Как мы научились тратить меньше, а производить больше

Капитализм, технический прогресс, образованное общество и адекватное правительство – что еще нужно, чтобы спокойно встретить светлое будущее?

Сталелитейный завод в Бетлхейме (акварель Джозефа Пиннела, 1881). Сегодня нам трудно воспринять подобный пейзаж как образ прогресса и процветания.
О новой книге Эндрю Макафи More from Less: The Surprising Story of How We Learned to Prosper Using Fewer Resources ― and What Happens Next (Scribner, октябрь 2019)

Эндрю Макафи – главный научный сотрудник Слоуновской школы в Массачусетском технологическом институте, сооснователь Инициативы по цифровой экономике МТИ, автор и соавтор множества научных статей и нескольких книг; некоторые из них (вот и вот) переведены на русский язык.

Макафи принадлежит к школе безусловных технологических оптимистов, исповедующих веру в то, что технологический и информационный прогресс и связанная с ним «дематериализация» экономики неизбежно приведут к глобальному процветанию.

Ирвинг Владавски-Бергер – коллега Макафи по Слоуновской школе, научный сотрудник «Инициативы». До прихода в МТИ много лет работал в IBM, где возглавлял совет директоров Академии IBM и отвечал за «раннее распознавание перспективных новых технологий на рынке и разработку соответствующих маркетинговых инструментов».

На днях Владавски-Бергер опубликовал в своем блоге краткий обзор новой книги Макафи «Больше из меньшего: неожиданная история того, как мы научились процветать, используя меньше ресурсов, и что будет дальше». С любезного разрешения Ирвинга мы публикуем русский перевод его колонки.

«Мы наконец-то ⁠поняли, ⁠как нам следует действовать, чтобы наносить меньший урон нашей ⁠планете. И сейчас самое время для ⁠такого понимания, – пишет Эндрю Макафи в предисловии к своей новой книге. ⁠– На протяжении почти всей истории ⁠человечества наше процветание было тесно связано с нашей способностью ⁠извлекать ресурсы из планеты, поэтому по мере того как человечество становилось все более многочисленным и богатым, мы неизбежно потребляли всё больше и больше: больше минералов, больше ископаемого топлива, больше сельскохозяйственной земли, больше леса, больше воды и так далее. Но скоро все будет иначе. В последние годы мы стали свидетелями рождения принципиально иной модели, которую можно назвать “больше из меньшего” (more from less)».

Откуда взялся этот новый паттерн? Макафи дает провокационный ответ: важнейшие силы, которые стоят за этими изменениями, – технический прогресс и капитализм.

Этот вывод может показаться неожиданным и даже привести в замешательство (Кристин Лагард в выносе на обложке называет книгу «поистине контринтуитивной!»). Разве технический прогресс и капитализм – это не те же самые силы, которые в последние два столетия и привели к колоссальному увеличению потребления и пожиранию ресурсов в ущерб окружающей среде? Разве наше процветание в индустриальную эпоху не было построено на том, что мы хищнически вырубали леса, извлекали из недр ископаемое топливо, убивали животных и отравляли воздух и воду нашей планеты?

Разумеется, мы все это творили, признает Макафи, однако сегодня у нас есть возможность перевернуть страницу. И мы ее практически уже перевернули, причем нам даже не пришлось для этого идти на какие-либо болезненные компромиссы между нашим материальным процветанием и здоровьем нашей планеты. Дело в том, что мы пришли к новому типу взаимодействия технического прогресса с капитализмом, и это взаимодействие способно полностью удовлетворить большинство человеческих желаний и потребностей.

Сам капитализм по сути своей не изменился: невзирая на непрерывные потрясения последних десяти с лишним лет, он продолжает победно распространяться по планете. Однако природа технического прогресса изменилась коренным образом: «Мы изобрели компьютер, интернет и целый набор других цифровых технологий, – объясняет Макафи, – которые позволили нам дематериализовать наше потребление».

Сейчас мы производим и потребляем всё больше и больше, но при этом забираем у планеты всё меньше и меньше. Это произошло потому, что цифровые технологии обеспечили нам принципиально новый способ экономии ресурсов: мы заменили атомы битами, а поскольку одна из важнейших характеристик капитализма – это непрерывное давление в направлении сокращения расходов (cost pressure), то движение в сторону материализации становится неизбежным для любого бизнеса.

Книга Макафи, в сущности, представляет собой развернутые ответы на несколько ключевых вопросов о благополучии человечества, благополучии природы и о взаимной зависимости между ними. Позвольте мне дать краткий обзор этих ответов.

Как рост совокупного богатства человечества отразился на наших отношениях с планетой? История глобального процветания теснейшим образом связана с темпами роста населения. Эта история знала несколько периодов. Первый этап был очень длительным – с доисторических времен до начала XIX века, – и в этот период ежегодный прирост населения был очень низким, значительно ниже 1%. В течение большей части этого бесконечно долгого времени подавляющее большинство людей выживало на грани голода, и население той или иной территории было ограничено количеством людей, которых она могла прокормить. К началу XIX столетия численность мирового населения достигла отметки в 1 млрд.

Затем наступил период быстрого прироста населения. Новые технологии, возникшие в эпоху промышленной революции, привели к повышению уровня жизни и значительному улучшению здравоохранения. Предыдущие ограничения роста и процветания были в значительной степени преодолены. Численность мирового населения достигла двух миллиардов в конце 1920-х годов, затем выросла до 4 млрд в середине 1970-х и, наконец, вышла на отметку 6 млрд в 2000 году. Эти темпы особенно быстро росли в XX веке, достигнув пика (около 2,1% в год) в 1960-х годах, однако затем начали последовательно снижаться.

Тем не менее, индустриальная эра оставила очень тяжелые рубцы на нашей планете, пишет Макафи:

Мы извлекали из нее все больше ресурсов, пока не поставили многие биологические виды на грань исчезновения (или даже заставили их перейти эту грань) и в невероятной степени загрязнили воздух, землю и воду. По мере того как численность населения продолжала расти, этот вред все больше накапливался, пока нам не пришлось поверить, что сам наш вид как таковой представляет собой огромную угрозу для планеты.

Что происходит сейчас? В настоящее вр��мя разворачивается третий период роста глобального населения, для которого характерны гораздо более медленные темпы. Сегодня человечество насчитывает примерно 7,7 миллиарда человек, а ежегодный прирост составляет 1,1%. Ожидается, что численность мирового населения достигнет пика к концу текущего столетия. Согласно медианным прогнозам Отдела народонаселения ООН, в 2050 году на Земле будут жить 9,8 миллиарда человек (темп прироста 0,5%), а примерно в 2100 году мы выйдем на уровень около 11,2 млрд, но темп прироста сократится всего до 0,1% в год.

Тем временем уровень жизни, измеряемый показателем ВВП на душу населения, растет во всем мире. Данные Всемирного банка и других источников показывают, что общий мировой ВВП на душу населения вырос с менее чем USD 500 в 1960 году до более чем USD 11 000 в 2018-м (обе цифры в долларах 2018 года). Но хотя процветание неуклонно растет, потребление ресурсов в большинстве стран с развитой экономикой, в том числе в США, начало снижаться.

В настоящее время Соединенные Штаты, как правило, из года в год используют все меньше металла, удобрений, воды, бумаги и древесины, а также энергии – даже при том, что производство растет.

Это явление известно как дематериализация экономики, и оно подводит нас к тому, что я бы назвал «вторым Просвещением». Короче говоря, США сегодня в самом буквальном смысле получают больше от меньшего; страна уже прошла пик потребления ресурсов и других видов эксплуатации окружающей среды. Подобные тренды наблюдаются в других богатых странах.

Почему происходят изменения? Дематериализация экономики – это по большей части результат взаимодействия технического прогресса и капитализма. ИТ, интернет, мобильные устройства и другие передовые технологии позволяют компаниям делать все больше с меньшими затратами. В то же время конкурентное давление глобального капитализма заставляет компании использовать эти технологии, чтобы увеличить доходы и прибыль, становиться более эффективными и снижать затраты – то есть опять же производить больше из меньшего.

Однако сами по себе капитализм и технический прогресс не способны решить наши экологические проблемы. Они плохо справляются с загрязнением окружающей среды – негативным побочным эффектом многих видов экономической деятельности, – и они не щадят находящихся под угрозой исчезновения животных. Нужна еще одна пара сил: осведомленность общественности и правительство, готовое прислушаться и начать действовать:

Вместе капитализм, технический прогресс, осведомленность общественности и правительство, готовое реагировать – вот четыре всадника оптимизма. Когда все они в сборе, мы способны обращаться с нашей планетой лучше, чем когда-либо до сих пор.

Каковы будут последствия этих изменений? Так называемые четыре всадника вызовут важные изменения во всем мире, и некоторые из них будут несомненно положительными, но некоторые – отрицательными:

  • Последует значительное улучшение ситуации – как для человечества, так и для природы. В последние несколько десятилетий благополучие человечества незаметно, но неуклонно растет, включая увеличение продолжительности жизни; бедность, материнская и детская смертность сокращаются во всем мире; все большее число людей получают лучший доступ к знаниям, образованию, пище, чистой воде и санитарии.
  • Повысится концентрация богатства и возрастет неравенство. В то время как капитализм и технический прогресс позволяют нам делать больше с меньшими затратами, они также приводят к росту экономического неравенства, поскольку их преимущества сосредоточены лишь в нескольких регионах, а их выгодами могут воспользоваться не все компании и люди в мире.
  • Усилится разобщенность. Сокращение социального взаимодействия и общения уже сегодня вызывает большую тревогу, поскольку ведет к распространению депрессии и усилению политической поляризации.

Что нас ждет в будущем? По-видимому, описанные выше процессы будут развиваться и дальше. Есть все основания полагать, что капитализм и технический прогресс приведут к углублению и расширению дематериализации. Через десять лет Америка и, вероятно, другие развитые страны будут использовать гораздо меньше ресурсов, чем сегодня – независимо от того, насколько вырастут за эти годы население и экономика.

Что необходимо уже сегодня делать по-другому? Есть два неотложных приоритета: сократить выбросы парниковых газов и обратить вспять разобщенность людей и снижение социального капитала, которое мы наблюдаем во многих сообществах:

Наша планета становится все более горячей, а люди – все более холодными; и то и другое вряд ли полезно для глобального здоровья. Правительства, компании, благотворительные организации, а также семьи и отдельные лица – все они и каждый по отдельности могут и должны сыграть свою роль в том, чтобы рост нашего благосостояния не мешал благополучию нашей планеты.

Перевел Александр Туров.

Ирвинг Владавски-Бергер