Образовательные кредиты в США приближаются к $1,6 трлн, большая их часть вряд ли будет возвращена

Как связаны между собой американские кредиты на высшее образование, холодная война и растениеводство в России и на Украине

Выпускники в Гарвардском университете в Кембридже, штат Массачусетс. Фото: Brian Snyder / Reuters

Средняя стоимость 4-летнего обучения в американском колледже в 2018 году составляла $104 480, то есть в два раза больше, чем, например, в 1989-м ($52 892 с поправкой на инфляцию). Каждый год стоимость образования возрастала на 2,6%, при этом зарплаты росли всего лишь на 0,3%. Однако 6 из 10 американцев считают, что такая высокая стоимость оправданна: в США высшее образование позволяет заработать в среднем на 75% больше денег за жизнь, чем только школьный диплом. Качество американского высшего образования признается во всем мире: в первой десятке практически любого мирового рейтинга университетов американские вузы занимают половину мест. Неудивительно, что в 2018 году 7 из 10 студентов обучались на взятые в кредит деньги.

Чаще всего кредиты на образование берут выходцы из обеспеченных семей (доход больше $97 тысяч в год) – на их долю приходится 34% всего долга за образование. Меньше всего – 11% от общего долга – составляют кредиты выходцев из бедных семей с доходом меньше $27 тысяч в год. Почти две трети из всей суммы – $900 млрд – должны женщины: в среднем каждая из них должна за образование на $2700 больше, чем мужчина.

Процентные ставки для государственных кредитов на образование довольно высоки: от 5 до 7,5%, (для сравнения: кредитные ставки для займов на недвижимость – всего 4,3%). При этом объявить себя банкротом и перестать выплачивать кредит на образование в США практически невозможно – хотя банкротство может позволить перестать выплачивать долги за машину или жилье.

Существует серия государственных программ, которые, теоретически, должны облегчать выплаты по образовательным кредитам, однако на практике они чаще всего не работают. Например, по программе 2007 года, запущенной Бушем-младшим, часть долгов за образование могут списать, если человек работает на государственной службе. За время ее существования заявки подали 30 тысяч человек, но удовлетворили только 96 из них.

В данный момент около 10% кредитов (или 4,7 млн человек) находится в дефолте: это означает, что каждый десятый заемщик не делал выплат по кредиту более 9 месяцев. В таком случае кредит передается третьим лицам – то есть коллекторам, а неплатежеспособному заемщику понижают кредитный рейтинг. Низкий кредитный рейтинг лишает человека программ государственной поддержки и возможности взять кредит на жилье, для него повышают процентную ставку по другим уже существующим кредитам, а в некоторых случаях он может потерять работу.

Только 58% американских ⁠студентов ⁠заканчивают 4-летнюю программу обучения в течение шести лет после поступления, ⁠а треть вообще никогда не заканчивает ⁠обучения. Почти половина студентов вынуждена оплачивать дополнительные годы обучения, ⁠снова занимая деньги у государства. А те, ⁠кто бросает колледж вообще, попадают в самое незавидное положение: кредит ⁠за образование им все же придется выплатить, но финансовых преимуществ диплома о высшем образовании им не видать. И таких людей множество: за один только 2016 год колледж бросили 3,9 млн студентов с суммарным долгом в $28 млрд. Вероятность дефолта по кредиту на незаконченное образование возрастает в два раза.

Как появилось кредитование образования

Государственное кредитование образования в США имеет прямое отношение к холодной войне. 4 октября 1957 года СССР запустил в космос первый искусственный спутник Земли – и это стало первой победой Союза в космической гонке с США. В ответ Соединенные Штаты создали аэрокосмическое ведомство NASA, а в Министерстве обороны появилось Управление перспективных исследовательских проектов DARPA. Тогда же впервые начали выдавать государственные кредиты на обучение студентам из малоимущих семей: правительство президента Эйзенхауэра рассчитывало, что это поможет увеличить количество молодых специалистов в сферах точных наук, чтобы догнать и обогнать СССР.

Вплоть до 1990-х правительство в основном занималось обеспечением кредитов, которые выдавались частными финансовыми учреждениями. Администрация Билла Клинтона в 1993 году начала выдавать прямые государственные кредиты на образование, и к моменту финансового кризиса 2008 года долг американцев перед правительством за обучение в вузах составлял скромные $140 млрд. Но после кризиса ситуация с прямыми государственными кредитами ушла в крутое пике: к 2018 году 44 млн американцев были должны правительству уже в десять раз больше – около $1,5 трлн (это примерно как весь ВВП России). Теперь, согласно докладу Министерства финансов США, студенческие займы на образование составляют 36,8% всех государственных активов.

По прогнозам специалистов, ситуация продолжит ухудшаться с невероятной скоростью: к 2022 году сумма задолженности возрастет до $2 трлн, при этом около 40% кредитов будут находится в состоянии дефолта. Такие перспективы заставляют некоторых экономистов говорить о кредитном финансовом пузыре, подобном тому, что лопнул в 2008 году: тогда проблема была в махинациях с ипотечными кредитами – а теперь в заведомо провальных кредитах на образование. Сходства добавляет череда судебных исков против финансовых компаний, выступающих посредниками между государством и гражданами: их обвиняют в том, что с помощью дезинформации и агрессивного маркетинга они завлекают в долговые обязательства заведомо неплатежеспособных клиентов.

Как устроены университеты в США

Американские колледжи и университеты делятся на три вида: общественные (14 млн поступивших в 2016 году), коммерческие (1,4 млн) и некоммерческие вузы (4 млн).

Коммерческие вузы – самый плохой вариант инвестиций в высшее образование. Пройдя курс по одному из предметов, каждый американский студент получает некоторое количество баллов, или «зачетных единиц Карнеги». Но 94% баллов, полученных в коммерческих вузах, не будут перезасчитаны при переходе в общественный колледж, а при переходе в другой коммерческий вуз в среднем будут недействительными 83% баллов. Только каждый пятый студент такого вуза успевает закончить 4-летнюю программу обучения за 6 лет. Образовательные кредиты есть у 88% выпускников коммерческих вузов, при этом они же составляют большинство должников с кредитами в состоянии дефолта.

Парадоксально, но факт: несмотря на то, что в коммерческих вузах обучение стоит дороже, чем в общественных колледжах, именно туда чаще всего идут люди из самых малообеспеченных семей (50% студентов). Это объясняется менее строгими академическими требованиями к абитуриентам, а также агрессивным и часто обманным маркетингом самих вузов, которые из-за своих махинаций не отличаются живучестью: подавляющее большинство закрывшихся с 2013 года вузов (95,5%) – именно коммерческие. При этом, разумеется, выпускники коммерческих вузов в среднем зарабатывают меньше, чем выпускники некоммерческих.

Общественные колледжи – самые популярные вузы в США. В 2018 году в них поступили 14,6 млн абитуриентов. Обучение в них дешевле, чем в других вузах, и все же 66% студентов выпускается с долгами, а кредиты на обучение в этих вузах составляют около 45% от всех кредитов на образование. Общественные вузы – некоммерческие организации: большая часть их финансирования приходит из бюджетов штатов, в которых они находятся, поэтому для абитуриентов из других штатов обучение чаще всего стоит дороже, чем для местных.

Самое лучшее образование предоставляют частные некоммерческие вузы. В их числе – все университеты из Лиги Плюща, в том числе Стэнфорд, Гарвард, Массачусетский технологический институт и прочие обитатели списков лучших университетов мира. Критики часто называют их университетами для богатых: стоимость обучения в них выше, чем в общественных колледжах, однако они часто предлагают своим студентам гранты и стипендии, покрывающие значительную часть цены за обучение. Получается, что самую значительную финансовую помощь в США оказывают самым обеспеченным студентам. И все же 75% студентов заканчивают эти вузы с долгами за обучение.

Формально в частные некоммерческие заведения может поступить почти любой желающий, однако их руководство не скрывает, что в счет идут не только академические успехи абитуриента, но и другие факторы, в числе которых – частные пожертвования на развитие университета. В большинстве ведущих частных колледжей есть специальные фонды, состоящие из таких пожертвований, и специальный персонал, который обслуживает и руководит их капиталами. В 2018 году суммарный объем таких фондов составил $616 млрд, а у одного только Гарвардского университета на счету $39,2 млрд.

Ирония заключается в том, что хотя Гарвард и подобные ему вузы считаются некоммерческими организациями, их фонды занимаются именно коммерческой деятельностью. На стипендии гарвардским студентам и преподавателям, строительство новых учебных зданий, модернизацию оборудования и прочие расходы на развитие процесса обучения уходит только около 5% средств фонда в год. Куда идут 95% этих денег? Их вкладывают в хедж-фонды, акции, облигации и недвижимость. К примеру, Гарварду принадлежат виноградники, фермы, хлопковые и соевые плантации по всему миру: 21 тысяча га в Южной Африке, 294 тысячи га в Бразилии и не только.

Интересно, что через компанию NCH Capital Гарвард инвестировал порядка $150 млн в покупку земель в России и на Украине в период с 2009 по 2016 год. Эти сделки достаточно сложно отследить, так как они проводятся через третьи компании, расположенные в офшорной зоне на Каймановых островах. Гарварду принадлежит 59% сельскохозяйственного фонда NCH, который, в свою очередь, владеет 58 крупными фермами в России и на Украине общей площадью более 490 тысяч га. Эти земли обрабатываются двумя другими отделениями NCH Capital: вторым по величине растениеводческим агрохолдингом на Украине «Агропросперис» и одним из крупнейших агрохолдингов в России – группой компаний «АгроТерра». Вместе они производят более 4 млн тонн зерновых и масличных культур в год.

Кто заплатит по счетам

Хотя в вузы к 2025 году будет поступать уже на 15% меньше абитуриентов, задолженность все равно будет увеличиваться – из-за ожидаемого роста цен на образование.

72% американцев поддерживают идею бесплатного образования, особенно женщины от 18 до 44 лет, латиноамериканцы и афроамериканцы, демократы и частично занятые – в каждой из этих групп за бесплатные вузы выступает больше 80% процентов. Такая статистика не могла пройти незамеченной мимо политиков: вопросы бесплатного образования и аннулирования задолженности американцев за обучение стали одной из самых популярных тем среди кандидатов в президенты в 2020 году от демократической партии. Практически все кандидаты в той или иной форме поддерживают идею бесплатного обучения и прощения прошлых долгов за обучение, а самые радикальные предложения, как обычно, выдвигают Элизабет Уоррен и Берни Сандерс.

Сенатор Уоррен предлагает простить до $50 тысяч по всем прошлым кредитам на обучение для семей с доходом меньше $100 тысяч в год. План Сандерса еще радикальнее: он предлагает простить все $1,5 трлн студенческих задолженностей. В дальнейшем Сандерс хочет понизить процентную ставку для будущих займов на образование (которая сейчас доходит до 8,5%), но не предлагает сделать образование вообще бесплатным. По его расчетам, такая программа обойдется государственному бюджету в $2,2 трлн за последующие 10 лет. Откуда Сандерс планирует взять такие деньги? Он хочет обложить воротил с Уолл-стрит повышенными налогами. Пока что этот план выглядит как фантастический.

Политики кормят избирателей обещаниями, а обычные должники тем временем готовятся к худшему – в длительной перспективе общая закредитованность и низкая платежеспособность по этим кредитам приведут к тому, что сегодняшние выпускники смогут позволить себе выйти на пенсию только к 72 годам (сегодня на пенсию выходят в среднем в 66 лет). Каждый десятый выпускник вуза считает, что у него никогда не будет возможности выйти на пенсию, если не произойдет чудо.

Сергей Жданов

журналист