех уровнях – от ферм до магазинов и ресторанов. Для них это многомиллиардный бизнес, основанный на вымогательствемошенничестве и использовании нелегального труда. Некоторые из методов мало изменились за последние полтора века.

Для сицилийской «Коза ностра» сельское хозяйство – традиционный источник дохода. Легендарная мафия и начинала с того, что зарабатывала на покровительстве фермерам – и терроризировала тех, кто отказывался платить. С другой стороны, это и альтернатива другим сферам, где ее влияние сокращается – например, наркобизнесу, из которого ее вытесняет калабрийская «Ндрангета».

«Ситуация выглядит так, как будто “Коза ностра”, столкнувшись с кризисом, отступила в сельские районы, – говорит прокурор из Сицилии Серджо Лари. – Там, подальше от давления властей, которое они испытывают в больших городах, мафиози, похоже, ищут тихую гавань».

Истоки

Мафия на ⁠Сицилии ⁠стала распространяться во второй половине XIX века. На это повлияла ⁠ситуация в сельском хозяйстве – распад феодальной ⁠системы и рост числа частных землевладельцев. Другими факторами были рост ⁠бандитизма и отсутствие сильной центральной власти. ⁠Чтобы защитить свои угодья и скот, землевладельцы нанимали частную ⁠охрану – нередко среди тех же бандитов.

Такая охрана означала, что банда, представителей которой нанял владелец земли, не будет угрожать ему и может помочь – например, при возвращении украденного скота (по некоторым данным, ранняя мафия справлялась с возвращением скота гораздо лучше, чем полиция, владельцы получали похищенное в 95% случаев). С другой стороны, это поддерживало систему неформального покровительства, которое могло быть и вынужденным. По сути – рэкетом.

Фермерам, не платившим за защиту, угрожали не только воры, но и ранние мафиози, которые навязывали им защиту. «Мафия – это бедствие, которое мешает развитию сельского хозяйства, – сетовалодин из жителей Сицилии в конце XIX века. – Можно изменить экономическую политику, чтобы поддержать фермеров. Но какой в этом смысл, если мафия мешает им возделывать землю, похищает их скот и сжигает урожаи, потому что они отказываются платить?»

Одна из гипотез связывает распространение мафии с цитрусовым бумом – ростом спроса на лимоны, важную статью экспорта Сицилии в XIX веке. Во многом это было связано с открытием британского военного врача Джеймса Линда, установившего, что цитрусы помогают предотвратить цингу (лимонный сок стали закупать для британского флота, и Сицилия была одним из основных поставщиков, крупным покупателем лимонов позднее стали и Соединенные Штаты). Но фермеры, которые выращивали лимоны, столкнулись с повышенным риском – ценность фруктов и их уязвимость для воров создали благоприятную почву для рэкета. Исследователи, оценив данные конца XIX века, пришли к выводу, что мафия была более активна в тех районах, где росли цитрусовые.

Другая гипотеза полагает, что на рост мафии повлияло и отдельное событие – сильная засуха, с которой Сицилия столкнулась в 1893 году. От нее значительно пострадали как пшеница, которая была одним из главных предметов экспорта, так и другие культуры. Засуха ухудшила положение наемных работников и мелких фермеров, и это способствовало популярности социалистического движения, которое требовало улучшения условий труда для рабочих и пересмотра налогов. Крупные землевладельцы, столкнувшись с выступлениями социалистов, стали использовать против них частные отряды – раннюю мафию. Это способствовало росту ее влияния и, по сути, превращения в политическую силу.

Доходы

По примерным оценкам, доходы криминальных группировок в пищевой отрасли – около $23 млрд в год. В ряде регионов эти группировки контролируют производство и распространение молока, мяса, сыра, кофе, овощей и фруктов, им принадлежат – через подставные компании – тысячи баров и ресторанов (другие при этом сталкиваются с рэкетом). Они могут торговатьнекачественными продуктами или прибегать к мошенничеству (группировку «Ндрангета», в частности, обвиняли в афере с поставками якобы итальянского оливкового масла в США, которое в действительности было сделано из отходов, поступивших из стран Ближнего Востока). Многие зарабатывают на нелегальных рабочих, забирая у них часть доходов и нередко удерживая в положении, близком к рабскому.

«Все больше секторов в сельском хозяйстве испытывают влияние криминала», – отмечает глава аналитического центра Eurispes Джан Фара. По словам руководителя сельскохозяйственной ассоциации Италии Роберто Монкалво, преступные группировки считают эту отрасль одним из своих приоритетов. Легальные доходы из этой сферы могут использоваться мафией на других направлениях – для поддержки наркотрафика и торговли оружием.

Даже обычный кофе может стать инструментом вымогательства. Неаполитанская «Каморра» заставляет бары покупать по повышенным ценам кофейный бренд, производство которого контролирует клан Д'Алтерио. У тех, кто отказывается, могут отобрать бизнес. По сути, это разновидность рэкета, при этом доказать факт нарушения закона полиции сложнее. Со стороны это выглядит как обычная покупка кофе.

Некоторые действуют почти такими же методами, как их предшественники полтора-два века назад. «Коза ностра», стремясь усилить свое влияние в сельском хозяйстве, терроризирует фермеров, убивая скот и уничтожая посевы. У некоторых вымогают деньги, у других пытаются отобрать земли. Помимо собственно угодий группировку, как отмечалось, привлекают сельскохозяйственные субсидии со стороны ЕС.

Борьба

Все это вызывает сопротивление – в том числе неформальное. В Калабрии ассоциация, объединяющая органические фермерские хозяйства, помогает тем, кто сталкивается с давлением мафии – например, помогает восстанавливать уничтоженные рэкетирами оливковые плантации. При этом «Ндрангета», как отмечалиэксперты, сталкиваясь с такой реакцией, воздерживалась от более агрессивных мер, не желая привлекать к себе лишнее внимание властей.

В Палермо сотни предпринимателей, в том числе в продовольственной сфере, поддержали кампанию Addiopizzo (примерный перевод – «долой поборы»). Они демонстративно отказались платить мафии за покровительство, несмотря на давление и угрозы, выставив предупреждения на витринах магазинов и ресторанов. Сталкиваясь с рэкетом, они жалуются в полицию, и местная прокуратура утверждает, что такая тактика достаточно эффективна.

Кампания вызвала раздражение мафиози: в прессу попал монолог одного из осужденных авторитетов, который жаловался на тяжелые времена и на то, что новой смене бандитов пора «искать нормальную работу». В целом за последние годы доля предпринимателей на Сицилии, которые платят мафии, снизилась с 80% до половины, хотя размеры поборов выросли. С другой стороны, значительная часть платит криминальным группировкам добровольно, поскольку заинтересована в ответных услугах – сборе долгов и борьбе с конкурентами.

Михаил Тищенко Редактор Republic

November 14, 2018
Today