Что произойдет, если сортировка мусора станет обязательной?

Жителей Шанхая заставили сортировать все отходы. Это превратилось в огромную проблему

Раздельный сбор мусора в Шанхае. Фото: Reuters

В 2019 году в большинстве регионов России запустили «мусорную реформу». Предполагается, что благодаря ей меньше отходов будет попадать на свалки, больше – на переработку. Cейчас доля твердых бытовых отходов, поступающих на переработку, составляет менее 10%, национальный проект «Экология» предусматривает, что она может быть доведена до 60% к 2024 году. Представитель президента РФ по вопросам экологии Сергей Иванов признал, что российская реформа запоздала на десятки лет.

Правда, реформа ориентирована, в основном, на операторов, работающих с отходами, а не на обычных граждан. В Москве, например, к началу 2020 года во всех дворах появятся отдельные контейнеры для разных видов отходов. Но обязательной сортировка не будет – те, кто не захочет менять своих привычек, смогут поступать так же, как и прежде (если верить ВЦИОМ, бытовой мусор сортируют лишь около четверти россиян). «Заваривать мусоропроводы», как заявил недавно городской департамент жилищно-коммунального хозяйства, не планируется. Вводить штрафы или поощрения – тоже.

Власти некоторых стран, где налажена сортировка отходов пошли дальше. Там раздельный сбор мусора – правило, за соблюдением которого следят власти, а нарушителей штрафуют. Например, в Швеции, где перерабатывается около половины пластика и более 80% бумаги, попадающих в мусор.

Список таких стран недавно пополнил Китай, где в одном из крупных городов – Шанхае с населением в 26 млн человек – ввелиобязательную сортировку отходов. Это строго контролируется – возле контейнеров дежурят тысячи волонтеров, которые следят за соблюдением правил. Штраф за нарушение – до нескольких десятков долларов для горожан (до $70 тысяч для организаций). Всего за неделю после того, как появились правила, были оштрафованы около 200 человек.

Что происходит, ⁠когда ⁠сортировка становится обязательной? Для многих жителей Шанхая, не привыкших к этому, ⁠обычный выброс мусора превратился в проблему ⁠– некоторые отходы приходится отделять вручную, а разобраться, как именно их ⁠сортировать, оказалось не так просто.

Куриные ⁠кости, например, надо выбрасывать в контейнер для «влажных отходов», ⁠свиные кости – в контейнер для «сухих отходов». Одни батарейки считаются «опасными отходами», другие – нет. Тема – и связанные с ней жалобы – стала одной из самых популярных в местных социальных сетях. «Каждый день люди просыпаются с вопросом: как сегодня разбираться с мусором, – написал один из пользователей. – Из-за этой сортировки у жителей Шанхая просто голова идет кругом».

Почему это стало важным?

В прошлом тема экологии в Китае, как правило, отступала на фоне экономического роста. Но в последнее десятилетие власти признали ее актуальность. Несколько лет назад правительство назвало экологическую ситуацию «мрачной», отметив значительное загрязнение воды, почвы и воздуха (смог покрывал территории, на которых проживали миллионы людей). От чиновников на местах потребовали добиться снижения вредных выбросов в атмосферу – под угрозой увольнения. Лидер КНР Си Цзиньпин призвал ускорить создание «экологической цивилизации», заявив, что принципиальные результаты должны быть достигнуты к 2035 году.

Это коснулось и мусора. До недавнего времени Китай был мировым лидером по импорту мусора, подлежащего переработке (в 2016 году только пластиковых отходов туда было ввезено около 7,3 млн тонн), часть его – например, сломанная электроника – попадала в страну контрабандой. Но в прошлом году эту практику свернули (что вызвало проблемы у тех стран, которые привыкли полагаться на такой способ избавления от отходов).

Власти попытались наладить и утилизацию мусора внутри страны. Крупный город – например, Шанхай или Пекин – может производитьдо 20 тысяч тонн твердых бытовых отходов в день. И часть их может попадать на нелегальные свалки. Большинство жителей сортировкой не занимается, хотя некоторые и превращают это в заработок, выискивая в контейнерах то, что может быть переработано, и отвозяна пункты приема. При опросе, проведенном правительством, более 90% согласились, что разделение отходов важно, но лишь 30% признались, что поступают так сами.

Сейчас Китай – один из мировых лидеров по производству твердых бытовых отходов. К 2030 году, по прогнозам Всемирного банка, по этому показателю он может вдвое превзойти США. В стране строятся новые мусоросжигательные заводы, но этим недовольны жители, опасающиеся загрязнения воздуха (недавно после протестов в Ухане, городе в центральной части КНР, власти отказались от планов по строительству такого объекта). Кампании по сортировке мусора в крупных городах запускались раньше, но особых результатов не принесли. Как отмечали экологические активисты, нередко они не были обеспечены необходимой инфраструктурой – даже если люди бросали мусор в отдельные контейнеры, отходы забирал обычный мусоровоз, где они все равно смешивались.

Как это реализовали?

В Шанхае власти положились не столько на агитацию, сколько на принуждение и контроль (за соблюдением правил следят полиция и «социальные инспекторы»). От чиновников на местах потребовали конкретных результатов. Как отметил представитель правительства, сортировка мусора стала для них «политической задачей». Лидер КНР заявил, что раздельное выбрасывание мусора должно превратиться в привычку.

Шанхай – лишь первый этап. В дальнейшем систему планируется распространить на другие города. К 2025 году, по планамправительства, она должна действовать по всей стране. Долю переработки отходов в городах правительство рассчитывает довести до 35% (сейчас она составляет, в среднем, около 20%).

«Это можно назвать авторитарной экологией, – отмечает Джеффри Чун-Фун Чень, лектор Цзяотун-Ливерпульского университета. – Это не движение в защиту окружающей среды, запущенное снизу. Это нечто вроде экологической диктатуры, которая, впрочем, может приносить результаты».

Жители подчиняются, но жалуются на трудности. Обычные отходы, которые выбрасывали не глядя, теперь требуют больше внимания. «С этим теперь столько возни», – говорит местный торговец, который, выбрасывая испортившиеся фрукты, теперь должен сначала снять с них пластиковую упаковку. То же самое – с остатками еды, которые люди привыкли выбрасывать в пластиковых мешках (теперь сами отходы надо выбрасывать в один контейнер, мешок от них – в другой). При этом власти убрали контейнеры, установленные возле домов – люди относят мусор на пункты приема, где дежурят контролеры.

Общие правила сортировки известны. Но жители, не привыкшие к этому, все равно сталкиваются с проблемами, пытаясь разделить по категориям привычные вещи. Возникают вопросы, в какой контейнер, например, отправить капустные листья – для «сухих» или «влажных» отходов? Одни полагаются на приложения с советами по сортировке. Другие, не желая возиться с этим сами, платят службампо вывозу отходов. Некоторые, приходя на пункты приема, срывают раздражение на контролерах. Одну из местных жительниц недавно задержали, после того как напала на активистку, указывавшую ей, как нужно сортировать отходы. В целом, несмотря на результаты, достигнутые административными методами в Шанхае, как считает руководитель Института экономики переработки отходов Ду Хуаньчжэн, понадобится много времени, чтобы модель заработала по всей стране. «В Японии сменилось поколение, прежде чем там наладили эффективную систему сортировки, – отмечает он. – Едва ли стоит ожидать, что мы добьемся успеха в течение нескольких лет».

Михаил Тищенко

Редактор Republic